ВКД

Справка по ВКД выполненному 13 ноября 2001 года

Дата: 13.11.2001

Выходящий космонавт: CULBERTSON Frank, ДЕЖУРОВ Владимир

Продолжительность: 5 часов 5 минут

Шлюз: Пирс (МКС, ЭО-3)

Скафандр: Орлан-М, Орлан-М

Задачи выхода:

1.Подключение к аппаратуре «Курс-П» служебного модуля «Звезда» антенн, установленных на стыковочном отсеке «Пирс»;
2.Испытания грузовой телескопической стрелы ГСтМ-1;
3.Осмотр и фотографирование солнечной батареи СБ-II служебного модуля «Звезда»;
Последовательность операций во время  выхода:

- установка на поручнях стыковочного отсека «Пирс» и переходного отсека модуля «Звезда» специальных крепежных элементов для фиксации кабелей;
- прокладывание кабеля «Курс-П ВЧ» с модуля «Звезда» на отсек «Пирс», стыковка электрических разъемов;
- прокладывание ленточного кабеля с модуля «Звезда» на отсек «Пирс» и подключение его к плате «Курс-П НЧ»;
- фиксация кабелей в установленных ранее крепежных элементах;
- испытания грузовой телескопической стрелы ГСтМ-1;
- осмотр и фотографирование солнечной батареи СБ-II, установленной на модуле «Звезда»

Описание:

   Выход задержался из-за того, что давление в Стыковочном отсеке никак не хотело снижаться. С причиной разобрались быстро. Неплотно был закрыт клапан в люке, который отделяет «Пирс» от переходного отсека модуля «Звезда». А дальше все пошло, штатно.
   В 00:35 ДМВ (21:35 UTC) Владимир Дежуров доложил о переключении скафандров на автономное питание. Спустя некоторое время сообщил, что давление в отсеке 10 мм рт.ст., потом – 5 мм. ЦУП предложил еще чуть-чуть подождать, чтобы Фрэнку Калбертсону было легче открывать люк… И вот следует команда:
   – Фрэнк, можно открывать.
   По сравнению с номинальной циклограммой, выходной люк был открыт с получасовой задержкой, в 00:41 ДМВ. Первым за порог космического дома, согласно той же циклограмме, выходит американский астронавт. Несмотря на имеющийся опыт космических полетов, с открытым космосом он встречается впервые. И ЦУП-М, учитывая это, тактично интересуется: 
   – Фрэнк, как ты там, уже адаптировался?
   – О'кэй, – слышим в ответ. – Все прекрасно.
   Перед космонавтами стояли три основные задачи. Первая из них заключалась в том, чтобы подключить антенны аппаратуры «Курс», которые Дежуров и Тюрин установили на отсеке «Пирс» в первом своем выходе, к самой аппаратуре «Курс», которая находится в модуле «Звезда». Для этого надо было проложить соответствующие кабели, состыковать их с электрическими разъемами на «Пирсе» и на «Звезде». И закрепить эти кабели, да так, чтобы они в будущих выходах не мешали передвижению космонавтов по внешней поверхности станции. Работа сама по себе не уникальная – такие операции уже проводились на станции «Мир», но достаточно трудоемкая и кропотливая. (Одну связку из 4 высокочастотных кабелей, проложенных по поверхности СМ, нужно было отстыковать с одной стороны и переключить на разъемы на «Пирсе». Вторую связку из 3 низкочастотных кабелей космонавты принесли с собой, чтобы соединить ими разъемы на СМ и СО1 и отключить ранее проложенные кабели. На это ушло 2.5 часа.)

  Второй задачей, если считать в хронологической последовательности, был осмотр и фотографирование левой солнечной батареи модуля «Звезда», на которой после запуска не полностью раскрылась одна из боковых створок. И третья задача – проверка функционирования грузовой стрелы ГСтМ-1. Эту стрелу Дежуров и Тюрин установили в своем первом выходе 8 октября, но из-за дефицита времени не успели начать ее проверки.
  
Космонавты вынесли на поверхность станции укладки с необходимым для работы оборудованием и затем перешли на модуль «Звезда». На Дежурова в этом выходе выпала дополнительная нагрузка. Он работал и как главный специалист по внекорабельной деятельности, и как переводчик. Объяснял Фрэнку рекомендации Земли и зачастую переводил с английского на русский его сообщения. Но Владимир уже настолько освоился с открытым космосом, что позволял себе порой и пошутить.
   – Открываю клапан, – комментирует он свои действия и вдруг спрашивает оператора в ЦУПе: – Серега, а чё под клапаном пусто?
   – Там четыре разъема должно быть! – восклицает тот.
   – Ничего нет, – вполне серьезно констатирует Дежуров, но тут же разряжает обстановку: – Я шучу. Все на месте, Серега. Под клапаном хорошая маркировка, все видно.
   Если хорошо видно, ЦУП дает разрешение работать и в тени. 
   – Пятый состыковали и седьмой состыковали, – докладывает Дежуров. – Но он какой-то подозрительный, потому что там одна ручка серая, а вторая черная. А на седьмом обе серые.
   – Главный критерий, – объясняет ЦУП, – чтобы защелка была в положении «Закрыто».
   – Может быть, мы перепутали? – не унимается Дежуров.
   – Нет, Володя, – успокаивает его оператор. – Передо мной фотография. Тут все нормально. Действительно, обе ручки серые. 
   Во многом благодаря опыту Дежурова, тем более конкретному опыту работы на модуле «Звезда» в предыдущих выходах, космонавты смогли наверстать упущенное при открытии люка время и войти в график номинальной циклограммы. А потом даже немного опередить этот график. Используя удобные моменты, они начали фотографирование солнечной батареи, то есть параллельно перешли к выполнению второй задачи.
   – Сережа, я пока тут напротив солнечной батареи, – говорит Дежуров оператору, – давайте-ка посмотрим уже конкретно, где тут и что… Я смотрю на лицевую сторону. На лицевую сторону всей солнечной батареи. Она у меня так вертикально перед глазами. И с правой стороны этой нераскрывшейся створки такая тяга идет, из нее выходит. Она прямо так с этой нераскрывшейся створкой и стоит, как бы не задействовавшаяся…
   Три часа с начала выхода. ЦУП просит космонавтов отойти на безопасное расстояние и после разворота батареи на 180° продолжить фотографирование. 
   – Свет не очень хорошо, – это Калбертсон высказывает свои опасения за качество съемки. Он сегодня «главный фотокорреспондент».
   До наступления тени, т.е. очередной ночи на орбите, все операции с солнечной батареей были закончены. ЦУП предложил космонавтам в этой тени отдохнуть перед последней задачей – проверкой функционирования грузовой стрелы. Космонавты не возражали, но тень использовали для того, чтобы собрать вещи для возвращения.
   Как объяснил мне начальник отдела РКК «Энергия» по внекорабельной деятельности и технологическим операциям космонавт Александр Полещук, новая грузовая стрела немного лучше тех, которые были на станции «Мир». Отличается она тем, что, кроме управления по каналам тангажа и рыскания (вверх-вниз и вправо-влево), теперь можно менять с поста оператора, а не вручную, как раньше, ее длину. Специалистов сейчас интересовало, насколько будут соответствовать экспериментальные данные, полученные на Земле, работе в условиях реального космоса.
   – Я в якоре, – сообщает Дежуров. Это значит, что он уже встал на пост оператора управления стрелой.
   – Мы работать будем, когда выйдем из тени, – предупреждает его ЦУП. 
   – Я знаю, но я готов.
   – Пока отдыхайте. До света осталось 20 минут.
   Время еще есть, и ЦУП уточняет условия испытаний:
   – Володя, схема такая. Ты стрелу немножко опускаешь вниз. Фрэнк ослабляет фал, снимает с карабина и фиксирует его. После этого, Володя, ты поднимаешь ее так, чтобы она была под 45 вдоль икса. Она будет смотреть в сторону пассивного узла. И после этого ее надо будет развернуть вправо на 270°. И тогда, опустив ее горизонтально к иксу, раздвигаешь полностью и потом складываешь. Скорость вращения рукояток – один оборот за три секунды.
   Результаты оказались в полном соответствии с расчетными. За те же 15 оборотов, что и на Земле, балка стрелы поворачивалась на 45°. Только Дежурова попросили работать помедленнее, а то он, видимо увлекшись, крутил рукоятки втрое быстрее, чем предусматривалось.
   С опережением графика Владимир Дежуров и Фрэнк Калбертсон завершили программу работ в открытом космосе. При этом они не пропустили ни одной позиции, указанной в циклограмме выхода. По докладу Дежурова, выходной люк был закрыт в 05:46 ДМВ (02:46 UTC).

    Расчетная продолжительность выхода была 6 часов, фактически же он продолжался на час меньше. Официально зафиксированная и ЦУП-М, и NASA длительность от открытия до закрытия люка – 5 час 04 мин, с 00:41 до 05:45 ДМВ. В пресс-релизе РКК «Энергия» по не вполне понятной причине даны времена 00:45–06:03 ДМВ, что дает 5 час 18 мин. Дж.МакДауэлл (США) взял период от снижения давления до 0.05 атм (00:27 ДМВ) и до начала наддува (05:50 ДМВ), получилось 5 час 23 мин. Можно еще использовать шаттловское правило, от перехода на автономное питание (00:35 ДМВ) до начала наддува, получится 5 час 15 мин.
   Официальная (NASA) суммарная продолжительность 29 выходов с МКС и пристыкованных к ней кораблей составила 183 час 18 мин. Но продолжительности российских и американских выходов учитываются в этой сумме по разным правилам...

X