ВКД

Справка по ВКД выполненному 30 июня 2004  года

Дата: 30.06.2004
Выходящий космонавт: Геннадий Падалка, Michael Finke
Продолжительность: 5 часов 37 минут
Шлюз: Пирс (МКС, ЭО-9)
Скафандр: Орлан-М № 0520025 (красные полосы, БРТА № 13), Орлан-М № 1130026 (синие полосы, БТРА № 18)
Задачи выхода: Замена блока RPCM (блока дистанционного управления электропитанием) для восстановления работоспособности установленного на американском сегменте гиродина CMG2.


Расчетное открытие выходного люка – 01 июля 2004 г. в 01 часов 40 минут московского времени.
Расчетная продолжительность пребывания в открытом космосе – 6 часов
Последовательность операций во время выхода
- Открытие выходного люка, установка на нем защитного кольца.
- Выход бортинженера на внешнюю поверхность отсека «Пирс».
- Передача командиром бортинженеру укладки с оборудованием. Выход командира из отсека «Пирс».
- Переход экипажа с укладкой к такелажному узлу грузовой телескопической стрелы.Фиксация укладки с оборудованием на такелажном узле стрелы.
- Переход командира к основанию грузовой стрелы и перемещение с ее использованием бортинженера и укладки с оборудованием на функционально-грузовой блок (ФГБ) «Заря».
- Переход командира по грузовой стреле на ФГБ «Заря».
- Переход экипажа по кольцевым поручням на III плоскость герметичного адаптера ФГБ, затем – на герметичный стыковочный адаптер РМА-1.
- Переход экипажа с использованием страховки по американскому протоколу в зону проведения ремонтных операций на ферме S0.
- Отворачивание болтов №№ 8,9,10,11,12 на жгуте жидкостных шлангов.
- Открытие створки блока распределения вторичного питания SPDA
Перед началом демонтажа вышедшего из строя блока RPCM ЦУП-Х отключает на МКС электропитание преобразователя постоянного тока DDCU LA2A и дает разрешение на замену блока RPCM.
- Демонтаж неисправного блока RPCM.
- Установка нового блока RPCM и фиксация его.
- После окончания монтажа нового блока RPCM ЦУП-Х включает на МКС электропитание преобразователя постоянного тока DDCU LA2A, проверяет работоспособность нового блока RPCM и дает разрешение на завершение работы.
- Закрытие створки блока распределения вторичного питания SPDA, фиксация жгута жидкостных шлангов.
- Перемещение экипажа к герметичному стыковочному адаптеру PMA-1, переход на страховку по российскому протоколу.
- Переход командира по грузовой стреле к ее основанию и транспортировка с использованием стрелы бортинженера и укладки с оборудованием на отсек «Пирс».
Возвращение экипажа в стыковочный отсек «Пирс», снятие защитного кольца и закрытие выходного люка.
Перечень выполняемых работ и последовательность их проведения могут уточняться с учётом реальной обстановки
Составлено по данным на 30 июня 2004 года.


Описание:

30 июня в 21:19 UTC (1 июля в 00:19 ДМВ) люк был открыт (на 21 минуту раньше, чем записано в циклограмме).

Первым опять пошел бортинженер. Передав ему укладку с оборудованием, из отсека вышел командир. А на орбите у них была ночь. Космонавты покинули борт станции в 21:22 UTC (1 июля в 01:22 мск).

- Ох, как прохладно! - восклицает Падалка. - Хорошо работает сублиматор... Ну, что я вам скажу... Темно, но очень красиво, ребята...

- У нас еще 13 минут тени, поэтому не торопитесь, - предупреждает ЦУП.

А они не торопились, но и ждать не стали. С использованием грузовой телескопической стрелы они переместились на функционально-грузовой блок «Заря».

- Миша, ты видишь такелажный узел? - спрашивает Падалка Майкла Финка.

- Вижу, - отвечает тот.

- Перемещайся плавненько туда.

Для Финка это первая практическая работа в открытом космосе. А Падалка такой опыт приобрел еще во время своего полета на станции «Мир». И теперь, конечно же, он опекает своего товарища-«перворазника», контролирует его действия, подсказывает, что и как надо делать. Вот Майкл добрался до такелажного узла грузовой стрелы.

- Миша, ты пока осмотрись, привыкни, - советует ему командир.

Американского астронавта Майкла Финка Геннадий Падалка чаще называет русским именем Миша, и тот охотно откликается на него. Сейчас Миша устроился на такелажном узле стрелы, а командир занял место у ее основания на посту оператора, где находятся рукоятки управления. Геннадий советуется с ЦУПом, стоит ли ждать рассвета или можно работать со стрелой в тени? ЦУП не навязывает своего мнения, полагая, что в данном случае космонавтам виднее:

- Если проблем с подъемом стрелы небудет, то можно потихонечку поднимать.

- Нет, не будет, - решительно заявляет Падалка и командует бортинженеру: - Миша, расфиксируй такелажный узел.

Вращая рукоятки управления, Геннадий поднимает балку стрелы на 45° относительно продольной оси отсека «Пирс». Периодически он спрашивает у бортинженера, который сейчас «катается» на этом «подъемном кране», все ли там нормально. Ответы Финка оптимистичные: «Хорошо», «Пока все о'кей», «Нормально», «Отлично».

Вот стрела поднята. Теперь ее надо перевести параллельно продольной оси ФГБ «Заря».

- Подъезжаем, - предупреждает Геннадий Майкла.

- Хорошо, очень плавненько, - одобряет тот работу «космического крановщика».

ЦУП напоминает Финку номер поручня на ФГБ, на который он должен установить опору для фиксации балки стрелы. Предупреждает, что там еще пара антенн будет, мол, повнимательнее с ними.

Вскоре бортинженер докладывает:

- Опора установлена, открываю кольцо.

Имеется в виду кольцо ложемента опоры, в котором жестко фиксируется балка стрелы.

Эта опора предназначена для надежной фиксации стрелы к поручням модуля. В случае возникновения какой-либо аварийной ситуации надежно зафиксированная стрела обеспечивает экипажу наиболее быстрый путь к возвращению. Эта опора уже использовалась, когда стрелу тоже пришлось раздвинуть на полную длину. Тогда понадобилось перенести вторую грузовую стрелу, доставленную шаттлом, на ее штатное место, т.е. на шлюзовой отсек «Пирс». Балка стрелы вставляется в ложемент опоры, и тот закрывается, как наручники. В штатной ситуации экипаж эту опору снимает и стрелу возвращает в исходное положение.

Сейчас бортинженер зафиксировал стрелу на заданном поручне ФГБ, и командир с укладкой пошел по ее балке своим ходом. На телевизионной картинке было видно, как уверенно он передвигается к месту встречи с бортинженером, у границы российского и американского сегментов МКС. Там, «за границей», им нужно будет перейти на американскую систему страховки. И дальше их действиями будет руководить ЦУП в Хьюстоне. Но пока с ними говорит ЦУП в подмосковном Королеве:

- Гена, на Пи-Эм-Эй твой поручень третий, а Майкла четвертый. Операция особо ответственная, очень важно, чтобы закрыть большой карабин лебедки. Мы с вами пока прощаемся. Ждем вас с удачей.

В 01:10 ДМВ экипаж пересек российско-американскую «границу» на МКС.

Дальнейшие переговоры экипажа с Землей пошли уже на английском языке. Падалка доложил хьюстонскому ЦУПу, что они перешли на американскую систему страховки и готовы к продолжению работ. По поручням на модуле Юнити космонавты двинулись в сторону шлюзовой камеры «Квест» и далее - на ферму SO в зону проведения ремонтных операций. В 01:25 ДМВ они прибыли на место и приступили к выполнению основной задачи выхода.

Сначала им надо было вскрыть клапан ЭВТИ и отвернуть спрятанные под ним пять болтов, крепящих жгут жидкостных шлангов, затем, приподняв этот жгут, открыть створки панели, чтобы добраться до отказавшего блока RPCM.

Они все время шли с опережением графика. Если с болтами экипажу пришлось потрудиться (реальные усилия оказались повыше расчетных), то сама замена отказавшего блока не представляла трудностей. В 02:45 ДМВ Майкл снял его, а в 02:52 поставил новый. Правда, назвать новым этот блок RPCM, пожалуй, некорректно, ведь он уже был в употреблении. В свое время он поработал на мобильном транспортере МТ, но затем из-за отказа одного из элементов был заменен во время выхода в открытый космос 8 апреля 2003 г. Однако выбрасывать замененный блок не стали, так как, по заключению американских специалистов, он оставался вполне пригодным для использования в других системах. И вот, как говорится, его час настал.

Проведенное хьюстонским ЦУПом тестовое включение гиродина CMG-2 (конечно, не на полные обороты) подтвердило его работоспособность. Телеметрия показала, что и установленный Финком блок RPCM нормально функционирует, и механическая часть тоже.

В 04:04 ДМВ космонавты двинулись в обратный путь. К этому времени они уже более чем на час опережали номинальную циклограмму своих работ. В 04:22 ДМВ их снова полностью взял под свою опеку российский ЦУП. Надо сказать, что и на американском сегменте, хотя действия экипажа контролировались и направлялись из Хьюстона, но за скафандры и самочувствие космонавтов по-прежнему несла ответственность российская сторона.

С чувством исполненного долга Геннадий Падалка и Майкл Финк возвращались к стыковочному отсеку «Пирс». Новичок Майкл уже полностью освоился в открытом космосе. Вот сейчас им с Геннадием нужно разойтись по разным концам грузовой стрелы. Но прежде чем пойти к ее основанию, к посту оператора, Падалка как заботливый командир и как старший, более опытный товарищ спрашивает:

- Миша, помощь нужна?

- Не надо, - отвечает Майкл. - Я сам.

Финк занимает удобную позицию, чтобы отсоединить балку стрелы от опоры, и в ожидании команды оглядывается:

- Гена, очень все красиво!

- Наконец-то у нас есть возможность посмотреть на это, - с удовольствием откликается Падалка.

С возвращением к «Пирсу» работа экипажа в открытом космосе не закончилась.

- Будем выполнять дополнительные задачи.

Эти задачи формулировались как «Установка мягких поручней, установка защитных элементов на кронштейны кольцевых поручней ВЛ-1, установка блока контроля давления и осаждения (БКДО)». А вообще-то они были взяты из предстоящего планового выхода, и выполнять их сейчас предписывалось только при наличии резерва времени. На это, похоже, не очень-то надеялись, но экипаж, выполняя основную задачу, сумел намного опередить график работы.

Прежде чем взяться за дополнительные задачи, Падалка предлагает:

- Давайте мы сначала занесем КПУ (контейнер переносной универсальный.), чтобы он не мешался, а потом поручни и все другое.

Руководитель полета Владимир Соловьев скорее предлагает, чем спрашивает;

- Ребята, а вам передохнуть не надо?

- А параметры как? Нормальные? - вместо ответа интересуется Падалка.

Он имеет в виду медицинские параметры Майкла Финка и свои собственные, за которыми неотступно следит специалист по скафандрам, представитель НПП «Звезда» Арнольд Барер. Но сейчас нет связи через российские пункты, соответственно нет и телеметрии.

- Параметров мы не видим, - вынужден констатировать Соловьев.

- Ну, нормально тогда, - делает неожиданный вывод Геннадий Падалка.

Руководитель полета все же мягко настаивает:

- Но передохнуть надо.

Геннадий тут же находит свои аргументы:

- Алексеич, в принципе я отдыхал, когда управлял стрелой, а Майкл, когда на ней ехал. И сейчас мы пойдем, не торопясь, и заодно будем отдыхать.

С установкой БКДО особых проблем не было. Если не считать рекомендацию ЦУПа искать магнитный замок для установки блока справа от себя, а Падалка увидел его слева, потому что шел вперед не головой, а ногами. Но вот с установкой мягких поручней пришлось повозиться. Они предназначены для удобства передвижения космонавтов по внешней поверхности «Пирса» и представляют собой лееры, которые натягиваются между жесткими кольцевыми поручнями. Как сказал Падалка, «проще RPCM заменить, чем проложить эти два леера». Один леер установили где было сказано, а второму до нужного места не хватало сантиметров двадцать. На недоуменное замечание Геннадия: «А чего же так получилось-то?» - ответ был обтекаемым: «Гена, поговорим потом». В общем, пришлось второй леер прицепить несколько в другом месте. Космонавты опробовали их и остались довольны: «Отлично по ним перемещаться».

Установив еще два защитных элемента (заглушки) на кронштейны кольцевых поручней, экипаж вошел в отсек «Пирс» и в 05:59 ДМВ закрыл выходной люк. Космонавты возвратились на МКС 1 июля в 02:59 UTC (06:59 мск).

Даже выполнив дополнительные задачи, Геннадий Падалка и Майкл Финк проработали в условиях открытого космоса 5 часов 40 минут вместо отведенных им циклограммой шести часов, причем только на основную задачу.

Переход скафандров на автономное питание был выполнен 30 июня в 21:14 UTC, выходной люк №1 СО «Пирс» был открыт в 21:19. Финк вышел из СО в 21:21, а Падалка - в 21:24.

В ходе выхода Падалка четырежды заходил в «Пирс»: в первый раз в 02:00 на 6 минут (для вноса оборудования и выноса блока контроля давления и осаждения (БКДО) и двух мягких поручней), во второй и третий - в 02:40 и 02:43 (за двумя ограничителями), в четвертый - в 02:51 (окончательно). Финк вернулся в СО в 02:53 и закрытие люка состоялось в 02:59. Наддув «Пирса» начался в 03:00, а в 03:13 скафандры перевели на бортовое питание.

Таким образом, выход продолжался: 5 час 40 мин (от открытия до закрытия люка - российский критерий), 5 час 46 мин (от перехода на автономное питание до начала наддува -американский критерий), 5 час 59 мин (на автономном питании).

Прошедший выход стал 54-м по программе МКС (суммарная продолжительность - 328 час 24 мин), 29-м с борта станции и 11-м из СО «Пирс». Это также был 237-й выход в мире и 108-й выполненный в российских скафандрах (суммарная длительность - 462 час 59 мин). Падалка осуществил 4-й выход (набрал 12 час 17 мин), а Финк - 2-й (5 час 53 мин).

 

X