ВКД

Справка по ВКД выполненному 3 августа 2004  года

Дата: 03.08.2004
Выходящий космонавт: Геннадий Падалка, Michael Finke
Продолжительность: 5 час 18 мин
Шлюз: Пирс, люк № 1(МКС, ЭО-9)
Скафандр: Орлан-М № 0520025 (красные полосы), Орлан-М № 1130026 (синие полосы)
Задачи выхода:

 - работа с научной аппаратурой, установленной на внешней поверхности служебного модуля "Звезда" (замена аппаратуры "Кромка"; замена съёмной кассеты СКК с образцами конструкционных материалов; демонтаж аппаратуры "Платан");
 - работы по обеспечению стыковки с российским модулем "Звезда" европейского автоматического грузового корабля ATV (установка и подключение антенн межбортовой радиолинии WAS 1,2; установка трёх модернизированных светоотражателей ЛСВ-М и мишени видеометра МВМ; подготовка к установке резервной телекамеры на агрегатном отсеке модуля "Звезда").

Расчетное открытие выходного люка – 3 августа 2004 года в 11 часов 10 минут (время московское летнее).

Расчётная продолжительность пребывания экипажа в условиях открытого космоса – 5 часов 46 минут.

Последовательность операций во время выхода:

- Открытие выходного люка, установка на нём защитного кольца.

- Выход экипажа на внешнюю поверхность отсека «Пирс» и выведение укладки с оборудованием.

- Переход экипажа с укладкой на цилиндрическую часть агрегатного отсека служебного модуля «Звезда».

- Переход командира на торец агрегатного отсека к съёмной кассете СКК № 2-СМ.

- Демонтаж кассеты СКК № 2-СМ, установка на освободившееся место кассеты СКК № 4-СМ и раскрытие её. Укладка кассеты СКК № 2-СМ в контейнер КПУ.

- Переход экипажа в зону работ с лазерными светоотражателями.

- Демонтаж светоотражателя ЛСВ № 3 и укладка его в контейнер КПУ.

- Демонтаж аппаратуры «Кромка-2» и укладка её в контейнер КПУ.

- Установка антенн межбортовой радиолинии WAS 1,2.

- Установка аппаратуры «Кромка-3».

- Отстыковка и укладка электроразъёмов кабелей телекамеры, установленной на агрегатном отсеке

- Демонтаж светоотражателей ЛСВ №№ 1, 2, 6, 4, 5 и укладка их в контейнер КПУ.

- Установка модернизированных светоотражателей ЛСВ-М вместо снятых светоотражателей ЛСВ №№ 1, 2 и 3.
- Установка мишени видеометра МВМ на место снятого светоотражателя ЛСВ № 4.
- Прокладка кабелей с использованием кабельных фиксаторов и стыковка электроразъёмов для подключения антенн WAS 1,2.
- Переход экипажа на цилиндрическую часть агрегатного отсека
- Осмотр скафандров, протирка перчаток полотенцами.
- Переход экипажа на конусную часть рабочего отсека служебного модуля «Звезда».
- Демонтаж аппаратуры «Платан-М».
- Возвращение экипажа с контейнером КПУ и аппаратурой «Платан-М» в стыковочный отсек «Пирс».
- Снятие защитного кольца и закрытие выходного люка.
В процессе работы в открытом космосе экипаж фотографирует снимаемое и вновь установленное оборудование, а также панель японской научной аппаратуры MPAC&SEED.
Перечень выполняемых работ и последовательность их проведения могут уточняться с учётом реальной обстановки.

Описание:

Для экипажа это третий выход и первый запланированный. Две предыдущие «прогулки за борт» были внеплановыми. В циклограмме выход обозначен как ВКД-10, но на самом деле он уже 13-й из российского сегмента.

Выход интересен тем, что проведение части работ на агрегатном отсеке Служебного модуля (СМ) «Звезда» было возможно только при свободном стыковочном узле, т.е. между расстыковкой «Прогресса М-49» и стыковкой «Прогресса М-50». Когда запуск «Прогресса М-50» перенесли с 28 июля на 11 августа, «привязанный» к пересменке «грузовиков» выход передвинули с 22 июля на 3 августа. И еще, это был первый дневной (по московскому времени) выход в 2004 г., чему пресса, присутствовавшая в ЦУП-М, была несказанно рада.

После закрытия люка между Стыковочным отсеком (СО) «Пирс» и переходным отсеком, который служит запасной шлюзовой камерой, космонавты вошли в скафандры «Орлан-М». В 09:04 ДМВ экипаж приступил к десатурации (вымывание азота из крови путем 30-минутного вдыхания чистого кислорода) и с 09:35 до 09:44 провел разгерметизацию СО до 15 мм рт.ст. Затем состоялся контроль герметичности. «0.5 мм за 5 минут. Люк герметичен», - заключил Падалка. В 09:52 ДМВ скафандры перешли на автономное питание. Космонавты отстыковали от скафандров электрофалы и бортовые колодки, которые представляют собой коммуникации, обеспечивающие подачу электропитания и кислорода, охлаждение и вентиляцию.

Выходной люк №1 был открыт в 09:58 ДМВ (06:58 UTC), с опережением графика на 12 минут. При этом доносились восклицания Падалки: «Pull this handle, - и тут же по-русски: - Надо вот эту ручку тянуть. О! Еще раз! Отлично! Открыли!» И затем: «Секунду! Здесь укладка. Подожди! Ты залез в укладку ногой! Стоп!» Геннадий зафиксировал и подтянул крышку люка, а Майкл установил защитное кольцо.

«Я почти снаружи», - говорит Финк в 10:04. «Отлично, Майкл! Уже в третий раз», - констатирует Падалка. Финк первым из иностранцев совершает третий выход в российских скафандрах. Райтер и Фоул с двумя выходами остались позади...

Передав Майклу укладку с оборудованием, Геннадий в 10:06 покидает «Пирс». «Трассу видим. Наши прожектора хорошо бьют. Мы пошли потихоньку?» - спрашивает Падалка. Экипажу явно не терпится приступить к работе, но ЦУП-М советует подождать света. А «прожектора» - это светильники, взятые с американских скафандров. «О, горизонт! Очень красиво! Это называется «заря»?» - слышится вопрос Финка. Космонавты переходят с выходного устройства на малый диаметр рабочего отсека СМ. Но далее их останавливают. «Ждем подтверждения введения запрета двигателей», - объясняет ЦУП-М. Это означает, что двигатели на «Звезде» блокируют, так как вблизи них будут работать космонавты.

Вынужденно отдыхая, экипаж продолжает переговариваться. Финк рассказывает: «Гена, школьники спросили меня: «Миша, какая самая любимая планета?» Это не Марс, это не Сатурн, это наша Земля, наш дом!» После «ворчливого» замечания Падалки («Можно было бы уже и за «Платаном» сходить!») в 10:24 ДМВ ЦУП-М наконец-то разрешает передвижение на агрегатный отсек (АО) «Звезды». И вот космонавты вместе с укладкой, зафиксированной фалами к ним обоим, перейдя на большой диаметр, достигают АО. Здесь они разделяют укладку на две части, отсоединяя антенны WAS 1,2 от КПУ (контейнер переносной универсальный), и временно закрепляют их на поручнях.

В 10:34 ДМВ Падалка переходит на торец агрегатного отсека, где необходимо заменить съемную кассету-контейнер СКК №2-СМ с образцами материалов на СКК №4-СМ. Перед демонтажем старой кассеты, которую установили 25 января 2002 г. Онуфриенко и Бёрш, Геннадий фотографирует ее цифровой камерой Nikon F5 и, пока Майкл вынимает из КПУ новую, закрывает и снимает старую. После «взаимовыгодного обмена», кассетами командир устанавливает, раскрывает и фотографирует СКК №4-СМ, а бортинженер прячет СКК №2-СМ в переносной контейнер.

Теперь экипаж немного поработает с лазерными световозвращателями ЛСВ. Всего их шесть (№1-6), и они находятся на днище АО с момента запуска модуля «Звезда» в июле 2000 г. Геннадий должен переставить крышку с ЛСВ №5 на ЛСВ №3, затем передать Майклу ЛСВ №3 для укладки в КПУ. Но... «А знаешь, что с крышкой? Ленточка оторвалась от крышки! Она просто отклеилась. Только снялась и тут же отклеилась! Это время, космические условия»,- докладывает Падалка. Приходится ему поставить крышку обратно на ЛСВ №5. И это еще не все! Командир видит, что у ЛСВ №3 вырвано кольцо для карабина. ЦУП-М рекомендует использовать большой карабин, зацепив его за стойку ЛСВ №3. Но фал короткий, поэтому Майкл подтаскивает переносной контейнер поближе, и Геннадий засовывает в него «провинившийся» ЛСВ №3.

Далее нужно заменить планшет «Кромка-2», предназначенный для проверки эффективности работы газодинамических защитных устройств на двигателях ориентации, на «Кромку-3». «Кромку-2» установили 26 августа 2002 г. Корзун и Трещёв. Кажется, что Геннадий никак не дает Майклу поработать, потому что «Кромку-2» он решает сфотографировать сам. Но это не так, просто россиянин заботится об американце, чтобы тот случайно не испачкал скафандр продуктами сгорания топлива: «Так, Миша! Тут район двигателей, не надо фотографировать! Довольно грязно!» Падалка демонтирует «Кромку-2», которая вначале «капризничает», но потом «сдается», и позже космонавты укладывают ее в КПУ. «Ребята, мы идем с опережением циклограммы. Сейчас наступает тень», - намекает на отдых ЦУП-М. «Надо рассчитывать на непредвиденные обстоятельства, как с крышкой ЛСВ. Поэтому, если можно, мы потихонечку будем работать», - отвечает трудолюбивый Падалка.

В 11:20 в отверстие №2 на шпангоуте агрегатного отсека он ставит антенны межбортовой радиолинии WAS 1,2. Они доставлены на МКС «Прогрессом М1-11». Затем Падалка помогает Финку установить «Кромку-3» как можно ближе к двигателю. После этого по торцу АО командир идет к плате ФП-17, где расстыковывает и кладет в лирки (короба) электроразъемы кабелей сломавшейся телекамеры. При этом он использует кусачки, на космическом лексиконе именуемые «динозавриками». Замена телекамеры планируется в будущем.

ЦУП-М интересуется самочувствием космонавтов. «Самочувствие как в невесомости. Легко и просто!» - говорит Падалка. А Финк самокритичен: «Я чувствую себя комфортно, потому что ничего пока не сделал».

Геннадий по тому же маршруту возвращается обратно на днище агрегатного отсека. Здесь ему надо снять пять оставшихся лазерных световозвращателей ЛСВ и на их места смонтировать три модернизированных ЛСВ-М и мишень видеометра МВМ. Схема замены такая: новые отражатели (№6, 7 и 8) устанавливаются вместо старых (№1, 2 и 3), а мишень - на место отражателя №4. Усовершенствованные световозвращатели, мишень видеометра и антенны WAS 1,2 являются элементами системы сближения и стыковки для европейских грузовых кораблей ATV. Лазерный луч, посылаемый с ATV, будет отражаться от трех ЛСВ-М и МВМ и анализироваться видеометром на ATV. Видеометр обеспечит очень точное сближение «грузовика» с МКС. Мишень видеометра, также оснащенную отражателями, называют еще трехмерным ЛСВ.

Геннадий Падалка приступает к замене старых световозвращателей на новые. А тем временем на американском сегменте (АС) начинаются «приключения»... Три гиродина CMG на секции 21 насыщаются, т.е. накапливают максимальный кинетический момент и перестают управлять ориентацией станции в пространстве. МКС переходит в режим свободного дрейфа. Двигатели на модуле «Звезда», которые обычно автоматически производят «разгрузку» гиродинов, т.е. создают внешний момент на корпус станции для снижения накопленного кинетического момента, были ранее отключены.

Однако к такому повороту событий оба ЦУПа готовы заранее. Так как из-за потери ориентации МКС уменьшается приход электроэнергии от солнечных батарей, ЦУП-Х «командует» компьютерам АС автоматически выключить ненужное оборудование. В 11:44 станция неожиданно лишается связи S-диапазона, поэтому ЦУПы договариваются, что «Москва» в следующем сеансе связи через российские НИПы попросит экипаж покинуть агрегатный отсек. В 12:14 связь с космонавтами возобновляется. «Гена, Майкл, вам нужно уйти на большой диаметр, чтобы мы могли восстановить ориентацию. Начинайте движение, все оставляем. Как дойдете, скажите. У нас просто короткая зона для выдачи команд», - говорит ЦУП-М.

Экипаж оперативно покидает АО и переходит на конус между малым и большим диаметрами модуля «Звезда». ЦУП-М запускает двигатели для «разгрузки» гиродинов и восстановления ориентации МКС, а ЦУП-Х через российскую командную радиолинию включает связь S-диапазона (сначала запасной канал, находившийся в «горячем резерве», а позже и основной). Земля пока разрешает космонавтам снять планшет «Платан-М», который был установлен 25 января 2002 г. и предназначался для изучения ядер группы железа галактических лучей и ионов солнечных лучей. До него экипаж доходит по кольцевым поручням конуса. Геннадий фотографирует, закрывает и демонтирует планшет. В 12:38 до начала тени экипаж возвращается на место.

Ориентация станции уже восстановлена. Остается только «запретить» двигатели и передать управление снова на гиродины. «Are you drinking? (Ты пьешь?)» - спрашивает командир у бортинженера. В скафандрах находятся емкости с 0.55 л питьевой воды.

Экипаж напоминает о плановой «проверке», в ходе которой космонавты должны в течение 10-15 минут находиться без движения лицом к корпусу станции и держаться за поручни. Земля хочет оценить влияние работы сублиматоров скафандров на ориентацию станции. Эксперимент начинается в 12:55. «Что делать? Ничего, да?» - уточняет Финк. «Ничего, Миша. Without motion (без движения)», - объясняет Падалка. Затем его же доклад: «Чувствуется момент». Но закончить «проверку» им не дают, потому что гиродины наконец-то начинают управлять ориентацией МКС. «У нас есть добро на продолжение работы», - говорит ЦУП-М в 13:00. И космонавты во второй раз идут на агрегатный отсек.

Теперь вернемся назад, чтобы рассказать о работе, которую экипаж выполнил в течение получасового отсутствия связи. Несмотря на это, они трудились: сняли и уложили в переносной контейнер все пять старых отражателей, поставили два новых и кабельный держатель. Но и тогда не обошлось без «сюрприза»... «Начали прокладывать кабели, и антенна WAS выскочила! Надо по новой ее устанавливать!» - докладывал позже Падалка. «Там на штыре цанга, и, когда закручиваешь, на ней раздвигаются усики, чтобы застопориться в отверстии. Вот что-то здесь не срослось», - предположила Земля.

Следуя подробным рекомендациям ЦУП-М, Геннадий снова ставит антенны WAS 1,2. «У меня такое ощущение, что штырь, заходящий в отверстие, должен быть подлиннее, чтобы хорошо зацепить... Сейчас антенна стоит прочнее и уже так не пружинит, как в первый раз», - докладывает Падалка. Для страховки он привязывает кронштейн антенн к ближайшему поручню. Затем командир заканчивает прокладку высокочастотных кабелей, на плате ФП-14 стыкует два их электроразъема с целью подключения антенн WAS 1,2 и фиксирует один из кабелей в кабельном держателе.

В 13:37 Геннадий с помощью Майкла начинает установку мишени видеометра и третьего модернизированного отражателя, а затем снимает крышки со всех ЛСВ-М и МВМ. Падалка работает вблизи стыковочного агрегата, поэтому ЦУП-М дополнительно просит осмотреть его. Ну как в воду глядели!.. «Знаете что, от резинки след остался очень сильный! Причем прямо осталась резина!» - докладывает командир. По его оценке, кусочек уплотнительной резинки имел длину 1.2 см и ширину 4 мм. Такую же резинку, но гораздо большего размера, уже пришлось удалять отсюда 3 декабря 2001 г. Дежурову и Тюрину. ЦУП-М велит снимать резинку, добавляя: «Хорошо бы ее в карман положить». С помощью «динозавриков» Геннадий успешно убирает резинку, отмечая, что та сидела довольно прочно, но шелушилась и отлетала кусками.

После фотографирования Майклом кассеты СКК №3-СМ на большом диаметре космонавты осматривают скафандры, протирают перчатки («Сухим полотенцем - сухие перчатки») от возможных загрязнений (сегодня они работали рядом с двигателями) и выкидывают полотенца. «Бросаем вон туда, Миша. В сторону АО. Как раз будет против вектора скорости... Отбросили! Наблюдаем движение», - сообщает Геннадий в 14:10.

Теперь по знакомому пути можно возвращаться в СО. «Я уже внутри», - говорит Падалка в 14:16. После заведения переносного контейнера и «Платана-М» Финк в 14:20 заходит в «Пирс». Он снимает защитное кольцо и вместе с командиром, на всякий случай, осматривает поверхность люка.

Выходной люк был закрыт в 14:28 ДМВ (11:28 UTC), на 1 час 28 мин раньше планируемого времени. Выход продолжался 4 час 30 мин вместо расчетных 5 час 46 мин. В 14:29 экипаж начал 6-минутный наддув СО до 252 мм рт.ст. Затем космонавты подстыковали к скафандрам бортовые колодки и электрофалы. В 14:43 скафандры перешли на бортовое питание. После успешного 5-минутного контроля герметичности и наддува «Пирса» до 592 мм рт.ст. экипаж наконец-то вышел из скафандров.

По просьбе журналистов руководитель полета РС МКС Владимир Соловьёв рассказал о причине насыщения гиродинов: «Видимо, наш совместный экипаж на торце станции очень активно проводил внекорабельную деятельность и создал дополнительные возмущения. Поэтому гиродины встали на упоры и отключились от управления. Сейчас мы совместно разбираемся, почему эти возмущения на нас так лавинообразно навалились. У нас уже были тенденции в предшествующих выходах, что есть какие-то сложные кинетические моменты».

Существует еще по крайней мере две версии происшедшего. Гиродины могли насытиться из-за дегазации материалов в СО или слабой струи водяного пара, образующейся в сублиматоре скафандра, истекающей в вакуум через маленькое отверстие в ранце и создающей тягу около 1 Н. Следует учитывать, что «Пирс» и «Звезда» расположены далеко от центра масс станции, поэтому возмущения или вращающие моменты любой природы оказывают сильное влияние на ее ориентацию.

Как бы там ни было, еще в ходе февральского выхода, когда космонавты также работали на СМ и, соответственно, его двигатели были выключены. Земля обратила внимание на слабые возмущения станции. Тогда гиродины успели насытиться на 3/4, т.е. оставалось совсем немного до идентичного сегодняшнему отказа. Учитывая это, до августовского выхода Земля разработала специальный план, позволяющий справиться со случаем, когда гиродины насытились, а двигатели «Звезды» отключены. Поэтому злоключения с гиродинами правильнее называть расчетной нештатной ситуацией: выход из нее был подготовлен заранее. Единственной настоящей неожиданностью стала потеря связи S-диапазона, которая могла произойти из-за плохой ориентации станции или из-за того, что в ходе снижения электрической нагрузки компьютер случайно выключил радиопередатчик.

Это был 55 выход за время сборки и эксплуатации МКС, 30 выход с борта станции, пятый для Геннадия и третий Майкла.

X