ВКД

Справка по ВКД выполненному 18 августа 2005 года

Дата: 03.08.2005
Выходящий космонавт: Сергей Крикалев, John Phillips
Продолжительность: 6 час 1 мин
Шлюз: ШСО "Пирс"
Скафандр: Орлан-М №25, Орлан-М №27 (оба с красными полосами)

Задачи выхода:

- демонтаж контейнера №1 «Биориск-МСН»;

- демонтаж панели №3 аппаратуры MPAC&SEED;

- демонтаж аппаратуры «Матрешка»;

- монтаж резервной телевизионной камеры (в плане работ по обеспечению стыковки европейского автоматического грузового корабля ATV );

- фотографирование и контроль фиксации планшета №3 научной аппаратуры «Кромка»;

- замена СКК №3-СМ (съемная кассета-контейнер) на СКК №5-СМ;

- демонтаж адаптера с такелажного узла EFGF на ГА ФГБ «Заря» и установка его на такелажный узел FRGF на PMA 3.

Ориентировочная продолжительность пребывания в открытом космосе – 6 часов.

Последовательность операций во время выхода:

- Открытие выходного люка ВЛ1, установка на нем защитного кольца.

- Выход бортинженера на внешнюю поверхность отсека «Пирс».

- Извлечение из стыковочного отсека укладки с необходимым для работы оборудованием.

- Выход командира на внешнюю поверхность отсека «Пирс».

- Переход экипажа к научной аппаратуре «Биориск-МСН», демонтаж контейнера №1 этой аппаратуры.

- Переход в зону размещения аппаратуры «Матрешка» и панелей MPAC&SEED. Фотографирование панели №3 MPAC&SEED, складывание ее, отворачивание крепежных гаек.

- Переход к аппаратуре «Матрешка», снятие с нее экспонируемых образцов и укладка их в специальный контейнер (Small EVA Trash Bag). Снятие с «Матрешки» чехла ЭВТИ, расфиксация замков аппаратуры.

- Демонтаж панели №3 MPAC&SEED и фиксация ее на аппаратуре «Матрешка».

- Переход экипажа на торцевую часть агрегатного отсека модуля «Звезда» к месту монтажа резервной телевизионной камеры.

- Установка и крепеж телевизионной камеры, стыковка разъемов, фотографирование.

- Переход к СКК №4-СМ, переустановка ее в штатное положение, фотографирование после установки. (При дефиците времени эта операция не выполняется).

- Переход по поручням в зону размещения научной аппаратуры «Кромка-3», фотографирование и проверка фиксации аппаратуры.

- Переход к месту размещения СКК №3-СМ и замена ее на СКК №5-СМ. Фотографирование аппаратуры.

- Переход к аппаратуре «Матрешка». Расстыковка разъемов аппаратуры и демонтаж ее.

- Транспортировка экипажем всего демонтированного оборудования в стыковочный отсек «Пирс».

- Переход экипажа (с использованием грузовой стрелы ГСт-М1) на функционально грузовой блок (ФГБ) «Заря».

- Демонтаж адаптера с такелажного узла EFGF на ГА ФГБ и установка его на такелажный узел FRGF на PMA 3.

- Переход экипажа (с использованием грузовой стрелы ГСт-М1) на стыковочный отсек «Пирс».

- Возвращение экипажа в отсек «Пирс». Снятие защитного кольца, закрытие выходного люка ВЛ1.

Перечень выполняемых работ и последовательность их проведения могут уточняться с учётом реальной обстановки Составлено по данным на 16 августа 2005 года.

Описание: Скафандры переключили на автономное питание 18 августа в 18:55 UTC, открытие выходного люка №1 СО «Пирс» произошло в 19:02 UTC (22:02 ДМВ). Крикалев вылез из СО в 19:10 UTC, а Филлипс -в 19:15 UTC. Надо отметить, что такой порядок выхода космонавтов необычен, поскольку участвующих в российских ВКД иностранцев традиционно пропускают вперед.

Для Крикалева это уже восьмая работа за пределами станции. Такой солидный опыт он приобрел во время своего второго полета на станции «Мир», отработав там две длительные экспедиции подряд. Джон Филлипc хотя и бывал в космосе (один 12-су-точный полет на шаттле), но с работой в открытом космосе встречается впервые. Забегая вперед, можно сказать, что это, конечно, чувствовалось в процессе работы, и более опытному командиру пришлось взять на себя основную исполнительскую роль.

Выход в открытый космос, как обычно, осуществляется из Стыковочного отсека «Пирс». СО - так его называют специалисты.

- Люк открыт, кольцо стоит, - повторяет свой доклад Крикалев и обращается к напарнику. - Отходи потихоньку от люка и меня пропускай. Как слышишь меня, Джон?

- Неплохо, но есть помеха, - отвечает Филлипс. - Я не понял.

- Ты стоишь так, что наполовину люк загородил, - объясняет Крикалев. - Я прошу тебя отойти в сторону.

- Сергей, извини, сильная помеха, я не понял, - говорит американский астронавт.

Помеха действительно была очень сильной, и тогда Крикалев, чтобы было понятнее американцу, переходит на английский язык.

В 22:10 ДМВ Сергей докладывает:

- Застраховал свой карабин на выходном устройстве. Так, вышел. Начинаю двигаться в сторону «Биориска».

Демонтаж контейнера №1 научной аппаратуры «Биориск-МСН», установленной на «Пирсе», - это первая задача выхода.

Крикалев без труда справился с ней и переправил снятый контейнер в Стыковочный отсек, застраховал его там внутри, закрепив за один из поручней.

Через пять минут после Сергея Джон тоже вышел наружу. Как и всякого новичка, его просят не торопиться: «Немножко оглядись пока».

- Джон пойдет первым, - решает командир. - Он уже ближе к концу выходного устройства. Так, Джон перешел на малый диаметр. Я сейчас двигаюсь вслед за ним.

Когда оба космонавта добрались до «Матрешки» (тканеэквивалентного манекена человека, установленного здесь экипажем МКС-9 Майклом Фоулом и Александром Калери), им напоминают:

- Вы входите в зону за «Матрешкой». Надо первым делом сложить панель MPAC&SEED и сфотографировать ее. Руками браться за «Матрешку» можно, но страховочные карабины своих скафандров не фиксировать на ней.

ЦУП всегда внимательно следит за состоянием тружеников космоса во время таких ответственных и трудоемких работ. Причем не только по показателям телеметрии, но и по их личным ощущениям. Конечно, особое внимание уделяется перворазникам. Вот и сейчас периодически следуют вопросы: «Джон, как самочувствие?» Ответы тоже стандартные: «Нормальное, хорошее».

Сменный руководитель полета сообщает экипажу, что на работу реактивных двигателей системы ориентации выдан запрет, поэтому нет никаких ограничений для дальнейшего продвижения. А маршрут у экипажа довольно продолжительный - по всему Служебному модулю «Звезда» на торцевую часть его агрегатного отсека. Но пока они занимаются «Матрешкой». Крикалев открывает клапан сброса давления из этой аппаратуры. Тут на орбите наступает ночь, и космонавтам дают передышку. Сергей обращает внимание напарника на преимущества открытого космоса:

- Посмотри, Земля под нами. Как из иллюминаторов станции ни смотри - такого вида все равно нет... Ох, какая гроза там!

Как-то у наших заокеанских коллег были опасения, что во время отдыха на теневой части орбиты у космонавтов могут мерзнуть руки, когда они долго держатся за металлические поручни. Поэтому ЦУП на всякий случай интересуется:

- Ну как, рукам не холодно?

- Мне комфортно, - лаконично отвечает Филлипс.

- Говорили о подогреваемых перчатках, а они тут не очень-то и нужны, - таково мнение Крикалева.

Немного отдохнув, космонавты снова принимаются за работу, не дожидаясь восхода Солнца. И вот уже панель японской аппаратуры MPAC&SEED подготовлена к снятию, а с наступлением космического дня Сергей и Джон сняли чехол с «Матрешки» и в 23:37:40 ДМВ отбросили его. Временно зафиксировав японскую панель на «Матрешке», они двинулись на торцевую часть агрегатного отсека к месту установки телекамеры, с помощью которой в будущем предстоит наблюдать за стыковкой европейского грузового корабля ATV с МКС.

Сергей подробно комментирует свои действия:

- Так, дошел я до торца. Начинаем двигаться вверх. Вижу, здесь радиолюбительские антенны стоят. Перецепился на кольцевой поручень по большому диаметру. Джон, двигайся за мной. Прошел примерно 90 градусов. Еще одна радиолюбительская антенна. Дальше прохожу. Я сейчас у корня антенны ОНА.

После консультации с ЦУПом Сергей констатирует, что он даже проскочил вперед на один поручень. Но вот оба космонавта занимают исходные позиции. Джон Филлипс замечает:

- Это не очень удобное положение из-за радиолюбительской антенны.

- Ничего страшного, - успокаивает его Крикалев, - ее можно касаться, она гибкая. У меня тоже не очень удобное положение. Здесь действительно место не самое удобное для работы. Тут еще кабели мешают довольно прилично.

С установкой телекамеры пришлось немало повозиться, она никак не хотела садиться на предназначенный для нее штырь. Да и потом со стыковкой электроразъемов тоже не все сразу получилось. То и дело слышались реплики Крикалева: «Рука не пролезает. Попробую дотянуться. Давненько я в такой зоне не работал». Закончив все установочные операции, Сергей оглядывается:

- Теперь надо как-то задний ход дать, чтобы отсюда вылезти.

Следующая задача - надо поправить съемную кассету-контейнер СКК №4-СМ, довести ее до штатного положения.

- Она стоит сейчас примотанная к поручню, - объясняет ситуацию Крикалев. -И если я сдвину ее крепеж прямо на черную метку, то край СКК упрется в двигатель. Будет почти в упор там. Но если надо, я готов начинать делать. Замок кронштейна свободно движется, хотя и примотан. Ребята не то примотали. Они вместо того, чтобы примотать барашек, обмотали вокруг поручня, как дополнительную страховку.

Специалисты просят, чтобы СКК встала над дренажным отверстием, которое рядом с двигателем. Сергей выполняет их просьбу, сопровождая свои действия комментариями:

- Я думал, что СКК упрется в двигатель, но она ушла за счет того, что поручень изогнутый, полукруглый. Так что все нормально. Сейчас проволоку натяну, чтобы барашек не вращался. Законтрил. Чуть-чуть передохну, и дальше поедем.

Дальше у них по плану замена СКК №3-СМ на СКК №5-СМ. Крикалев еще через иллюминатор станции присматривался к этой кассете и теперь замечает:

- Я все-таки был прав, глядя в окно. На картинке показано так, что книжка открыта, и ее внутренняя сторона смотрит на жалюзи, которые стоят здесь на цилиндрической части. В действительности же книжка открыта от жалюзи, а на жалюзи смотрит кронштейн, которым она крепится на поручне. Я предлагаю дождаться света и сделать фотографию.

Но ЦУП считает это излишним:

- У нас есть хорошие фотографии, сделанные с шаттла во время облета станции. Мы представляем, как она стоит. Она стоит неправильно. Наша задача - снять эту СКК и установить новую правильно.

Новую СКК надо ставить, когда на орбите наступит день, а пока ЦУП напоминает о следующем этапе:

- Давай посмотрим сейчас «Кромочку». Это означает, что экипажу МКС надо проверить фиксацию замков научной аппаратуры «Кромка-3». Не теряя времени, выполнение задачи Крикалев берет на себя:

- Джон, ты меня здесь подожди, а я схожу туда.

Вот он уже у цели и уточняет задачу:

- Какие сомнения были? Я сейчас около «Кромки» стою. Она закреплена на поручне с помощью замка-прищепки. И сделан один такой виток из проволоки, чтобы держать крышку в открытом положении.

ЦУП просит проверить «буквально пальчиками» головку винта на прищепке. А вообще-то надо проверить оба винта: и тот, который на прищепке, и тот, который «вертикально вверх». Крикалев говорит, что готов затянуть их не только пальцами, но и ключом, который у него с собой. И далее следует его комментарий:

- Так, вертикальный затянул. А на прищепке видно, что болтается. Прищепка совсем не затянута. Я кручу. Но где-то проскакивает. Такое впечатление, что винт с пружинками, которыми тянется упор, не на месте. Винт уже туго, а на поручне болтается вся эта штука... У меня есть предложение попробовать ослабить этот винт, а потом поставить, как положено. Этот винт должен упираться в стопор, я так понимаю. А он на стопоре не стоял. Когда я начинал дотягивать, он этот стопор отжимал.

Разобравшись с проблемой, Сергей четко выполняет все последующие операции и докладывает:

- «Кромка» теперь стоит жестко и никуда не денется.

А дальше они опять возвращаются к замене СКК. Некоторые трудности возникают с закрытием старой кассеты. Видимо, она присохла, поэтому пришлось приложить приличное усилие. Когда новая СКК встала на место и раскрылись ее створки, ЦУП напомнил космонавтам очередное требование техники безопасности:

- У нас сейчас ответственный этап. Смотрим на свои перчатки, скафандры, протираем их поленцами. Полотенца отбрасываем.

Хотя космонавты и не обнаружили у себя никаких загрязнений, тем не менее эти требования они выполнили неукоснительно.

По пути следования к Стыковочному отсеку космонавты забирают с собой снятое оборудование: СКК №3-СМ, «Матрешку», японскую панель MPAC&SEED. Все работы по российской программе уже выполнены.

Оставалась еще одна задача - перенос адаптера с такелажного узла EFGF на модуле «Заря» на такелажный узел FRGF на гер-моадаптере РМА-3. В общем-то операция не такая уж сложная. Но кроме сложности есть еще фактор времени. А добираться туда нужно с помощью грузовой стрелы. Адаптер этот нужен на РМА-3 как промежуточная стройплощадка, чтобы зафиксировать в нем противометеоритные экраны, которые в сентябре должен привезти шаттл. Другое дело, что шаттла явно не будет...

- Так, ребята, не спешите, - следует рекомендация из ЦУПа. - Здесь небольшое совещание идет.

- По поводу чего? - недоумевает Сергей.

- Мы сейчас думаем, стоит ли затевать переход. Идет наложение расчетного времени и того, что реально складывается. Вы можете за шесть часов выскочить. А очень не хотелось бы.

Крикалев просит разрешить им выполнить до конца программу выхода, но ЦУП непреклонен:

- Мы посовещались и здесь, и с ЦУПом Хьюстона. Обговорили все варианты. Завершаем работу на этом. А перенос адаптера сделаем позже другим экипажем или экипажем шаттла.

Чувствуется, что Сергей недоволен. Он настроен на завершение всей работы, но получает категорический отказ: «Решение принято».

На связь с экипажем выходит Александр Полещук, начальник отдела РКК «Энергия» по внекорабельной деятельности и технологическим операциям. Он объясняет космонавтам причину такого решения:

- Мы обсуждали разные задачи. Но поскольку эти задачи по установке адаптера на РМА-3 нужны для американской стороны, а полет шаттла откладывается, то эту операцию можно тоже отложить. Тем более что по американской программе ближайший шаттл пойдет уже не в сентябре, а, возможно, в марте будущего года.

Экипаж МКС-11 заходит в Стыковочный отсек, как говорит Крикалев, теперь уже окончательно. Снимают защитное кольцо, осматривают привалочные поверхности. Сергей зашел в «Пирс» в 23:45 UTC, Джон - в 23:48 UTC.

- Ждем команды на закрытие люка, -в голосе командира экипажа слышатся грустные нотки.

- Можно закрывать люк, - разрешает ЦУП.

- Ролики накатываются. Все, сработали, - докладывает Крикалев. - Люк закрыт.

На табло в ЦУПе - 19 августа, 02:59 ДМВ (23:59 UTC). 19 августа в 00:02 UTC был начат наддув СО1, на бортовое питание скафандры переключили в 00:15 UTC.

Время пребывания экипажа МКС-11 в условиях открытого космоса составило 4 часа 57 минут (от открытия до закрытия люка - российский критерий), 5 час 07 мин (от перехода на автономное питание до начала наддува - американский критерий) и 5 час 20 мин (на автономном питании).

Крикалев, осуществив 8-й выход, набрал 41 час 26 мин и занимает 9-е место в мире, а Филлипс - новичок в открытом космосе -стал 154-м человеком, совершившим ВКД. По количеству выходов в открытый космос среди российских космонавтов Сергей Крикалев теперь делит 4-е и 5-е места с Николаем Будариным, но уступает ему в их суммарной длительности. У Бударина этот показатель - 44 часа ровно, а у Крикалева - 41 час 26 минут.

Это был 245-й выход в мире, в т.ч. 113-й выполненный в российских скафандрах. Он также является 62-м в рамках программы МКС (суммарная продолжительность - 373 час 17 мин), 34-м с борта станции и 16-м из СО «Пирс».

Для выхода использовались скафандры: Орлан-М» с красными полосками: №25 (в 7-й раз; Крикалев) и №27 (в 3-й раз; Филлипс).

X