ВКД

Справка по ВКД выполненному 22 апреля 1998 года

Дата: 22.04.1998

Выходящий космонавт: БУДАРИН Николай, МУСАБАЕВ Толгат

Продолжительность:  6 часов 21 минута

Шлюз: ШСО Квант-2 (Мир, ЭО-25)

Скафандр: Орлан М6, М4

Цель: Замена ВДУ Наклон верхней части фермы "Софора" (относительно шарнирного звена фермы (ШЗФ) в сторону ВДУ-2). Стыковка фермы "Софора" с ВДУ-2. Разворот верхней части фермы совместно с ВДУ-2 в рабочее положение. Соединение электроразъемов в зонах ВДУ-2 и ШЗФ. Выполнение регламента крепежа фермы "Софора". Установка НА "Керамика-2".

Описание:

И на этот раз космонавты легко справились с замками. Основная роль здесь отводится бортинженеру. ЦУП пошутил, что в следующий раз на открытие замков выделят 5 минут. В ответ Бударин пообещал срезать их тогда автогеном. В общем, настроение у экипажа было бодрое. Чувствовалось, что у них буквально руки чешутся побыстрее закончить начатую работу. А сегодня заключительный этап - монтаж новой выносной двигательной установки (ВДУ). Циклограмма выхода составляется с учетом условий освещенности орбиты, поскольку далеко не все операции можно выполнять в тени. Поэтому досрочное открытие выходного люка не всегда оправдано, и ЦУП попросил космонавтов сделать это ближе к запланированному времени. Экипаж принял просьбу к исполнению, но без комментариев не обошлось. Радиосвязь донесла ворчливый междусобойчик космонавтов:

- Вот и будем торчать здесь...

- Не говори! А могли бы поспать еще... Выходной люк открыли в 8:34 ДМВ (05:34 UTC).

Все-таки на 6 минут пораньше.

- «Второй» выбрался наружу, - доложил о своих действиях бортинженер.

- «Первый» начал продвижение к люку, - это уже командир о себе. - Захватил укладку.

Как и в предыдущем выходе, Бударин с помощью грузовой стрелы доставил своего командира на ферму «Софора» в район ее шарнирного звена. Потом и сам по стреле пришел туда же.

Процесс поворота «Софоры» в монтажное положение для стыковки с ВДУ желательно заснять, поэтому ЦУП поинтересовался:

- Талгат, скажи, пожалуйста, у нас Эндрю сегодня, как всегда, в режиме операторской съемки?

Мусабаев ответил утвердительно, но на всякий случай вызвал американского астронавта:

- Эндрю!

- Слушаю, - откликнулся Эндрю Томас. В слове «слушаю» он обычно делает ударение на втором слоге.

- Ты камеру взял?

- Да-да.

- Ты видишь нас?

- Да, я снимаю.

- Ну все, Талгат, - успокоился ЦУП, - тогда ставим привод.

Имеется в виду привод для поворота «Софоры» в монтажное положение. Для ее возвращения в прежнее, рабочее, положение будет использоваться другой привод.

- Вставил, без проблем, - доложил Мусабаев.

- Талгат, а где у нас Коля? - забеспокоился ЦУП.

- Коля находится напротив меня. Я со стороны кабеля, а он с другой стороны.

Это означает, что Бударин в безопасной зоне и можно начинать складывание «Софоры». Мусабаев берется за рукоятки привода.

- Приступил к вращению, - сообщил он. - Ох, и туго что-то... Пошла, пошла ферма!

Довольно послушно «Софора» склонила свою верхнюю часть к грузовому кораблю «Прогресс М-38», где ее ждала новая ВДУ.

- Она как, прямо встала? - интересуется ЦУП.

- Нет, она начала колебательные движения, - объяснил Мусабаев, - но мы ее руками придерживаем.

- Ну все, ребята, полдела сделано, - отметил ЦУП. -Движемся дальше. Начинаем переходить на грузовик. Укладку с инструментами берем с собой.

Но сделанные, по определению ЦУПа, полдела оказались недоделанными. Когда космонавты спустились к подножию «Софоры», то увидели, что ее вершина отошла от ВДУ метра на четыре. И пришлось Мусабаеву возвращаться к шарнирному звену.

- Талгат, чтобы она у нас больше не скакала, - посоветовал ЦУП, - давай ставить привод опять.

- Понятно, просто вставить, как стопор.

На этом сеанс связи закончился. А в начале следующего на традиционный вопрос «Как успехи?» Мусабаев сказал:

- Нормальные успехи. Поднялся я туда наверх. Опустил «Софору» снова к ВДУ и вставил привод. Сейчас на свет выйдем и начнем передвижение.

- Скажите, пожалуйста, исходную позицию на данный момент? - пытается разобраться ЦУП.

- Сейчас Коля у основания «Софоры» и приближается к обрезу корабля. А я нахожусь на кольце. При выходе на свет я начну двигаться к Николаю. И мы пойдем к ПСУ (переходному стыковочному устройству).

ЦУП не только следит за работой космонавтов, за их самочувствием, но и постоянно опекает их, подсказывает план дальнейших действий, дает рекомендации что и как лучше делать. Вот и сейчас, пока космонавты вынужденно бездействуют в тени, ЦУП шаг за шагом проходит с ними по предстоящим операциям:

- ...Сводим крюки опоры фермы. После этого начинаем стыковку ПСУ к ВДУ. Потом занимаемся кабелями. Расстыковываем три от грузовика. Извлекаем шесть из «Софоры» и стыкуем с шестью на ВДУ. Закрываем клапаны ЭВТИ на задней грани... У нас телеметрия пойдет в 10:49:30. Если вы к этому моменту состыкуете кабели, будет неплохо. Сейчас 10:15 (07:15 UTC), время есть.

В течение выхода работа в открытом космосе, можно сказать, шла с переменным успехом. Сначала Мусабаев и Бударин опережали график, причем резерв времени постепенно увеличивался. Но потом непредусмотренный каприз «Софоры» их притормозил.

Особого внимания требовала ВДУ. Ее монтаж потребовал немалых физических усилий космонавтов. Чтобы точно состыковать такую массу с «Софорой», им пришлось изрядно попотеть. А перед уходом с грузовика они тщательно проверили, не осталось ли каких-либо механических связей этого корабля с ВДУ и фермой.

- Для того чтобы войти в нормальный график, - предложил ЦУП, - вам разрешается регламентные работы с «Софорой» проводить в тени. И разворачивать ферму в рабочее положение можно тоже в тени.

Мусабаев охотно соглашается и, в свою очередь, предлагает разделиться: пусть Бударин останется внизу и займется регламентом крепежа, а сам он пойдет наверх разворачивать ферму. На том и расстались до следующего сеанса связи.

И вот космонавты докладывают, что регламентные работы по затяжке крепежа основания фермы «Софора» выполнены.

- Вопросы, связанные с ВДУ, тоже завершены? - не скрывает нетерпения ЦУП. -Ферма в рабочем положении?

- Нет, - ответил Мусабаев и пояснил: -Значит, я подобрался туда. А пока подбирался, ферма потихонечку сама и пошла. Механизм я достал. Сейчас пытаюсь его вставить, но, видимо, шлицы не совпадают. Надо ждать удобный момент. Света бы немножко, а то тут очень плохо видно. Ферма идет, но очень медленно...

Едва забрезжил космический рассвет, и Талгату удалось поставить привод на место (тот привод, который предназначен для разворачивания «Софоры»). А дальше уже без особых затруднений он довел ферму до рабочего положения. После этого оба космонавта поднялись к ВДУ, чтобы укрыть переходники теплоизоляцией.

Эндрю Томас усердно работал видеокамерой, фиксируя уникальные картины трудовой деятельности в открытом космосе. ЦУП уже неоднократно отмечал его мастерство, говорил, что все средства массовой информации пользуются этими кадрами. В ответ Томас шутливо заявил о своем желании после полета пойти работать в Голливуд оператором. На это ему сказали, что не надо умалять свои способности, т.к. он и монтаж делает, и вообще сам себе режиссер.

Тем временем Мусабаев и Бударин, закончив с ВДУ, спустились к шарнирному звену и состыковали кабели, которые были разомкнуты, чтобы не мешать складыванию «Софоры». В 10:50 UTC они доложили о завершении работ и стали собираться в обратный путь.

- Есть очень радостная весть, - сообщил им ЦУП. - Мы получили телеметрию. Все разъемы состыкованы, все цепи целы.

А это означает, что монтажные работы выполнены безошибочно. Теперь космонавтам предстояло избавиться от панели со ставшими уже ненужными приспособлениями, и можно было возвращаться в станцию. В принципе эта панель стала ненужной после окончания работ с ВДУ, еще когда они находились на «Прогрессе». Но тогда была неблагоприятная баллистическая обстановка, и пришлось космонавтам таскать с собой две панели: одну с инструментами, чтобы с ней вернуться в ШСО, и другую ненужную, чтобы в подходящий момент от нее избавиться. И вот этот момент настал. ЦУП инструктирует, куда нужно толкать: - Как бы мысленно продолжаете «Рапану», когда она стояла, и чуть-чуть в сторону 4-й плоскости. Не там, где у вас стрела, а с другой стороны. Начинайте.

- Пошла... - прокомментировал Мусабаев.

- Ну что, ребята, - подвел итог ЦУП, -на сегодня все. Будем домой собираться.

Возвращение проходило вне зоны радиосвязи, причем перерыв длился около часа. И, как всегда, первый вопрос ЦУПа:

- Где находитесь?

- В ШСО, - доложил Мусабаев.

- На каком фрагменте?

- На фрагменте... снимаем скафандры. Никаких замечаний по здоровью нет, - отрапортовал Мусабаев.

- Абсолютно, - подтвердил Бударин.-Программу выхода выполнили полностью. В том числе на обратном пути установили на модуле «Квант-2» контейнер «Керамика-2» с образцами материалов для изучения воздействия на них факторов космического пространства.

- Будьте добры, время закрытия люка? -запросил ЦУП.

- Эндрю, - переадресовал вопрос Мусабаев, - скажи время закрытия люка.

Как командир экипажа, он возложил эту обязанность на Эндрю Томаса. И тот сообщил, что выходной люк был закрыт в 11:55 UTC. Итого, за пять выходов Талгат Мусабаев и Николай Бударин провели в условиях открытого космоса 30 часов 14 минут. А с учетом предыдущего полета у Мусабаева теперь семь выходов и 41 час 18 минут в открытом космосе. У Бударина -восемь выходов и 44 часа ровно.

X