ВКД

Справка по ВКД выполненному 11 сентября 2000 года

Дата: 11.09.2000

Выходящий космонавт: LU Edward, МАЛЕНЧЕНКО Юрий

Продолжительность: 6 часов 14 минут

Шлюз: ШК Atlantis-МКС (STS-106)

Скафандр: EV-1(EMU-3013), EV-2(EMU-3017)

Цель: Осмотр состояния элементов конструкции орбитального комплекса, прокладка и подключение внешних электрических кабелей между ФГБ «Заря» и СМ «Звезда», а также установка штанги с магнитометром на поверхности СМ.

Описание:

Это был 6-й выход в программе МКС и 50-й в истории полетов шаттлов. Выход проводился под управлением ЦУП-Х; ЦУП-М контролировал работу бортовых систем МКС.

После необходимой подготовки Юрий и Эдвард разгерметизировали шлюзовую камеру, в 04:47 UTC перешли на автономное электропитание скафандров, в 04:55 UTC открыли выходной люк и в 04:59 UTC вышли в грузовой отсек. Лу (несмотря на отсутствие опыта внекорабельной деятельности, он был назначен первым выходящим астронавтом, EV1) был одет в белый скафандр с красными полосами, скафандр Маленченко (EV2, два выхода с борта «Мира») был полностью белым.

Освоившись в полуоткрытом космосе (все-таки половину неба закрывают пол и стены грузового отсека), Юрий и Эдвард забрали инструмент из укладки SHOSS на платформе ICC. Затем Ричард Мастраккио поднял астронавтов на высоту досягаемости манипулятора RMS (около 15 м). Это гораздо меньше полного размера МКС. Крайняя точка «Прогресса М1-3» удалена от стыковочного узла шаттла на 43 м, то есть на высоту 14-этажного дома. При этом «пожарная лестница» достает только «до пятого этажа», а дальше надо идти своим ходом по наружной стене, таща за спиной инструменты и катушки с кабелями («как вьючные мулы», говорит Лу), тщательно обходя все антенны, мишени и опасные элементы конструкции. И хоть «рюкзак» и не тянет вниз, отрыв от «стены» может иметь скверные последствия. Оба астронавта имели установки аварийного возвращения SAFER – на тот маловероятный случай, если, несмотря на строгие правила фиксации двумя фалами, кто-нибудь вдруг «сорвется» с борта станции.

Уилкатт и Моруков вели съемку выхода, а Дэниел Бёрбанк руководил работой товарищей из кабины «Атлантиса». «Смотри за головой, – подсказывал он. – Вправо не двигаться. Выпрями ноги вверх... Смотри за правой ногой. Подними ступню вверх...» По контрасту вспоминаются выходы наших космонавтов с «Мира». Два фала с карабинами, тридцать метров пути и – никаких советчиков. Начинается сеанс, и Виктор Благов или Владимир Соловьев спрашивают: «Ребята, где вы? А туда-то пройти можно? Ну давайте, только аккуратно»...

Первой, внеплановой задачей Юрия и Эдварда был осмотр и дораскрытие стыковочной мишени на СМ «Звезда», которая предназначалась для обеспечения резервного (телеоператорного) режима управления при сближении и стыковке связки Unity–ФГБ со Служебным модулем. При штатной автоматической стыковке 26 июля 2000 г. она не использовалась и больше не была нужна, но необходимо было выяснить причину неполного раскрытия и оставить мишень в безопасном для работающих за бортом астронавтов состоянии. В 00:59 Эдвард Лу доложил, что пиросредства механизма развертывания сработали и штангу мишени ничто не удерживает. Получив разрешение ЦУП-М, он легонько толкнул штангу. Она тут же развернулась и встала на замок в штатное положение. Замечание закрыто.

Здесь астронавты должны были сфотографировать секцию солнечной батареи СМ, которая, как оказалось, не полностью раскрылась после запуска. По крайней мере, утром ЦУП-Х попросил Эдварда и Юрия провести ее съемку, а Ричарда – телевизионный осмотр, без нарушения графика. Но эту видеосъемку экипаж смог провести еще перед выходом.

После работы с мишенью Лу и Маленченко поднялись до высоты 32–33 м, к «корме» СМ. Как оказалось, это рекорд для выходов с шаттла на фале, без установки автономного перемещения MMU. Стори Масгрейв и Джеффри Хоффман в полете STS-61 заменяли магнитометры «Хаббла» на высоте вдвое меньшей. Здесь Юрий и Эдвард установили на поверхности рабочего отсека СМ рабочую площадку («Якорь») для фиксации ног астронавта. С нее был выполнен монтаж двухметровой штанги магнитометра СМ-8М, являющегося резервным датчиком системы ориентации МКС, и перенос магнитометра на конец штанги. Эту работу Юрий и Эдвард закончили к 07:00 UTC.

Станция пока не имеет ни гиродинов, позволяющих изменять ориентацию комплекса почти без расхода топлива, ни системы управления ими (она придет на Лабораторном модуле). Магнитометр улучшает возможности определения ориентации, а следовательно – и расчет оптимальных разворотов. Но для того, чтобы он работал более точно, нужно отнести прибор подальше от точки первоначального крепления (вблизи металлического корпуса СМ). (Кстати, американский главный спец по выходам объяснил корреспондентам, что русские поставили магнитометр на корпус по бедности: не хватило денег на автоматически раскрывающуюся штангу.)

Третьей и основной задачей была прокладка кабелей между модулями «Заря» и «Звезда». С 07:00 до 09:40 Лу и Маленченко последовательно проложили:

• четыре кабеля системы электропитания длиной 8.2 м для передачи на СМ электрической мощности от будущих солнечных батарей американского сегмента. Эти батареи, установленные на элементе фермы P6, планируется доставить в декабре 2000 г. в полете STS-97. Они частично затенят батареи ФГБ и СМ, поэтому российским модулям потребуется «подпитка»;

• два кабеля системы управления бортовым комплексом (СУБК) и два кабеля бортовой телевизионной сети длиной по 4.9 м. Кабели СУБК предназначены для управления ориентацией солнечных батарей ФГБ с борта «Звезды», так как собственная СУД ФГБ уже выключена. С помощью телевизионных кабелей экипаж ЭО-1 сможет наблюдать за стыковкой очередного «Прогресса» к надирному стыковочному узлу ФГБ;

• оптоволоконный телеметрический кабель «Транзит-Б» длиной 6.1 м. Он будет использоваться для передачи на Землю данных с российских скафандров «Орлан» и ведения радиопереговоров при выходах из будущей общей шлюзовой камеры на правом борту Unity.

Больше всего возиться пришлось с последним, самым нежным кабелем. Засняв результаты своей работы, Юрий и Эдвард спустились «с верхотуры» на ФГБ, где их ждал манипулятор Роберта Мастраккио. Теперь уложить инструменты в укладку SHOSS – и все.

В течение всего выхода Маленченко и Лу шли впереди графика и закончили работу на полчаса раньше запланированного. Не зря эти двое 16 раз спускались только в гидробассейн ЦПК, не считая тренировок в Штатах. Но цена этой видимой легкости – пальцы, напрочь стертые в неудобных перчатках!

Вернувшись в шлюзовую камеру «Атлантиса» и закрыв выходной люк, в 06:01 CDT (11:01 UTC, 14:01 ДМВ) Юрий и Эдвард переключили скафандры на бортовое электропитание. Выход окончен. Продолжительность 6 час 14 мин (расчетная – 6 час 30 мин).

X