ВКД

Справка по ВКД выполненному 23 июля 2007 года

Дата: 23.07.2007

Выходящий космонавт: ANDERSON Clayton, ЮРЧИХИН Фёдор

Продолжительность: 7 час 41 мин

Шлюз: Quest (МКС-15)

Скафандр: EMU №3008, №3006

Основные задачи выхода:

1. Монтаж стойки VSSA на секции Р1 Основной фермы;

2. Переконфигурация питания блока антенн S-диапазона SASA на секции Z1;

3. Замена модуля дистанционных контроллеров питания RPCM на секции SO;

4. Демонтаж и выбрасывание держателя стоек FSE и бака с аммиаком EAS;

5. Очистка надирного механизма пристыковки СВМ модуля Unity.

Дополнительные задачи выхода:

1. Перенос сумки со вспомогательным оборудованием с Р6 на Z1;

2. Демонтаж антенны GPS №4 на SO;

3. Откручивание болтов на двух коробах для жидкостных магистралей на S0.

Описание: ВКД длилась на час больше запланированных 6 час 35 мин, но зато космонавтам удалось выполнить все основные и дополнительные задачи.

Этот выход по американской программе получил индекс EVA-9. К одной из его главных и интересных целей - выкидыванию крупногабаритного оборудования - специалисты NASA готовились целый год! А Клейтону и Федору пришлось четырежды тренироваться вместе в гидробассейне лаборатории NBL в Хьюстоне. В ЦУП-Х в течение ВКД на связи с экипажем был астронавт NASA 19-го набора Кристофер Кэссиди, который напоминал порядок действий и снабжал ценными советами.

Андерсон, обозначенный EV-1 в циклограмме выхода, использовал скафандр EMU №3008 с красными полосками, а Юрчихин (EV-2) - EMU №3006 (полностью белый). Данные скафандры находятся на МКС уже более года. Сейчас срок эксплуатации EMU на орбите без наземного обслуживания составляет 2 года либо 25 выходов. Но к концу июля его собираются увеличить до трех лет, а к концу 2010 г. - до шести! Также предлагается сделать штатным ремонт EMU на станции. А причина этого проста: с прекращением полетов шаттлов практически теряется возможность доставки новых и возвращения старых скафандров...

Перед выходом бортинженер-1 Олег Котов посодействовал коллегам в надевании скафандров и установке на них устройств самоспасения SAFER, «запихнул» астронавтов в тесный отсек экипажа ШО Quest и после закрытия люка проконтролировал «многоступенчатый» процесс разгерметизации.

Клейтон открыл выходной люк «Квеста» в 10:23 UTC, а с переключением скафандров на автономное питание в 10:24 UTC (на 6 мин раньше плана) ВКД официально началась. Для Андерсона это был первый выход, а для Юрчихина - третий (предыдущие два он совершил с Котовым в мае-июне). Кстати, Федор стал всего лишь четвертым россиянином, выходящим в американском скафандре.

В 10:34 бортинженер-2 покинул ШО, и командир передал ему две сумки (с инструментом и новым блоком RPCM). «Федор, выходи наружу поиграть», - пригласил Клейтон, и в 10:44 тот присоединился к напарнику.

В ходе ВКД после выполнения каждой из задач космонавты осматривали перчатки скафандров. Дело в том, что в третьем выходе STS-116 в верхнем слое правой перчатки Роберта Кёрбима образовалась дырка длиной почти 2 см...

Астронавты перешли на грузовую платформу ESP-2, установленную на «Квесте», и в 11:02 Федор гайковертом PGT открутил последнюю стойку VSSA от держателя FSE. На FSE изначально располагалось четыре VSSA (массой 23 кг каждая), три из которых уже сняты и «разбросаны» по секциям Основной фермы. В 11:20 Андерсон поставил VSSA на порт СР-7 на правом конце Р1 и удерживал ее в вертикальном положении, пока Юрчихин заворачивал болт. В будущем на стойке будет смонтирована видеокамера ETVCG.

В 11:37 американец приступил к переконфигурации питания блока антенн S-диапазона SASA на Z1. Так как запитывание нагревателей блока SASA и бака EAS осуществлялось по одним и тем же кабелям, то перед выкидыванием бака требовалось путем стыковок и отстыковок разъемов обесточить EAS, но в то же время сохранить питание SASA.

Россиянин в 11:47 заменил неисправный модуль дистанционных контроллеров питания RPCM S04B-F на S0. Вследствие его отказа 25 июня перестало поступать электропитание на один из двух нагревателей мобильного транспортера МТ, а специалисты NASA предпочитают, чтобы оба нагревателя были работоспособными при передвижении МТ вдоль фермы. Как установлено, неисправность RPCM связана с отказом гибридного полевого транзистора. В 11:59 Земля подтвердила функционирование нового модуля, а доказательством этого стало перемещение МТ 30 июля на рабочую станцию WS1 (в положение, необходимое для миссии STS-118).

В 12:25 бортинженер-2, захватив «якорь» (фиксатор ступней) APFR с секции Z1, добрался до платформы ESP-2. Здесь ему и командиру предстояло демонтировать с последующим выбрасыванием сборку, состоящую из держателя стоек FSE и подставки (механизма прикрепления) EFRAM, общей массой 96 кг и размерами 1.4x1.2x0.9 м. Держатель нужно было выкинуть, потому стоек на нем уже не осталось, и это устройство лишь занимало место.

В 12:29 Олег Котов пододвинул конец манипулятора SSRMS к ESP-2. Клейтон поставил якорь на SSRMS и в 12:48 вошел в него. Вместе с Федором он открутил четыре болта, удерживающие сборку на платформе. Затем Андерсон схватил руками поручни на EFRAM, и в 13:00 Котов отвел всю «комбинацию» от ESP-2.

«Кто бы подумал, что ребенок из Небраски (Клейтон родился в этом штате.) будет заниматься чем-то вроде этого», -прокомментировал американец, когда Олег перемещал его на манипуляторе.

В 13:15 конец SSRMS с висящим вверх ногами Андерсоном достиг позиции позади и ниже станции для отбрасывания сборки против вектора скорости. Для обеспечения такого положения еще 22 июля МКС развернули на 180°, то есть российским сегментом вперед по направлению полета.

«Я отклоняюсь назад прямо сейчас. По крайней мере, я полагаю, что это так. Так... Я собираюсь начать двигаться вперед... Терпение... Выброс!» - сообщил Клейтон в 13:20.

«Хороший выброс!» - подтвердил Фёдор.

«Я все еще могу видеть ее. Это довольно здорово. Теперь она похожа на огромную звезду. И яркость с вращением меняется», -добавил бортинженер-2.

«Отсюда это выглядело фантастическим броском», - отозвался потрясенный ЦУП-Х.

(На следующий день, когда была определена орбита нового объекта, Хьюстон сообщил, что Клейтон толкнул сборку FSE+EFRAM со скоростью 132 см/с. Действительно - хороший выброс!)

Далее требовалось снять с секции Р6 и выкинуть таким же образом бак EAS - еще более крупное изделие массой 640 кг и размером 2.4x1.2x1.7 м. Бак EAS содержит один баллон с аммиаком (136 кг) и два с азотом (9.5 кг). Его привезли на МКС в полете STS-105 в 2001 г. для восполнения (в случае утечки) теплоносителем «ранней» системы терморегулирования (СТР) EEATCS американского сегмента и СТР фотоэлектрического модуля PVTCS на Р6. После активации «постоянной» СТР EATCS (и соответственно деактивации «ранней») необходимость в баке отпала. К тому же он просто мешает намеченному на октябрь переносу Р6 с секции Z1 на Р5.

Первоначально рассчитанный на 5 лет EAS планировалось доставить на Землю в миссии STS-118, однако в 2005 г. предназначенную для этого возвращаемую платформу КС заменили невозвращаемой ESP-3. В других полетах возможность увоза бака также отсутствовала, поэтому было принято решение продлить срок службы EAS на год (до августа 2007 г.) и подготовить его к выбросу.

В 13:49 Котов переместил конец манипулятора с Андерсоном к EAS. Юрчихин отстыковал два разъема кабелей питания нагревателей бака и, после того как американец взялся руками за поручни EAS, обеспечил отделение «холодильника» от секции Р6. В 14:21 Олег передвинул конец SSRMS в точно такую же, как и часом ранее, позицию для откидывания.

«Так, наклоняюсь назад... Здесь двигаюсь вперед, выброс! Он делает кувырок около 180° за 10 секунд», - проинформировал бортинженер-2 в 14:37. Скорость отброса составила 36.8 см/с.

«Мы просматриваем изображения со всех телекамер и полагаем, что ты сделал великолепный бросок», - отреагировал Кристофер Кэссиди.

Стратегическое командование США присвоило FSE+EFRAM и EAS номера 31927 и 31928 и международные обозначения 1998-067AZ и 1998-067ВА соответственно. Стойка снижается довольно быстро, а вот компактный и тяжелый бак, по расчетам специалистов, войдет в атмосферу через 10-11 месяцев.

К 15:08 командир уложил внутрь механизма пристыковки МВМ на Z1 ненужные больше кабели питания нагревателей EAS (а часть намотал вокруг одного из его ребер жесткости). Бортинженер-2 в 15:23 слез с конца SSRMS и, сняв с него якорь APFR, произнес трогательную речь (на двух языках!):

«Сегодня очень важный день не только потому, что я работаю на борту вместе с Олегом и Федором - хорошим экипажем, но и потому что впервые российский космонавт управляет манипулятором SSRMS на орбите. Олег продемонстрировал, какой он выдающийся оператор, и вообще - какими замечательными космонавтами являются он и Федор. Я очень благодарен за их работу и снимаю мою шляпу перед ними обоими. Спасибо!»

В 15:26 Юрчихин начал очистку поверхности шпангоута надирного механизма пристыковки СВМ на модуле Unity. 30-31 августа на него планируется переместить гермоадаптер РМА-3, но 24 июня при осмотре камерами SSRMS было обнаружено аж 10 мест загрязнений. Этот узел уже чистили клейкой лентой в ходе МКС-6.

Федор счищал грязь при помощи скребка из комплекта по ремонту теплозащитных плиток шаттла и вытирал его о полотенце, которое потом вывернул наизнанку, чтобы вернуть собранную «гадость» на Землю. ЦУП-Х предложил Юрчихину комментировать осмотр СВМ на русском, и тот согласился: «По центру болта торчит какая-то грязь прилипшая. Идентифицировать ее невозможно. Значит, грязи тут хватает. Оставлять ее на месте не могу. Провел полотенцем от болта до болта, и там оказались частицы типа волос, что вызвало удивление. Грязь во многом носит проблему бытового характера: маленькие кусочки бумаги и пряди и смазка. Не знаю почему, но некоторые желтые кусочки трудно снимать скрепером. Лучше сделал бы полотенцем».

В ответ Земля попросила оставить болт в покое и ни в коем случае не чистить шпангоут полотенцем, поскольку это «не сертифицированная процедура».

Пока Федор мучился с СВМ, Клейтон выполнял дополнительные задачи. В 15:52 он перенес сумку с вспомогательным оборудованием с секции Р6 на Z1 (под узел МВМ). Если сумку оставить на Р6, то после перестановки этой секции на левый конец фермы до нее придется долго добираться. А в 16:16 американец демонтировал с S0 неисправную антенну навигационной системы GPS N4.

К 17:16 на той же секции он открутил пять болтов на переднем и девять на заднем коробах для жидкостных магистралей. В полете STS-120 данные короба будут переустановлены на модуль Harmony. Юрчихин же сфотографировал на ШО Quest раскрытые контейнеры РЕС-3 и РЕС-4 с образцами материалов для эксперимента MISSE.

Выходной люк «Квеста» был закрыт в 17:58, а с началом наддува ШО в 18:05 UTC (на час позже графика) выход официально завершился. 271-я ВКД в мире, 152-я в американских скафандрах, 88-я в рамках программы МКС (суммарная длительность - 544 час 44 мин) и 60-я с борта МКС продолжалась 7 час 41 мин. За три выхода Юрчихин набрал уже 18 час 44 мин.

Новости космонавтики 2007 №09

X