ВКД

Справка по ВКД выполненному 25 января 2002 года

Дата: 25.01.2002

Выходящий космонавт: Юрий Онуфриенко, Daniel Bursch

Продолжительность: 5 часов 59 минут

Шлюз: Пирс (МКС, ЭО-4)

Скафандр: Орлан-М, Орлан-М

Задачи выхода:

1. Установка шести газозащитных устройств EPA (Efflux Protection Assembly) у двигателей ориентации на АО СМ.
2. Замена кассет эксперимента «Кромка».
3. Установка контейнеров СКК с образцами материалов.
4. Установка аппаратуры «Платан-М» на поверхности СМ.
5. Установка антенны радиолюбительской связи WA-4 на АО СМ.

Последовательность операций во время выхода:

- Выход из стыковочного отсека «Пирс» и вынос оборудования
- Установка съёмной кассеты-контейнера №1 на стыковочном отсеке «Пирс»
- Транспортировка и установка научной аппаратуры «Платан-М» на служебном модуле «Звезда»
- Установка съёмной кассеты-контейнера №2 на служебном модуле «Звезда»
- Монтаж газозащитного устройства «PIV»
- Установка антенны радиолюбительской связи на приборном отсеке служебного модуля «Звезда»
- Монтаж газозащитных устройств «TI» и «PII»
- Демонтаж научной аппаратуры «Кромка1-0»
- Монтаж газозащитного устройства «КI»
- Установка на складной поручень газозащитного устройства «TI» научной аппаратуры «Кромка 1»
- Монтаж газозащитного устройства «КIII» и «TIII»
- Прокладка и установка кабеля антенны радиолюбительской связи
- Возвращение на стыковочный отсек «Пирс»
- Вход в стыковочный отсек «Пирс»

Перечень выполняемых работ и последовательность их проведения могут уточняться с учётом реальной обстановки
Составлено по данным на 22 января 2002 года

Описание:

   По циклограмме космонавты должны были приступить к открытию люка в 18:35 ДМВ. Но шлюзование прошло гладко, и после того, как Онуфриенко сообщил, что давление в Стыковочном отсеке «Пирс» упало до 3 мм рт.ст., ЦУП дал разрешение на открытие люка. В 18:19 ДМВ (15:19 UTC) Бёрш, в чьи обязанности входила эта операция, доложил:

– Люк открыт.

Командир посоветовал новичку сначала выглянуть наружу, осмотреться, перецепить фал, а потом уже идти дальше на выходное устройство, которое установлено у люка.

– Не торопись, – сказал он, – время есть. Руками за ВУ… Отлично!

Бёрш, послушно выполняя рекомендации, плавно вышел из люка. И вот следует его очередной доклад:

– Я снаружи, на ВУ.

Первые шаги в открытом космосе новичок делает уверенно. Командир, еще оставаясь в Стыковочном отсеке, передает ему укладку с оборудованием и научной аппаратурой. Все, что предстоит установить на СМ «Звезда».

В составе этого оборудования – специальные устройства для защиты внешних элементов станции от загрязнений, образующихся при работе двигателей ориентации Служебного модуля. Вблизи них находятся некоторые поручни, по которым передвигаются космонавты. Так что есть опасения испачкать продуктами реакции перчатки, а потом при возвращении в станцию эта «грязь» может попасть во внутреннюю атмосферу. Поэтому, прежде чем взяться за такие поручни, космонавты протирают их полотенцами. Протирают и перчатки перед возвращением в станцию. Тщательно осматривают скафандры, нет ли какого-либо загрязнения. Эта процедура впервые введена на МКС, а на станции «Мир» такого не было. Не было там и газозащитных устройств, хотя двигатели ориентации на «Мире» и на МКС одинаковые.

Начальник отдела по внекорабельной деятельности и технологическим операциям РКК «Энергия» Александр Полещук, сам дважды выходивший в открытый космос, объясняет:

– Там эта проблема не поднималась. После возвращения космонавты не отмечали какого-либо постороннего запаха. Но вот на новом, международном уровне таким вопросам уделяется много внимания. Например, одна из будущих задач на выходах – установка противометеоритных экранов. Этого тоже не было на станции «Мир», хотя она летала 15 лет. В программу выхода, который сейчас проводят космонавты, включена установка газозащитных устройств на двигатели ориентации. Это связано с тем, чтобы раз и навсегда избавиться от возможного загрязнения перчаток и элементов конструкции. Газозащитные устройства представляют собой короб, который не препятствует работе двигателей, но исключает попадание остатков топлива на внешнюю поверхность станции. В прошлом выходе у нас использовалась грузовая стрела. Сейчас такой необходимости нет. Расстояние до агрегатного отсека небольшое. Те массы, которые переносят космонавты, тоже небольшие. Поэтому они идут вручную и по пути устанавливают еще научную аппаратуру.

С научной аппаратуры Ю.Онуфриенко и Д.Бёрш и начали свою монтажную работу в открытом космосе. На СО «Пирс» они установили съемную кассету-контейнер СКК №1-СО с образцами материалов для исследования воздействия на них условий открытого космоса. Потом перешли на модуль «Звезда» и на одном из поручней установили аппаратуру «Платан-М», предназначенную для изучения механизмов проникновения ядер малых и средних энергий в магнитосферу Земли.

Телекамера на дистанционном манипуляторе МКС позволяла ЦУПу визуально контролировать деятельность космонавтов. Манипулятором управлял и вел съемку третий член экипажа, который оставался внутри станции, – Карл Уолз. ЦУП, наблюдая за работой космонавтов, придирчиво оценивал ее результаты.

– Юра, вроде «Платан» закрылся?

Онуфриенко, уже направляясь к другому месту работы, останавливается, внимательно осматривает только что установленный прибор и успокаивает Землю:

– Нет. Стоит нормально. Как раскрыли, так и стоит.

Дополнительно к предварительно намеченным работам космонавтам было поручено осмотреть иллюминатор №7 модуля «Звезда», в котором они накануне заметили небольшую каверну. Осмотр снаружи показал, что это не след микрометеорита, как предполагалось, а, скорее всего, внутренний дефект в одном из трех стекол иллюминатора.

Еще одну кассету-контейнер, СКК №2-СМ Онуфриенко и Бёрш установили на агрегатном отсеке модуля «Звезда» и после этого приступили к монтажу газозащитных устройств. Их всего шесть – по два для двигателей, управляющих соответственно рысканьем, тангажом и креном. На пути следования от первого из них ко второму, т.е. от четвертой плоскости к первой, космонавты установили антенну радиолюбительской связи РЛС WА-4. Таких антенн должно быть четыре, по одной на каждой плоскости СМ. Первую из них поставили в предыдущем выходе, теперь очередь второй.

Прежде чем приступить к монтажу третьего газозащитного устройства, космонавты сняли аппаратуру «Кромка 1-0», которая была установлена В.Дежуровым и М.Тюриным 15 октября прошлого года в районе работы двигателей ориентации на второй плоскости модуля «Звезда». С помощью этой аппаратуры исследуется влияние осаждения загрязняющих веществ от работающих реактивных двигателей на характеристики образцов конструкционных материалов и внешних покрытий. Аналогичную аппаратуру «Кромка 1» Юрий Онуфриенко и Дэниел Бёрш установили на складной поручень четвертого газозащитного устройства, которое они смонтировали на двигателях ориентации по первой плоскости СМ.

Космонавты идут с некоторым опережением графика, но накопившаяся усталость дает о себе знать. ЦУП внимательно следит не только за их работой, но и за самочувствием:

– Юра, кто-то из вас сильно дышит. Может быть, отдохнуть?

– Отдохнуть всегда можно, – философски замечает Онуфриенко.

– Сейчас тень будет.

– Очень хорошо! Как раз и отдохнем. У нас остался один барашек на ГЗУ, в тени его мы завернем…

Отдых отдыхом, а работа прежде всего.

Карл Уолз тоже внимательно следит за деятельностью товарищей, сверяя ее с циклограммой. Он напоминает о дальнейших действиях, предупреждает о наступлении тени. В ответ на одно из таких напоминаний Дэн благодарит его по-русски:

– Спасибо, братишка мой!

А тут в эфире вдруг раздается хрипловатый голос Владимира Высоцкого: «Чуть помедленнее, кони, чуть помедленнее…»

– Это вы там музыку включили? – спрашивает ЦУП.

Но экипаж МКС тут не при чем. Невесть откуда взявшаяся песня пришлась к месту, как бы призывая уставших космонавтов поубавить интенсивность работы.

Песня оборвалась так же внезапно, как и зазвучала. А космонавты продолжают трудиться, последовательно выполняя пункты, предписанные циклограммой выхода. Соблюдая требования экологической гигиены, Онуфриенко протирает перчатки полотенцем и передает его Бёршу:

– Извини, Дэн, second hand… Потом отбрось в том направлении.

Новичок в открытом космосе Дэн Бёрш уже полностью освоился с непривычными условиями. Протерев свои перчатки полотенцем, он шутливо демонстрирует запуск этого «нового космического объекта»:

– Три, два, один – пуск!..

Полотенце, выброшенное Дэном Бёршем, попало в каталог космических объектов Космического командования США с номером 27328 и международным обозначением 1998-067Q. Моделирование движения объекта показало, что он отделился от станции 25 января в 17:50–17:55 UTC – то есть во время выхода.

Снова, как и в предыдущих выходах, ЦУП интересуется теплоизоляцией перчаток. Мнение Онуфриенко таково:

– Если уж сильно прислушаться к организму, то левая чуть-чуть теплее. Но это надо тонко чувствовать.

У Дэна никаких замечаний к перчаткам нет.

А тут ЦУП сообщает:

– Просматривали видеозапись, там Дэн коснулся ногой двигателя.

– Протрем, – невозмутимо отвечает Онуфриенко.

– Да, надо протереть и просушить на Солнце, – добавляет ЦУП. – А когда дойдете до ВУ, еще раз осмотрите перчатки и скафандры.

Закончив монтаж газозащитных устройств, космонавты подключили антенну WA-4 к соответствующим электроразъемам и установили еще одну, третью, кассету-контейнер СКК №1-СМ.

Заключительные операции по выходу отличались только одной дополнительной: упаковка планшета по эксперименту «Кромка» в непроницаемую для газов упаковку – чтобы не допустить газовыделения планшетом, стоявшим несколько месяцев рядом с работающими двигателями.

Перед возвращением в станцию они тщательно осмотрели друг друга: «Скафандры чистые, нормально» – и вошли внутрь Стыковочного отсека. По московскому времени начинались уже следующие сутки – 26 января. И вот в 00:18 ДМВ (21:18 UTC) следует доклад о закрытии люка. Одной минуты не хватило, чтобы длительность выхода составила ровно 6 часов.

Неоднократно (до 10 раз) на протяжении ВКД на сменного руководителя полета (СРП) в ЦУП-М выходил СРП в ЦУП-Х и навязывал дискуссию по проблемам загрязнения скафандров, чем сильно затруднял управление ВКД.

X