ВКД

Справка по ВКД выполненному 10 ноября 1998 года

Дата: 10.11.1998

Выходящий космонавт: АВДЕЕВ Сергей, ПАДАЛКА Генадий

Продолжительность:  5 часов 54 минуты

Шлюз: ШСО Квант-2 (Мир, ЭО-26)

Скафандр: Орлан М5,  М4

Задачи:

1. Запуск КА «Спутник-41».

2. Установка планшета «Двикон» на штанге антенн системы «Игла» на АО ББ.

3. Установка батареи ЭТБС на СО.

4. Замена клапана ЭВТИ, закрывающего плату электросоединений в зоне III-II плоскостей рабочего отсека малого диаметра ББ.

5. Снятие планшета «Двикон» с АО ББ.

6. Снятие образца грузовой стрелы и крышки блока «Данко» на ПГО ЦМ-Д.

7. Снятие с ШСО ЦМД кассет «Керамика-2», «Солярис», блоков «Данко» и «Данко-М», панели СММК. Установка на цилиндрической части ШСО блоков «Комет» и «Спика» (Франция), «Мигмас» и «Спрут-VI».

8. Снятие панели «Компласт» и установка рамки «Экран-Д» на стыке конической и цилиндрической частей ШСО.

Описание:

Открытие выходного люка планировалось на 22:25 ДМВ или 19:25 UTC  (реально 19:24 UTC), расчетная длительность выхода – 5 час 50 мин (реально 05:56).

Открытие выходного люка по циклограмме вне зоны радиосвязи. В 19:17 UTC космонавты перешли на автономное питание, а в 19:20 начали открытие люка. В 19:23:50 люк был открыт.

После начала зоны радиосвязи космонавты доклжили, что люк открыли в 22:24 ДМВ, т.е. на минуту раньше расчетного времени.

– Где находитесь? – спрашивает ЦУП.

– Второй вышел весь, – отвечает Авдеев. – Нахожусь на поручнях, держу в руках спутник.

Обязанность «пускового устройства» возложена на бортинженера, а командир будет заниматься видеосъемкой.

– Сейчас у вас начнет светать, – предупреждает ЦУП.

Именно этого и ждут космонавты, чтобы запустить спутник на свету, когда четко видны детали и для съемки более подходящее освещение. С тем и ушли из зоны связи. Через 45 минут снова слышны голоса «Альтаиров», и ЦУП задает свой дежурный вопрос:

– Где находитесь?

– Я нахожусь на такелажном узле, – отвечает Падалка, – Сережа у основания стрелы.

– «Двикон» установили? – спрашивает ЦУП.

«Двикон» – это специальный мат из скафандровой ткани, сделанный для исследования влияния выхлопов двигателей станции на загрязнение ее внешней поверхности.

– Установили, – отвечают «Альтаиры». – Сейчас готовы к перемещению. Тень закончится, и начнем работать со стрелой.

После выхода на свет Авдеев должен с помощью стрелы переправить своего командира на стыковочный отсек, а потом и сам перебраться к нему. В темноте такие операции делать рискованно, поэтому космонавты ждут рассвета, который у них бывает в 16 раз чаще, чем на Земле.

– Красиво полетел, – говорит Авдеев.

– Он солнышком был подсвечен, – добавляет Падалка. – Снимали долго...

– Ребята, в 23:56:50 (20:56 UTC) включение двигателей для вашего «Двикона», – предупреждает ЦУП. – Можете заснять.

– Нет, не сниму, – вздыхает Падалка, – батарея закрывает.

– А там вокруг жидкости много, топлива, – начинает рассказывать Авдеев. – Капли такие, потеки... Если салфетками взять, будут жирно пропитаны...

Но продолжение рассказа пришлось оставить на потом, так как сейчас внимание ЦУПа сосредоточено на включении двигателей ориентации станции. А тем временем начались новые сутки – 11 ноября.

– Гена, Сережа! – окликает космонавтов Данковцев. – Вы там про жидкость говорили.

Вы ее не касались перчатками?

– Конечно, нет, – успокаивают его «Альтаиры».

– Похоже, что это гептил, – предупреждает Данковцев.

– Его можно собрать салфеточкой, – предлагает Падалка.

– Где?

– Там, у основания СОСБ (система ориентации солнечных батарей.) – объясняет Геннадий. – Занести все это внутрь станции. Предварительно упаковать хорошо.

Специалисты в ЦУПе забеспокоились:

– Ребята, если вы будете салфетками собирать это топливо, можете ведь перчатки испачкать.

– А как же! – не отрицает Падалка.

– Тогда вам после выхода из скафандров, – инструктирует ЦУП, – надо быстренько перчатки снять и герметично упаковать в полиэтиленовый мешок.

– Хорошо, сделаем, – заверяет Падалка.

А в следующем сеансе он докладывает о результатах забора этой пробы, не предусмотренной циклограммой выхода:

– С гептилом все нормально. На перчатках ничего нет.

Вот так аккуратно сработали. И кроме того, «Альтаиры» сходили на Стыковочный отсек и установили там ЭТБС – экспериментальную тонкопленочную солнечную батарею. Проложили от нее кабель и подстыковали к электроразъему на корпусе этого отсека. Затем раскрыли и зафиксировали ее створки.

ЦУП напоминает о дальнейших работах:

– Блоки «Данко» снимаем в произвольной последовательности. Значит, надо крышечку проверить, что рукоятка в положении «Открыто». На рукоятке есть кнопка под большим пальцем. Нажимаете на кнопку и поворачиваете по стрелке в «Открыто». В этом положении нужно заводить крышку на блок.

Следующий сеанс связи начался несколько необычно. Воспользовавшись вынужденным простоем на неосвещенной части орбиты, Геннадий Падалка обратился со словами приветствия к одному из выдающихся советских ученых, который ныне стал для нас зарубежным:

– 26 ноября исполняется 80 лет пионеру нового научного направления космической технологии, президенту Академии наук Украины, директору Института электросварки акаму другу Сергея Павловича Королева... Уважаемый Борис Евгеньевич! Нашему экипажу довелось осваивать вашу технику, что принесло нам огромное удовлетворение. К сожалению, наше сложное время помешало нам провести этот эксперимент в космосе. И все же давайте надеяться, что натурные испытания этого, без преувеличения, уникального инструмента будут проведены. Позвольте поздравить вас с 80-летием, со знаменательной датой, пожелать счастья, здоровья, долгих лет жизни и активной творческой деятельности.

На орбите еще продолжалась ночь. В темноте передвигаться по станции было рискованно, и космонавты оставались на месте, неторопливо разговаривая то между собой, то с ЦУПом. И тут на фоне этих будничных переговоров вдруг, подражая торжественно-официальному тону дикторов того еще, Центрального телевидения, зазвучал голос Виктора Данковцева:

– Внимание! Передаем информационное сообщение. Работают радиостанции всего мира. Спутник, запущенный космонавтами Падалкой и Авдеевым, зафиксировали радиостанции во всем мире.

– Серьезно? – переспрашивает Падалка.

– Да.

– Хорошо!.. – радуется командир экипажа. – Значит, заговорил спутник... Красиво он отходил. Плавно.

На орбите снова наступает рассвет. С ним заканчивается отдых космонавтов. Надо идти дальше. А у Данковцева еще одна приятная новость: установленная только что экспериментальная солнечная батарея дала ток.

– Ребята, начинайте переход, – напоминает ЦУП. – Когда закончите с клапаном, вернетесь на «Д» («Квант-2») и приступаете к съему, как мы и договаривались. Сережа снимает там образец грузовой стрелы, крышку «Данко», а Гена пока заведет, что принесли, в ШСО (шлюзовой специальный отсек). Потом в зоне 2-й плоскости снимаете все образцы. Это «Керамика», СКК, «Солярис», оба «Данко» и панели СММК. На базовом блоке надо заменить клапан ЭВТИ (экранно-вакуумная теплоизоляция), закрывающий плату электроразъемов.

В 23:46 UTC (02:46 ДМВ) «Альтаиры» снова вышли на связь. После выяснения местонахождения Авдеев доложил, что он уже взял образец стрелы и крышку для «Данко». А Падалка к этому времени вынес оборудование: «Комет», «Спин», «Спрут», «Мигмас» и привязал на 2-й плоскости. По пути снял «Компласт» и на его место устанавливает «Экран-Д».

– Принято, Гена, молодец! – отмечает ЦУП. – Новый клапан ЭВТИ установили, «Двикон» забрали и упаковали в специальный чехол. Теперь главная забота – правильно установить «Комет», французский прибор для регистрации микрометоритов.

– Этот «Комет» мы должны поставить ближе к 3-й плоскости, – поясняет космонавтам Данковцев. – И его надо развернуть в сторону грузового корабля. Во время Леонидов мы будем летать навстречу потоку грузовым кораблем, чтобы он максимально принял на себя все, что на нас попадет.

– «Керамику» сняли, – докладывают «Альтаиры». – Теперь «Данки».

– Да, давайте «Данками» займемся, – поддерживает ЦУП. – Это такие прямоугольные коробочки.

Авдеев подтверждает, что есть тут две коробочки. С одной из них справились быстро, а вот другая...

– Крышка не ставится, – жалуется Сергей. – А без этой крышки не снимешь?

– Снимешь, – обнадеживает ЦУП, – только есть риск потерять.

– Тогда в мешок нужно сразу, – решает бортинженер.

Пока Падалка доставал мешок, Авдеев занялся сменной кассетойконтейнером – СКК.

Она не сразу поддалась его усилиям.

– Для того, чтобы сложить кассету СКК, – спрашивает Сергей, – что нужно сделать? Преодолеть пружину или еще что-то сдвинуть?

– Преодолеть пружину, – отвечает ЦУП.

– Ничего себе пружина! – удивляется космонавт, с трудом складывая конструкцию.

Опять взялись за «Данко». Крышка, с помощью которой сняли первый прибор, на второй не ставилась.

– Такая же ручка, как была на первом, тут отсутствует, – сообщает Авдеев. – Может быть, улетела. Но ее здесь нет.

– Давай все-таки попробуем снять, – предлагает Падалка. – Подковырнем чем-нибудь.

– Давай, – соглашается Авдеев.

Но все их попытки оказались безрезультатными. «Данко-М» не захотел покидать насиженное место. А ведь взамен этого прибора хотели поставить «Спрут-VI»...

«Альтаиры» в открытом космосе уже более пяти часов. Пора думать о возвращении.

Данковцев называет космонавтам реперную точку – 01:20 UTC, а в конце сеанса связи напутствует их:

– У нас следующая зона в 4:28 (01:28). Ждем вас с закрытым люком.

И экипаж выполнил эту рекомендацию. С началом связи он доложил ЦУПу:

– Мы уже в ШСО. Люк закрыли.

– Во сколько закрыли? – уточняет ЦУП.

– В 4:18 (01:18 UTC).

Так завершился второй выход в открытый космос «Альтаиров». Фактическая длительность выхода составила 5 часов 54 минуты. Программа выхода выполнена полностью, за исключением установки аппаратуры «Спрут».

Выход был проведен штатно. Космонавты не успели только выбросить отработанное оборудование и оставили его в ШСО, а неустановленный «Спрут» перенесли в отсек ПНО.

X