ВКД

Справка по ВКД выполненному 23 ноября 2006 года

Дата: 23.11.2006

Выходящий космонавт: ТЮРИН Михаил, LOPEZ-ALEGRIA Michael

Продолжительность: 5 час 38 мин

Шлюз: Пирс ВЛ-1 (МКС-14)

Скафандр: Орлан-М №25, Орлан-М №27.

Задачи выхода: 

1. проведение эксперимента в рамках проекта «Гольф»;

2. монтаж аппаратуры БТН (бортовой телескоп нейтронов) на малом диаметре рабочего отсека служебного модуля «Звезда»;

3. осмотр антенны системы сближения и стыковки грузового корабля «Прогресс М-58» 2АО-ВКА и перевод ее в закрытое положение;

4. демонтаж антенны межбортовой радиолинии WAL 2 и установка ее на поручень агрегатного отсека служебного модуля «Звезда»;

5. замена аппаратуры СКК №5 на СКК №9 на агрегатном отсеке служебного модуля «Звезда» (при наличии времени);

6. контроль механизмов фиксации и болтовых соединений грузовой стрелы ГСтМ2.

Описание: Это был 17-й плановый выход в открытый космос по российской программе. Но если учесть, что было еще три внеплановых выхода из российского сегмента МКС (один для удаления резинового уплотнения, оставшегося на стыковочном узле модуля «Звезда» от ТКГ «Прогресс М1-7», и два по просьбе американской стороны из-за неисправности их скафандров), то нынешний по существу является двадцатым.

Раз выход по российской программе, то выполнять его предстояло россиянину Михаилу Тюрину вместе с американским астронавтом Майклом Лопес-Алегриа. Третий член экипажа, астронавт ЕКА Томас Райтер, остается в станции.

Что такое «Гольф» - было известно уже давно. В прошлом году канадская фирма Element 21 Corporation заключила контракт с Роскосмосом о проведении рекламной акции во время одного из выходов в открытый космос. К нему готовился экипаж Павла Виноградова, но появились дополнительные, более важные и срочные задачи, и космонавтам вместо «гольфа» пришлось поработать на американском сегменте.

Бортовой телескоп нейтронов (БТН) разработан в Институте космических исследований совместно с РКК «Энергия». Аналогичный российский прибор стоит на американском космическом аппарате Mars Odyssey.

Антенна 2АО-ВКА - та самая антенна грузового корабля «Прогресс М-58», которая не захотела складываться перед стыковкой и доставила немало волнений в процессе стягивания корабля со станцией.

Антенна WAL2, предназначенная для обслуживания межбортовой радиолинии между МКС и европейским грузовым кораблем ATV, в свое время помешала тесту работоспособности корректирующих двигателей модуля «Звезда» - не позволила полностью открыться крышке одного из двух этих двигателей. Теперь ее решили переставить на другое место, где она никому не будет мешать.

Ну а замена съемных кассет-контейнеров (СКК) с различными образцами для исследования влияния на них факторов открытого космического пространства - операция, к которой наши космонавты привыкли еще с незапамятных времен.

В общем-то набор задач достаточно прогнозируемый по сложности и возможным проблемам. Были, конечно, вопросы по антенне 2АО-ВКА, но... неожиданности часто встречаются и там, где их никто не ждет.

Выходной люк Михаил и Майкл открыли в 03:17 ДМВ (00:17 UTC), хотя расчетное время согласно циклограмме было 02:00. И открыли они его со второй попытки, так как возникли серьезные проблемы.

Когда космонавты вошли в скафандры, у Михаила Тюрина «забуксовала» система охлаждения. Все механизмы вроде бы работали, исправно трудились насосы, которые должны были заставлять циркулировать по трубкам охлаждающую космонавта воду, но никакого охлаждения Михаил не чувствовал. Он быстро перегревался, и тут уже было не до выхода в открытый космос. А причина заключалась в том, что оказалась пережатой одна из трубок, которая стала препятствием для циркуляции воды. Как ни старался Тюрин, чтобы трубка не пережималась, когда он входит в скафандр, ничего не получалось.

Можно себе представить состояние бортинженера! Он настроился на большую ответственную работу, а тут такой «от ворот поворот». Его напарник Майкл Лопес-Алегриа здесь, рядом, в задраенном скафандре, к которому уже нет никаких претензий. Майкл пытается устранить «зажим», а ресурс скафандра расходуется, сокращая время пребывания в открытом космосе...

С тем они и ушли из зоны связи с ЦУПом. Когда связь возобновилась, Тюрин первым делом доложил:

- Охлаждение работает. Скафандр закрыт. Герметичность проверена.

Телеметрия полностью подтвердила его слова. И вот давление в Стыковочном отсеке «Пирс», который сегодня служит шлюзовой камерой, сброшено почти до нуля. Теперь можно открыть люк. Но не тут-то было!

- Что-то препятствует, - говорит Тюрин.

- Как будто подпружинивает, - добавляет Лопес-Алегриа. - Люк открывается примерно на сантиметр и дальше не идет.

Осмотр ничего не дал, никаких препятствий космонавты не обнаружили. По рекомендации Земли они полностью закрыли люк, стали открывать снова - и тут он открылся без особых усилий.

Итак, выход начался с опозданием более чем на час, а ведь работы были привязаны к сеансам связи и светотеневой обстановке. Что делать? На связи специалист РКК «Энергия» Сергей Киреевичев, координирующий работу Тюрина и Лопес-Алегриа в открытом космосе:

- У нас есть предложение в этой тени выполнить все подготовительные операции по «Гольфу» и с началом света его выполнить. После этого будем договариваться, как нам работать дальше. Вы должны понимать, что циклограмму нам «по ходу пьесы» придется переделывать. Миша, сейчас с началом света видеокамеру «Глиссер» переводишь в рабочее положение и включаешь. У нас в 00:41 - начало света, в 00:46 мы будем иметь Ku-bandовскую картинку.

Киреевичев называет время по Гринвичу, т.е. то, по которому живет и работает экипаж МКС (для перевода в ДМВ к гринвичскому времени надо прибавить три часа). A Ku-band - это сеансы телевидения с борта МКС через американские средства.

- Миша, за пять минут тебе надо выбрать позицию, - продолжает Сергей. - Майкл, а тебе надо успеть поставить шарик и выбрать позицию для фотографирования. По нашей команде будем бить.

- Вы с какой камеры намерены нас наблюдать? - спрашивает Тюрин.

- На ферме S1 стоит камера, которая видит СО.

Майкл что-то советует Тюрину. Связь позволяет нам разобрать только отдельные слова. Зато явственно слышен ответ Михаила: «Это хорошая мысль - надо использовать обязательно. Сразу видно, ты в гольфе понимаешь».

Киреевичев просит Тюрина рассказать как он там выбрал позицию.

- Рассказываю, - охотно делится своими впечатлениями Михаил. - У меня самые большие волнения вызывало, как я поставлю ноги на ВУ(выходное устройство), потому что руками в это время надо за что-то держаться. Оказалось тут стрела неподалеку. Вот я за нее руками взялся, мне Майкл так здорово подсказал. А потом он забил мне ноги туда, куда на тренировке они никак не заходили. И я сейчас стою просто как на зеленой лужайке для гольфа.

- А у меня сейчас самая деликатная операция, - говорит Майкл, - это будет шарик поставить.

Простая по земным понятиям операция в невесомости порой превращается в техническую проблему. Так было и с гольфом. Но приспособление придумали довольно простое. Оно представляет собой цилиндрическую пружину диаметром немного меньше диаметра шарика. Один конец пружины свободен, а другой соединен с основанием, позволяющим устанавливать его на поручне. Шарик вставляется между витками пружины, причем таким образом, чтобы в направлении его предстоящего полета витки раздвигались пошире. После удара клюшкой шарик легко выскакивает из пружины и летит куда надо.

- Когда шарик поставишь, не забудь ниточку отстегнуть, - напоминает Киреевичев.

- Спасибо, хороший совет, - благодарит! за подсказку американский астронавт и обращается к Тюрину: - Миша, ты готов?

- Да, - отвечает тот. - Но я шевелиться боюсь, чтобы ноги не выскочили.

И вот наступает ответственный момент -момент удара, достойного занесения в Книгу рекордов Гиннесса. Слово «спортивному комментатору» (его роль по совместительству выполняет основной игрок Михаил Тюрин):

- Приготовились... Выполняем, ребята, выполняем рекордный удар. Так, приблизились. Приняли осанку, какую надо правильно. Посмотрели, посмотрели... Оп-па!.. Полетел, полетел!.. Далеко, далеко летит, удаляется шарик...

Так пал рекорд, установленный в начале февраля 1971 г. Аланом Шепардом на Луне. Благодаря малой силе тяжести он сумел запустить шарик на 202 фута (около 62 м). А Михаилу Тюрину гравитация вовсе не помеха.

Клюшка, которой действовал бортинженер, соответствовала стандартам, а вот шарик был всего трехграммовым, хотя и нормального диаметра - 43 мм. Стандартный же мячик для гольфа имеет массу около 45 г. Трехграммовый шарик выбрали не случайно. По расчетам баллистиков, его самостоятельный полет будет продолжаться примерно трое суток. Для рекорда этого вполне достаточно, а никакой угрозы для космических аппаратов шарик не представляет.

Для подстраховки был предусмотрен еще один удар и запуск второго шарика с МКС на околоземную орбиту, но время было потеряно, и программу сокращают.

- Второго шарика не будет, - говорит Киреевичев. - Сейчас вы заносите внутрь клюшку гольфа, заносите укладку и забираете КПУ (контейнер переносной универсальный). БТН остается внутри.

Первая задача выполнена. По скорректированной циклограмме работ космонавтов отправляют на агрегатный отсек - туда, где пристыкован «Прогресс М-58» с его «неподдающейся» антенной.

cхема расположения и фотография той самой антенны 2АО-ВКА

Первые впечатления от осмотра места соединения грузовика со станцией были оптимистическими. Казалось, при стягивании антенна просто нырнула под кольцевой поручень, и освободить такую сцепку не составляет труда. Но на пути этого «нырка» был еще один коротенький поручень.

- Плоскость этого поручня приходится примерно на ось антенны, - обрисовывает ситуацию Михаил Тюрин. - И чашкой она как раз соскользнула с поручня, видимо, при стягивании. На поручне видны царапины, красочка там содрана.

Попытки космонавтов освободить антенну с помощью отвертки, молотка и монтировки ни к чему не привели. Попробовали по команде с Земли включить привод антенны, но тоже безрезультатно.

- Такое впечатление, - говорит Тюрин, -что она тут просто страшно жестко стоит, движения никакого, как будто забетонирована.

Специалисты в ЦУПе после небольшого совещания принимают решение оставить пока антенну «Прогресса» в покое и просят космонавтов сфотографировать ее, не жалея кадров, «со всех, с каких только можно, сторон».

Следующая операция - переустановка антенны WAL2.

- Картину действий помните? - спрашивает Киреевичев.

- Защитной крышкой мы ее накрыли. -отвечает Тюрин. - Потом поставим кронштейн. Затем ее отмотаем и перенесем.

...Работы по антенне WAL2 уже близились к концу, оставалось только закрепить ее на новом месте.

- Серега, ситуация такая, - сообщает Тюрин. - Все мы закрутили, антенновский барашек затянули, проволоками законтрили все. А дальше у нас неприятность вот какая: улетел барашек, который был на...

- Понятно, на кронштейне, - Сергею не нужно долго объяснять, он четко представляет себе все, что делается на орбите, и всегда готов дать практические советы космонавтам. - Тогда берите ключ-трещотку.

- А ключ-трещотка у нас в укладке БТН, - с сожалением констатирует Тюрин.

- Тогда от руки, сколько можно, затягивайте этот маленький винтик и подвяжите кронштейн за кольцо к стойке поручня, чтобы он не ползал.

Тем временем в ЦУПе принимается решение замену СКК сегодня не проводить, а вот установка БТН пока еще остается под вопросом. Но на всякий случай Майкл уточняет:

- Сергей, СКК не хочешь?

- Нет, - отвечает Киреевичев, - у нас сегодня времени нет. Но мы еще не потеряли надежду на БТН.

- Хорошо, - философски резюмирует Лопес-Алегриа, - и мы тоже не потеряли.

Пока космонавты осматривали себя, нет ли на скафандрах каких-либо загрязнений (на МКС это стало обязательной процедурой после пребывания в зоне, где реактивные двигатели могли оставить следы своей работы), протирали перчатки (хотя на них ничего не обнаружили) и отбрасывали полотенца (как всегда, против вектора скорости), в ЦУПе обсуждали целесообразность продолжения выхода. И вот Киреевичев сообщает:

- Нам дают полтора часа на БТН. Идите в СО. Майкл, ты впереди, готовь БТН к выносу.

Но вот вскоре следует уточнение:

- Миша, Майкл. Давайте посоветуемся. Есть предложение такое: ставим плату, отстегиваем блок БТН от катушки, оставляем его пока здесь. Опускаемся на третью плоскость, прокладываем кабели. На обратном пути блок забираем и уносим в СО.

- Не очень понятно, - это реакция Тюрина. Майкл Лопес-Алегриа высказывается вполне определенно:

- Я против.

Специалист объясняет позицию ЦУПа:

- Дело в том, Майкл, что вы начали расходовать поглотительные патроны еще при шлюзовании, а у нас по ним дефицит времени. И тот час, который мы дополнительно потратили на шлюзование, как раз уходит из времени выхода.

Однако к мнению командира экипажа МКС на Земле все-таки прислушались. И вот уже Сергей озвучивает другую рекомендацию:

- Идем с полной укладкой на третью плоскость и работаем штатно на установку блока и прокладку кабелей.

И БТН был установлен. Но, учитывая, что ситуация уже близка к цейтноту и что космонавты устали, им говорят: при закреплении прибора сегодня достаточно будет подтянуть два замка из трех. Потом прокладка и стыковка трех кабелей. Уставшие руки уже с трудом управляются с разъемами. Тюрин сетует:

- Сережа, тут у меня получилось не очень красиво с этим кабелем. Он как-то без любви, скажем, проложен. Халтуру напоминает, неудобно даже.

Киреевичев успокаивает:

- Миша, найдутся люди за тобой, которые с любовью его проложат. А сейчас давайте домой.

- Серега, - не успокаивается Тюрин, - ты по-честному скажи: мы БТН не загубим, если вдруг чего не состыковалось?

По итогам выхода американское Стратегическое командование занесло в каталог два новых фрагмента с номерами 29638 и 29639. Один из них сошел с орбиты 15-го, а второй 16 декабря. По-видимому, это были две крышки отдатчика БТН-М1 массой 500 и 200 г, выброшенные в плановом порядке. Остальные предметы - полотенца, барашек и знаменитый мяч - в каталог не попали. Мячик настолько мал, что существующими средствами следить за ним и определить момент схода с орбиты невозможно. Расчеты показывают, что его баллистический коэффициент в 200 раз больше, чем у МКС. Уже за первые сутки «автономного полета» он должен снизиться на 20 км с лишним, за вторые - еще на 80 км, а на третьи сутки войти в атмосферу.

- Миша, - аккуратно говорит Киреевичев, - сделано все для того, чтобы БТН жил и работал. Все обогреватели на нем включены. Не будем получать телеметрию только.

- Понятно, - в голосе Михаила чувствуется некоторое разочарование.

Подгоняемые Землей, космонавты возвращаются в СО. Сергей предупреждает их о возможных нюансах при закрытии люка:

- Если будут какие-то проблемы, надо будет попытаться отцентрировать люк и попробовать еще раз его закрыть ключом.

- Отцентрировать - это значит подвигать его туда-сюда? - уточняет Тюрин.

- Да, - подтверждает Киреевичев, - он имеет небольшой люфт в петлях.

Но люк закрылся без проблем. Когда Тюрин докладывал, что ролики встали, на табло было 08:55 (05:59 UTC). В условиях открытого космоса Михаил и Майкл провели 5 часов 38 минут.

Переключение скафандров на автономное питание произошло 23 ноября в 02:55 ДМВ, а выходной люк №1 Стыковочного отсека (СО) «Пирс» удалось открыть полностью в 03:17 со второй попытки. Лопес-Алегриа вышел из СО в 03:28, Тюрин - в 03:32.

В 03:57 в рамках рекламной акции канадской компании Element 21 Golf бортинженер отправил на орбиту шарик, ударив по нему клюшкой для гольфа. Около 06:30 после протирки перчаток скафандров космонавты выбросили два полотенца. В 08:28 были выкинуты защитный чехол и два клапана экранно-вакуумной теплоизоляции радиаторов, снятые с аппаратуры БТН. Михаил вернулся в «Пирс» в 08:37, а Майкл - в 08:47. Закрытие люка состоялось в 08:55, наддув СО начался в 08:59. На бортовое питание скафандры были переведены в 09:14. Выход в открытый космос длился: 5 час 38 мин (от открытия до закрытия люка), или 6 час 04 мин (от перехода на автономное питание до начала наддува), или 6 час 19 мин (на автономном питании).

Данная ВКД была 256-й в мире, 116-й в российских скафандрах, 73-й по программе МКС (суммарная продолжительность - 444 час 13 мин), 45-й с борта станции и 19-й из СО «Пирс». Лопес-Алегриа осуществил шестой выход (набрал в сумме 39 час 36 мин), а Тюрин - четвертый (19 час 13 мин).

Скафандр «Орлан-М» №25 (командир) использовался в 10-й раз, №27 (бортинженер) - в 5-й.

http://www.mcc.rsa.ru/www_old/out231106.htm

Новости космонавтики 200701

X