ВКД

Справка по ВКД выполненному 8 июня 2001 года

Дата: 08.06.2001

Выходящий космонавт: УСАЧЕВ Юрий, VOSS James (в открытый космос не выходили)

Продолжительность: 19 минут

Шлюз: ПхО Звезда (МКС, ЭО-2)

Скафандр: Орлан-М (№23), Орлан-М (№12)

Цель: Подготовка места для причаливания российского космического корабля, установка стыковочного агрегата, работа в переходном отсеке СМ Звезда.

Описание:

Юрий Усачев и Джеймс Восс совершили первый выход в открытый космос из МКС. Правда, на внешнюю поверхность станции они не выходили, работали в переходном отсеке Служебного модуля, а с космосом их соединял открытый люк диаметром 800 мм. С этого люка космонавты сняли плоскую крышку и вместо нее установили конус стыковочного агрегата. Таким образом, они подготовили на станции еще один причал, который в недалеком будущем должен занять стыковочный отсек СО1, созданный в РКК «Энергия».

По словам руководителя полета российского сегмента МКС Владимира Соловьева, выход был не очень сложный, но очень ответственный.

– Мы проводили уже несколько раз подобные выходы на станции «Мир», – сказал Соловьев, – и я в высшей степени их не люблю. Куда как лучше проводить через шлюзовую камеру нормальные, долгие выходы. А этот выход очень серьезный и ответственный. Ответственность заключается в том, что происходит он в середине жилых отсеков станции. Если бы появились какие-то сбои, связанные с тем, что восстановить герметичность после этого выхода не представлялось бы возможным, то у нас были бы очень сложные видоизменения программы.

Хотя, по оценке специалистов, вероятность такой ситуации крайне мала, но для безопасности экипажа надо подстраховаться на все случаи. Как раз эти вопросы накануне обстоятельно обсуждал заместитель Соловьева Виктор Благов с командиром экипажа МКС Юрием Усачевым.

Согласно бортовой документации, если после установки конуса переходной отсек окажется негерметичным, следует снять конус и проверить привалочные плоскости. Если и после повторной установки конуса негерметичность не удастся устранить, тогда рекомендуются следующие действия.

– Нужно будет, – подробно объяснял Благов, – открыть КВД (клапан выравнивания давления) в обе стороны: в сторону СМ и в сторону ФГБ, и открыть наддув из БНП (блок наддува переносной). После чего открыть люк ПхО-ФГБ и снять скафандры.

– Какой степени утечка должна быть? – спрашивает Усачев. – Есть ли какие-то цифры?

Получив ответ «семь миллиметров ртутного столба в минуту», командир экипажа уточняет последовательность дальнейших своих действий:

– Мы переходим в ФГБ, закрываем люк и остаемся в герметичном объеме…
– Это потом, – поправляет Виктор Благов. – Вначале надо раздеться. И есть тут у нас мелкая добавка одна. Хотя люк и негерметичен, тем не менее надо подстыковать кабели конуса к соответствующим разъемам на корпусе ПхО. Это датчики стыковочного узла. После этого скафандры надо будет взять с собой, чтобы использовать кислород из их баллонов для наддува ФГБ. Дальше вам рекомендуется отдых в ФГБ, в «Союзе», кто где разместится, до следующих суток.

– Виктор Дмитриевич, мы здесь уже обсуждали внутри, правильно ли мы понимаем? – продолжает уточнять Усачев. – Как только мы переходим в ФГБ, снимаем скафандры, тогда мы должны закрыть КВД в СМ и в ФГБ, закрыть люк и остаться в герметичном объеме. А в американский сегмент люки открыты…

Предложение экипажа снимать скафандры не в тесном ПхО, а в более просторном ФГБ принимается.

– Дальше возможны два варианта развития событий, – говорит Благов. – Оба они связаны с расстыковкой «Союза». Первый вариант – перестыковка его на узел +Х СМ. Мы в этой ситуации отстыковываем «Прогресс», который сейчас там находится, а вы приходите на СМ и продолжаете работу там. Перед перестыковкой мы вас попросим взять кое-какие харчи с ФГБ.

– Это запросто, – соглашается Усачев.

– И второй вариант, – продолжает Благов, – уход вниз на «Союзе» без перестыковки. Критерии пока не определены, в каком случае мы пойдем на этот вариант. Он, конечно, по приоритету должен стоять ниже перестыковки.

Юрий Усачев спрашивает, не стоит ли в случае негерметичности убрать конус и вернуть на это место крышку. Но специалисты предполагают, что негерметичность может быть только при разрушении двух кольцевых резиновых уплотнений, и тогда крышка уже не поможет. А конус позволит причалить сюда стыковочному отсеку, и после стягивания герметичность восстановится.

Таким образом, приняв меры предосторожности на любой, даже самый маловероятный случай, ЦУП дал разрешение на выход.

Юрий Усачев и Джеймс Восс уже имели опыт работы в открытом космосе и особых хлопот ЦУПу не доставляли. Но порядок есть порядок, и ЦУП с самого начала просит:

– Вы, по возможности, комментируйте свои действия. Мы будем просто вас слушать. По основным этапам хотя бы.

– Хорошо, – тут же соглашается Усачев. – Сейчас я временно уйду со связи. Помогу Джиму войти в скафандр, включим вентиляцию, охлаждение. А потом сам войду в скафандр, и выйдем на связь.

В 12:35 UTC космонавты доложили, что люки, соединяющие переходной отсек с Функционально-грузовым блоком «Заря» и с рабочим отсеком СМ «Звезда», закрыты. В 12:48 UTC закрыли ранец скафандра у Восса, в 12:55 UTC – у Усачева. Шлюзование прошло без замечаний, давление в скафандрах в течение всего процесса не менялось.
– Давление был стабилный, – сообщил Восс, – нол тридцать девять.

Началом выхода в открытый космос считается момент открытия крышки люка. В данном случае это произошло в 14:21 UTC, на 9 минут раньше запланированного времени.

– Осматриваем резинки, – докладывает Усачев. – Повреждений не видно… Все нормально.

Потом космонавты установили на люк конус стыковочного механизма и закрепили его по окружности двенадцатью стяжками-замками. Закрытие люка – это и есть окончание выхода. Его время, по сообщениям экипажа, – 14:40 UTC. Запланированную на 40 минут работу Юрий Усачев и Джеймс Восс выполнили всего за 19 минут.

В очередном сеансе связи, который начался в 19:41 UTC, космонавты благодарили создателей скафандров. Сожалели только, что не надо было выходить наружу из станции.

Ю.Усачев: Хорошую машинку сделали. Молодцы! Передайте от нас, пожалуйста, всем огромное спасибо.

Дж.Восс: Замечательный скафандр. Спасибо огромное!

Для приехавших в ЦУП журналистов руководитель полета Владимир Соловьев провел небольшую пресс-конференцию. И конечно же, его спросили, почему космонавтам не поручили заняться манипулятором?

– У нас было несколько предложений, они от нас исходили, – ответил Соловьев. – Мы понимали прекрасно, что у наших коллег из NASA есть проблемы с манипулятором, что один из блоков электроники у них отказал. В принципе такой запасной блок есть, и можно было произвести замену. Мы достаточно энергично эту проблему обсуждали с NASA, но где-то с неделю назад они все же сказали нам «нет». До тех пор, пока им окончательно не станут ясны причины, они считают, что проводить такую замену преждевременно.

X