ВКД

Справка по ВКД выполненному 8 октября 2001 года

Дата: 08.10.2001

Выходящий космонавт: ДЕЖУРОВ Владимир, ТЮРИН Михаил

Продолжительность: 4 часа 58 минут

Шлюз: Пирс (МКС, ЭО-3)

Скафандр: Орлан-М, Орлан-М

Задачи выхода:

1.Монтаж на внешней поверхности отсека "Пирс" выходного устройства и грузовой стрелы ГСтМ-1;

2.Установка дополнительных поручней, штанги с антеннами аппаратуры "Курс" (АР-ВКА и 2АР-ВКА), стыковочной мишени;

3.Стыковка разъема радиотелеметрической системы "Транзит-Б";

4.Проведен монтаж видеокамер, которые должны контролировать работу космонавтов на российском сегменте МКС. (В плане такой задачи не видел.)

Последовательность операций во время  выхода:

-стыковка разъема радиотелеметрической системы "Транзит-Б"

-установка дополнительных поручней в районе выходного люка ВЛ-1

-монтаж выходного устройства 

-монтаж грузовой стрелы ГСтМ-1

-установка штанги с антеннами аппаратуры "Курс" АР-ВКА и 2АР-ВКА 

-осмотр антенны  аппаратуры  "Курс" 4АО-ВКА 

-установка дополнительных поручней в районе выходного люка ВЛ-2 

-установка стыковочной мишени 

-проверка функционирования грузовой стрелы ГСтМ-1 

Составлено по данным на 5 октября 2001 года.

Описание:

   Открытие внешнего люка состоялось над Южной Атлантикой в 14:23 UTC, позже запланированного на 33 минуты.

Стыковочный отсек «Пирс» впервые был опробован по одному из двух своих назначений, а именно как шлюзовая камера для выхода в открытый космос. Первооткрывателями выходного люка стали Владимир Дежуров и Михаил Тюрин.

У Дежурова – солидный опыт ВКД: во время полета на «Мире» в 1995 г. он с Геннадием Стрекаловым пять раз выходил за порог космического дома. А для Тюрина все было впервые.

На «Пирсе» два выходных люка, и сегодня космонавты пользовались тем, который называется ВЛ-1. Они открыли его в 17:24 ДМВ (14:24 UTC). Сначала на внешнюю поверхность станции ступил Михаил Тюрин. Он состыковал электрические разъемы радиотелеметрической системы «Транзит-Б», предназначенной для связи с космонавтом в скафандре. Затем к нему присоединился Владимир Дежуров. Возле люка они установили два дополнительных поручня, после чего приступили к монтажу т.н. выходного устройства.

– Миша, подойди поближе, – говорит Дежуров, – возьмем это устройство.

Они извлекают из Стыковочного отсека внушительных размеров раму с двумя рабочими площадками для космонавтов.

– Так, устанавливаем, – сообщает Дежуров и советует Тюрину: – Миша, возьмись, как тебе удобнее.

– Сейчас, подожди, – отвечает тот. – Я это хозяйство отодвину в сторону… Ну, вот… Теперь надо на 90 градусов повернуть. На тебя по часовой стрелке… Вот так… Так похоже на картинку.

ЦУП постоянно контролирует работу космонавтов и после окончания установки выходного устройства подводит итог:

– Значит, ребята, вэ-у у нас должно стоять так, чтобы не перекрывало люк. По касательной к люку.

– Так и есть, – подтверждает Дежуров.

ЦУП продолжает:

– И стойки должны смотреть в сторону малого диаметра РО эс-эма.

То есть, рабочего отсека Служебного модуля «Звезда».

– Так и есть, – снова подтверждает Дежуров.

– Отлично. Ребята, есть предложение отдохнуть.

Против этого космонавты не возражали. Тем более, на орбите начиналась ночь, а в темноте работать не рекомендовалось. Но после непродолжительного отдыха это время решили использовать для эксперимента по проверке теплопроводности перчаток. ЦУП напоминает условия:

– Надо взяться двумя руками за поручень, как можно плотней. И держаться за этот поручень, пока не получите дискомфортных ощущений. Как только почувствуете охлаждение от поручней, сразу доклад на Землю – и отпускаете. Больше десяти минут мы вас не собираемся держать.

ЦУП начинает отсчет времени, а космонавты периодически докладывают о своих ощущениях.

– Что-то я никакого охлаждения не чувствую, – говорит Дежуров.

– Абсолютно никаких изменений, – вторит ему Тюрин.

И дальше в таком же духе. 

С наступлением дня космонавты переходят к следующей операции – установке грузовой стрелы ГСтМ-1. Два таких космических «подъемных крана» в свое время очень успешно поработали на «Мире» и зарекомендовали себя эффективным средством для транспортировки космонавтов и грузов. На Стыковочном отсеке «Пирс» тоже будут установлены две «Стрелы». Но это в будущем. А сегодня – первая из них.

Грузовая стрела появилась на свет позже, чем станция «Мир». Поэтому там пришлось искать и готовить для нее посадочное место. На «Пирсе» это было предусмотрено заранее, специально заложено в его конструкцию. В результате монтаж двух компонентов – базы и самой стрелы – много времени не занял.

Вообще перечень работ в этом выходе довольно обширный: кабель, «Стрела», ВУ, 4 поручня, стыковочная мишень и антенны «Курса». Закончив со «Стрелой», космонавты установили штангу с двумя антеннами аппаратуры «Курс»: АР-ВКА и 2АР-ВКА.

– Ну что, пошли ко второму люку, – как бы приглашает космонавтов ЦУП. – Нам тут Фрэнк помогает камерой.

Оставшийся внутри станции Калбертсон управляет дистанционным манипулятором, на котором закреплены телекамеры. Благодаря этому ЦУП-М может наблюдать за работой космонавтов.

У второго люка (ВЛ-2), как и у первого, космонавты тоже установили два дополнительных поручня. Потом они взялись за стыковочную мишень.

– Вынимаете чеку, – напоминает ЦУП правила установки мишени, – поднимаете штангу с крестом. Фиксируете штангу. Там есть специальная кнопочка около корня. Отворачиваете болт, а чеку ставите на место.

– Мишень встала, – докладывает Тюрин. – Флажок немножко не дошел до упора, миллиметра три.

ЦУП немного раздумывает и говорит:

– У нас сейчас основная цель – осмотреть антенну 4АО-ВКА. До тени осталось девять минут. Так что давайте пойдем туда. Смотреть нужно в районе поворота штанги. Там должен быть зазор между подвижной частью и станционной. 

– Есть такой зазор, – сообщает Тюрин, – с одной стороны два, с другой три, три с половиной миллиметра.

ЦУП рекомендует рукой попробовать сдвинуть штангу в сторону пассивного стыковочного узла. И от небольшого усилия она доходит до жесткого упора. Перед включением привода на раскрытие антенны Тюрина просят отойти от нее, включить светильник на скафандре и наблюдать за этим процессом.

– Вся конструкция повернулась в сторону раскрытия, – докладывает Тюрин, – т.е. в направлении стыковочного узла. Развернулась градусов на десять.

Телеметрия подтвердила, что антенна дошла до своего рабочего положения.

Космонавтам оставалось выполнить еще одну операцию – проверить работоспособность грузовой стрелы и ее жесткость с условным грузом (Михаил Тюрин). Но вместо этого их попросили вернуться к стыковочной мишени.

– Ребята, все-таки придется вернуться к корневому узлу мишени стыковки. Есть большие опасения, что не все у нас хорошо. Поэтому просим вас еще раз, подойдя туда, ответить на наши вопросы. Надо ее немного потрогать. Но только на свету.

– Хорошо, – соглашается Дежуров. – Хотя она в свое родное гнездо встала. По направляющим вошла. Зазоров нет.

Когда на орбите наступил очередной день, ЦУП предлагает покачать мишень, проверить люфты.

– Ни по одной оси люфтов нет, – докладывают космонавты. – Мишень стоит устойчиво.

После некоторой паузы ЦУП сообщает свое резюме:

– Все нормально.

Теперь Стыковочный отсек «Пирс» полностью оправдывает свое название. После выполненных сегодня работ он готов к приему пилотируемых и грузовых космических кораблей. А проверку стрелы пока перенесли на 3-й выход, на 5 ноября.

Несмотря на свой первый выход, Михаил Тюрин проявил себя грамотным внекорабельщиком и на равных трудился с опытным Владимиром Дежуровым. Оба космонавта работали собранно и деловито. И только под конец немножко расслабились, когда решили увековечить себя на фотопленке «для истории».

– Володя, возьму тебя крупным планом, – говорит Дежурову Тюрин. – Подходи ближе, ближе. Открой личико…

После изнурительного труда настроение у космонавтов было бодрое. И это чувствовалось по их голосам. Шутки, прибаутки, смех… Опасаясь, как бы они слишком не увлеклись, ЦУП предупреждает:

– Мужики, вы кончайте там веселиться. Давайте домой.

Закрытие люка состоялось в 19:21 UTC, на 76 минут позже запланированного времени. Задержки не сказались на объеме последовавших операций, т.к. изменить их последовательность и объем не представляется возможным. Дежуров и Тюрин пробыли в открытом космосе 4 часа 58 минут (на 43 минуты больше, чем планировалось).

Для советских и российских космонавтов выход, который состоялся 8 октября, был сотым по счету. Справедливости ради надо отметить, что два из них наши космонавты совершили в американских скафандрах и из американских кораблей. Это сделали Владимир Титов в 1997 г. и Юрий Маленченко в 2000 г. Но и американцы трижды использовали российское снаряжение, когда летали на станции «Мир» и выходили в открытый космос вместе с нашими космонавтами.

X