ВКД

Справка по ВКД выполненному 28 марта 2005 года

Дата: 28.03.2005
Выходящий космонавт:
Leroy Chiao, Салижан Шарипов
Продолжительность: 4 час 30 мин
Шлюз: Пирс (МКС, ЭО-10)
Скафандр: Орлан-М №25, Орлан-М №27
Задачи выхода:
1. Работы на служебном модуле «Звезда» по обеспечению стыковки европейского автоматического грузового корабля ATV:
4монтаж на рабочем отсеке малого диаметра трех антенн межбортовой радиолинии WAL 4, 5, 6 ;
4установка на агрегатном отсеке антенного блока АСН-М;
4фотографирование мишени видеометра МВМ, установленного на агрегатном отсеке экипажем МКС-9;
2. Запуск технологического наноспутника ТНС-0.

Последовательность операций во время выхода:

Открытие выходного люка ВЛ1, установка на нем защитного кольца.

Выход командира на внешнюю поверхность отсека «Пирс».

Извлечение из стыковочного отсека укладки с антеннами и наноспутника.

Выход бортинженера на внешнюю поверхность отсека «Пирс».

Включение электропитания наноспутника и фиксация его на стыковочном отсеке.

Транспортировка укладки на коническую часть рабочего отсека малого диаметра модуля «Звезда».

Установка на поручнях конической части переходного отсека модуля «Звезда» держателей для высокочастотных кабелей.

Извлечение антенны WAL 6 из укладки. Расфиксация высокочастотных разъемов на фиксирующей плате. Транспортировка антенны WAL 6 к месту ее монтажа, прокладка и фиксация кабеля.

Снятие защитной крышки с антенны WAL 6, установка и крепление антенны на кронштейне рабочего отсека малого диаметра, стыковка высокочастотного разъема.

Извлечение антенны WAL 4 из укладки, транспортировка ее к установочному кронштейну на рабочем отсеке малого диаметра. Прокладка и фиксация высокочастотного кабеля в держателях.

Стыковка высокочастотного разъема, установка и крепление антенны WAL 4 на кронштейне рабочего отсека малого диаметра, снятие защитной крышки с антенны.

Извлечение антенны WAL 5 из укладки, транспортировка ее к установочному кронштейну на рабочем отсеке малого диаметра. Прокладка и фиксация высокочастотного кабеля в держателях.
Стыковка высокочастотного разъема, установка и крепление антенны WAL 5 на кронштейне рабочего отсека малого диаметра, снятие защитной крышки с антенны,
Окончательная фиксация высокочастотных кабелей в держателях, фотографирование антенн.
Укладка снятых с антенн защитных крышек в универсальный переносной контейнер, транспортировка его на выходное устройство.
Извлечение из стыковочного отсека «Пирс» укладки с антенным блоком АСН-М. Транспортировка укладки на агрегатный отсек модуля «Звезда» к месту монтажа блока. Установка на поручнях отсека четырех держателей кабеля. Монтаж антенного блока.
Прокладка высокочастотного кабеля, стыковка разъемов. Фотографирование установленного блока и состыкованных разъемов.
Переход на торец агрегатного отсека и фотографирование мишени видеометра МВМ.
Осмотр скафандров, протирка перчаток полотенцами. <>Прокладка и фиксация низкочастотного кабеля, стыковка разъемов. Фотографирование проложенного кабеля и состыкованных разъемов.

Переход к выходному люку стыковочного отсека, запуск наноспутника (отбрасывание против вектора скорости).

Плановая продолжительность выхода - 5 часов 47 минут.

Описание:

Основная задача заключалась в продолжении подготовки модуля «Звезда» к стыковке с европейским космическим грузовиком ATV «Жюль Верн». Для этого Салижану Шарипову и Лерою Чиао надо было установить еще три антенны межбортовой радиолинии: WAL-4, WAL-5 и WAL-6, а также антенный блок автономной спутниковой навигации АСН-М. Из других, можно сказать, сопутствующих задач наибольший интерес вызывал запуск технологического наноспутника ТНС-0 №1, созданного в Российском НИИ космического приборостроения. Чтобы не было разночтений, сразу надо сказать, что название наноспутника следует читать: «ТНС-ноль», так пояснили разработчики.

Наноспутники - это класс малых околоземных космических аппаратов массой от 1 до 10 кг. ТНС-0 №1 имеет массу 5 кг.

Запуск небольших спутников во время выходов в открытый космос - операция не новая. Некоторые средства массовой информации поспешили преподнести это как сенсацию - мол, впервые в истории космонавтики... Однако нелишним будет вспомнить, что на станции «Мир» экипажи уже трижды отправляли в самостоятельный орбитальный полет изготовленные в РКК «Энергия» уменьшенные (масштаб 1:3) копии Первого искусственного спутника Земли, но, конечно, с другой начинкой. Впервые это сделали 3 ноября 1997 г. Анатолий Соловьев и Павел Виноградов, затем в ночь с 10 на 11 ноября 1998 г. - Геннадий Падалка и Сергей Авдеев, а 16 апреля 1999 г. - Виктор Афанасьев и француз Жан-Пьер Эньере.

Наноспутник ТНС-0 существенно отличается от своих предшественников. По габаритам это не 20-сантиметровый «шарик», а полуметровая «сигара». Есть специальная рукоятка для того, чтобы космонавт мог взяться за нее и плавно оттолкнуть спутник в нужном направлении. Но главное отличие в другом. ТНС-0 №1 предназначен для отработки передачи команд на наноспутник с использованием глобальной космической системы связи GLobalstar, а также для отработки функционирования в космосе абонентского комплекта системы КОСПАС-SARSAT.

- Такого типа этот спутник вообще первый, - говорит ведущий научный сотрудник РНИИ КП Валерий Вишняков. - Я имею в виду аппарат, на котором есть модем системы Globalstar или какой-то другой позиционной системы. До сих пор спутники управлялись с помощью больших наземных сетей связи с несколькими станциями слежения. Мы решили использовать упрощенную модель управления. В нашем институте за компьютером сидит оператор, у него подключен модем системы Globalstar. Оператор по телефону выдает команды на спутник.

Это пока экспериментальная модель, отмечает Вишняков. Как от всякой первой модели, многого от нее ожидать не следует. Но перспективы, по его словам, самые широкие.

- Мы можем спутник в таких небольших габаритах сделать как навигационный, как научный для исследования физических процессов в околоземном пространстве, как спутник наблюдения за стихийными бедствиями, как средство связи между подвижными абонентами и т.д.

Основное преимущество наноспутников, отмечает представитель РНИИ КП, это существенное снижение стоимости на создание и выведение на орбиту по отношению к обычным космическим аппаратам. Наиболее выгодным, экономичным представляется запуск наноспутника с самолета-носителя, так называемый воздушный старт. Это позволяет использовать небольшие дешевые ракеты и выводить наноспутники на любые орбиты. Таким видится будущее нового аппарата.

Сегодня на МКС - 16-й выход в открытый космос из российского сегмента. Правда, в технической документации он значится под индексом «ВКД-13», чтобы не нарушать стройную систему плановых работ в открытом космосе. Но, с другой стороны, это приводит порой к недоразумениям в подсчете количества выходов. Планы планами, а реальная жизнь вносит свои коррективы - и уже трижды космонавтам приходилось выходить из станции для ликвидации нештатных ситуаций. В декабре 2001 г. Владимир Дежуров и Михаил Тюрин освобождали стыковочный узел модуля «Звезда» от уплотнительной резинки, почему-то оставшейся от улетевшего грузовика. Летом прошлого года Геннадий Падалка и Майкл Финк дважды открывали выходной люк Стыковочного отсека «Пирс», чтобы идти на американский сегмент для ремонта остановившегося гиродина. Для полноты картины следует напомнить, что в российском сегменте первая встреча с открытым космосом состоялась через люк переходного отсека модуля «Звезда». Тогда, в июне 2001 г., Юрий Усачев и Джеймс Босс переставляли приемный конус для обеспечения стыковки «Пирса» со станцией. Все остальные выходы были уже через «Пирс», через его люк ВЛ1. Второй люк остается пока нераспечатанным.

Сегодня работу экипажа в открытом космосе координирует специалист РКК «Энергия» Владимир Сорока.

На автономное питание скафандры переключились в 06:17 UTC. В 06:25 UTC (10:25 мск) был открыт выходной люк на модуле "Пирс".

- Так, люк открыт, - докладывают космонавты.

- Ребята, включайте сублиматоры, не забудьте, - напоминает Сорока. - Когда крышку зафиксируете, ставьте защитное кольцо. Не спешите, осмотритесь.

Чиао покинул СО в 06:32, Шарипов -в 06:35.

Контролировать работу экипажа помогает телекамера, установленная на манипуляторе Canadarm2. И в ЦУПе на экранах мониторов видно, как аккуратно Салижан Шарипов и Лерой Чиао выводят из Стыковочного отсека укладку с антеннами. А вот появляется и наноспутник.

- Наблюдаем наноспутник, вышедший из выходного люка, - говорит экипажу В.Сорока. - Салижан, располагайся поудобнее, будем включать тумблер наноспутника. Контролируй светодиоды.

- Питание включено, - докладывает Шарипов, - две лампочки зажглись... Наноспутник, конечно, болтается.

- Попробуй сделать изгиб на проволоке там, у рукоятки, - советует Сорока, - тогда она будет покороче.

Владимир Сорока заботливо опекает космонавтов, буквально на каждом шагу просит сообщать, где они находятся и что делают, то и дело напоминает, чтобы они не торопились...

- Володя, - не выдерживает Шарипов, - можно поменьше разговоров? Чуть-чуть отвлекаемся этим. Как сделаем операцию, доложим.

Сорока деликатно соглашается.

Космонавты устанавливают на поручнях кабельные держатели, изредка переговариваются между собой, как и положено напарникам по работе. ЦУП не вмешивается в их разговор и только когда они сообщают, что и где установили, дает квитанцию, начинающуюся словом «Принято».

- Я взял с собой WAL-6, - говорит Лерой Чиао. - WAL-6 у меня в руках.

С этой антенной он пошел к месту ее установки на малый диаметр рабочего отсека модуля «Звезда». И вот его новое сообщение:

- Кажется, недостаточно кабеля. Чтобы сократить путь проложенному кабелю, Шарипову пришлось переставить один из кабельных держателей. Сорока уточняет:

- Салижан, я правильно тебя понял: ты переставил кабельный держатель? И во второй кабельный держатель ты не заводил, сразу на штыревой подал? Разъем пропустил под кольцевыми поручнями или поверх?

На все вопросы Шарипов отвечает односложным «да» и так же кратко на последний вопрос - «поверх».

- Салижан, у меня к тебе просьба, - обращается к космонавту Арнольд Барер, специалист по скафандрам, представитель Научно-производственного предприятия «Звезда». - Минуточки две дай себе перерыв.

- Так я ничего такого не делал, - удивляется космонавт, - больше стоял.

- Тем не менее, - мягко настаивает Барер, - буквально пару минут.

Шарипов в этом выходе действует активнее, чем в предыдущем. То ли сказывается лучшая подгонка скафандра, то ли уже появился опыт, а может, и то, и другое.

Следующая операция - установка антенны WAL-4. Ее место тоже на малом диаметре рабочего отсека, как и следующей антенны WAL-5. Владимир Сорока рекомендует:

- Может быть, разъемы кабеля антенны WAL-4 проведем под кольцевыми поручнями. Как, Салижан, тебе не трудно будет это сделать?

- Сделаем, - отвечает Шарипов. Когда работа с установкой антенны WAL-4 закончена, кабель проложен, разъемы состыкованы, Сорока снова обращается к Шарипову:

- Салижан, у нас к тебе просьба. Разъем антенны WAL-6 и его кабель, который идет поверх кольцевых поручней, - есть ли возможность расстыковать его и провести под кольцевыми поручнями? Оцени, пожалуйста.

- Можно, - такую оценку сразу же дает космонавт.

Правда, тут есть некоторые нюансы, и Владимир Сорока поясняет, что кабель нужно не просто завести под кольцевые поручни, а проложить его таким образом, чтобы крышка иллюминатора на конусе переходного отсека при открытии не касалась его. Космонавт опять отвечает одним словом: «Понятно».

...К этому времени они уже на полчаса опережали номинальную циклограмму работ и как-то не очень стремились отдыхать, так что ЦУПу иногда приходилось их сдерживать. Хотя отдых экипажу регулярно планировался на неосвещенной части орбиты, но с помощью установленных на скафандрах светильников они продолжали работать и в условиях космической ночи.

И вот уже установлена последняя антенна межбортовой радиолинии - WAL-5. Но тут с прокладкой кабеля пришлось повозиться. Как сказал Шарипов, он «очень длинный, где-то метр лишнего». Салижан предлагает свой маршрут его прокладки. Специалисты в ЦУПе обсуждают и просят, чтобы кабель не уходил в ту зону, которую предлагает космонавт. Но и предлагаемый ими вариант тоже не проходит. По оценке Шарипова, на это уже не хватит длины кабеля, нужно еще метра полтора. В конце концов совместными усилиями находят приемлемое решение.

Сфотографировав результаты своих трудов, космонавты отправляются к Стыковочному отсеку. Поскольку по данным ЦУПа до запуска наноспутника надо подождать минут десять, Лерой Чиао, чтобы не терять времени, заходит в отсек «Пирс» и выводит оттуда укладку с антенным блоком автономной спутниковой навигации АСН-М.

Момент запуска наноспутника ТНС-0 приближается.

- Салижан, занимай положение для отбрасывания, - говорит Владимир Сорока. - Выбирай направление против вектора скорости. Проконтролируй, что фал страховой-; ный с наноспутника снял. Лерой, ты готов фотографировать?

- Да, готов, - отвечает Чиао.

- Давай! - следует команда на запуск.

- Поехал! - комментирует Шарипов. - Чуть-чуть вращается, конечно.

Телекамера манипулятора показывает, как удаляется медленно кувыркающийся спутник. Получив от руки Шарипова небольшой импульс на торможение, он окажется немного ниже, чем МКС. Его орбитальный полет предполагается около трех месяцев, после чего аппарат войдет в плотные слои земной атмосферы и прекратит свое существование.

Запуск наноспутника ТНС-0 №1 был осуществлен в 08:30:15 UTC (11:30 ДМВ) бортинженером «вручную». В каталоге Стратегического командования США аппарат получил номер 28547 (в свое время он был американцами пропущен) и международное обозначение 2005-007С.

Соблюдая требования техники безопасности, ЦУП напоминает экипажу порядок дальнейших работ. Космонавты с укладкой антенного блока АСН-М должны идти на малый диаметр рабочего отсека модуля «Звезда», там на поручнях остановиться и ждать разрешения на дальнейший переход после того, как будет введен запрет на включение двигателей ориентации.

Идущий впереди Лерой Чиао докладывает:

- Сейчас мы на границе между большим и маленьким диаметром.

- Дальше никуда не идем, - еще раз напоминает Владимир Сорока. - Остаетесь на продольных поручнях малого диаметра и ждете разрешения.

На связи с экипажем сменный руководитель полета:

- Осталось примерно семь минут до хорошей устойчивой зоны через S-band. Мы выдаем запрет двигателям. Счастливого пути!

- Очень рады, - так реагирует на это сообщение Лерой Чиао.

И космонавты, выйдя на большой диаметр рабочего отсека, идут по продольным поручням к торцу модуля «Звезда».

- Осмотритесь на дальнейшем маршруте перехода, - опять предупреждает Сорока. - Проконтролируйте состояние поручня, который подходит к блоку двигателей. Рукой надо браться за конец поручня, дальний от двигателей. И надо себя перевести повыше над двигателями.

После завершения перехода и установки антенного блока ЦУП, чтобы убедиться в результатах, уточняет:

- Ребята, давайте сейчас остановимся и подведем итоги нашей работы. Антенна у нас стоит на поручнях, вы ее сдвинули до упора кронштейна-ограничителя. Оба винта на замках вы барашком затянули от руки. Барашек сняли, взяли с собой. Разъемы высокочастотные состыкованы. Большой слабины кабеля нет. Кабель проходит под двумя поручнями к двум штыревым держателям. Низкочастотный кабель на двух держателях. Теперь, Салижан, осмотри зону привода остронаправленной антенны. Ты находишься близко от нее. Расскажи нам, что ты видишь.

- Все нормально, - докладывает Шарипов. - Зазоры в приводах нормальные. Ничего постороннего там нет.

Как пояснил присутствующим в ЦУПе журналистам начальник летно-испытательной службы РКК «Энергия», летчик-космонавт СССР Александр Александров, остронаправленная антенна ОНА будет перекладываться из одного положения в другое, необходимое для обеспечения стыковки европейского грузовика ATV «Жюль Берн». Это сделает Земля под контролем экипажа, который сможет визуально оценить работоспособность приводов антенны.

- Штанга ОНА сейчас вверх смотрит, -уточняет Сорока. - Она будет опускаться на вас. На ее пути тоже ничего нет, элементов конструкции, кабелей и прочего?

- Нет, - успокаивает Шарипов, - ничто не должно мешать.

Поскольку все это надо было сфотографировать, экипажу приходится ждать рассвета.

- Когда будете фотографировать антенну АСН, - просит начальник отдела корпорации «Энергия» по внекорабельной деятельности и технологическим операциям, летчик-космонавт СССР Александр Полещук, - постарайтесь, чтобы двигатели попали в объектив. Какая грязь там, на этих поручнях?

- Грязи там нет, - объясняет Шарипов. - Только вот внутри двигателей что-то блестит, как будто серой помазали...

- Лаком, - подсказывает Полещук.

- Да, лаком, - соглашается Салижан. -Это как бы налет. Кое-где он кусками оторвался и улетел, а часть осталась.

- То, что на двигатели установили газозащитные устройства, - заключает Полещук, - это очень эффективно предохраняет от загрязнения поручни, на которых приходится работать.

На орбите наступает рассвет. Лерой Чиао фотографирует антенный блок АСН-М, потом мишень видеометра, как и было предусмотрено циклограммой. Дополнительно ЦУП просит сфотографировать лазерные световозвращатели, но Чиао вынужден разочаровать заказчиков:

- Света мало. Я нажал кнопку, а фотоаппарат не хочет снимать, потому что он в автоматическом режиме.

- Ребята, - предупреждает Сорока, - подходит момент, когда нужно наблюдать за переводом ОНА из второго положения в первое. Мне нужно точно знать, где вы находитесь.

Космонавты сообщают номера поручней, на которых они зафиксировались, и ЦУП дает команду на перевод антенны.

- Плавно идет, - комментирует Шарипов, - никаких колебаний, никаких дерганий. Плавное движение и остановка в крайнем положении.

А дальше опять кропотливая работа по прокладке кабеля, стыковке электроразъемов... И тут приятная новость:

- Ребята, специалисты на Земле получили сигналы от наноспутника. Поздравляем вас!

- Отлично! - отзывается Шарипов. -Мы тоже всех поздравляем.

...Закончив последние монтажные работы, космонавты двинулись в обратный путь. Когда они перешли на малый диаметр рабочего отсека, ЦУП, убедившись по телевидению и по их докладам, что оба космонавта находятся в безопасной зоне, снял запрет на включение двигателей ориентации. На всякий случай космонавтов предупредили, что на большой диаметр им ходить больше нельзя. А им там уже и делать было нечего. Все свои задачи они выполнили, и теперь - домой, в станцию. Перед входом в Стыковочный отсек Шарипов и Чиао осмотрели свои скафандры, но никаких загрязнений не обнаружили.

 Салижан возвратился в «Пирс» в 10:44, а Лерой - в 10:47. Выходной люк был закрыт в 10:55 UTC (13:55 ДМВ), на 1 час 17 минут раньше запланированного времени, наддув СО1 начался в 10:57. Переход скафандров на бортовое питание состоялся в 11:10.

Космонавты работали как будто не спеша, что-то даже приходилось переделывать. Но вот результат - сделано все, и при этом досрочно.

Выход в открытый космос продолжался: 4 час 30 мин (от открытия до закрытия люка), 4 час 40 мин (от перехода на автономное питание до начала наддува) и 4 час 53 мин (на автономном питании).

В рамках программы МКС данный выход является 58-м (суммарная длительность - 348 час 15 мин). Он также стал 33-м с борта станции и 15-м из СО «Пирс». Чиао совершил 6-й выход (набрал 36 час 18 мин и занимает 13-е место в мире), Шарипов - 2-й (10 час 00 мин и 94-е место).

Скафандр «Орлан-М» №25 (командир) эксплуатировался в шестой раз, №27 (бортинженер) - во второй раз. Вследствие того, что у «25-го» в декабре 2006 г., на год раньше остальных имеющихся на МКС российских скафандров, заканчивается гарантийный срок хранения, специалисты НПП «Звезда» стараются использовать его интенсивнее других, чтобы в максимальной степени исчерпать ресурс (12 выходов). Вот чем объясняется одновременная и непривычная эксплуатация в ходе ВКД двух скафандров с красными полосками.

X