ВКД

Справка по ВКД выполненному 17 апреля 1998 года

Дата: 17.04.1998

Выходящий космонавт: БУДАРИН Николай, МУСАБАЕВ Толгат

Продолжительность:  6 часов 33 минуты

Шлюз: ШСО Квант-2 (Мир, ЭО-25)

Скафандр: Орлан М6,  М4

Цель: Замена ВДУ. Сложение "Фермы-3". Снятие "Рапаны" с "Фермы-3", фиксация ее на продольных поручнях модуля "Квант". Контроль автоматического выдвижения ВДУ-2 из ТГК. Подготовка ВДУ-2 к стыковке с фермой "Софора".

Описание:

Трижды Талгат Мусабаев и Николай Бударин выходили из станции в космос, значительно опережая расчетное время открытия люка. Но в четвертом выходе с выходом пришлось задержаться.

Сначала все шло четко по графику. В 05:40 UTC космонавты доложили, что закрыли люк между ШСО и ПНО (шлюзовым специальным и приборно научным отсеками). «Забираемся в скафандры»,- сообщили они. В 05:52 UTC Бударин полностью вошел в скафандр, в 06:00 UTC - Мусабаев. ЦУП поинтересовался у командира, как ему новый скафандр. В ответ услышали привычное «нормально», хотя Талгату жалко было расставаться с прежним скафандром, к которому он уже привык. Но в предыдущем выходе с того скафандра (это был «Орлан-М» №5) перестала поступать медицинская телеметрия. Как ни возражал Мусабаев, но ему пришлось взять другой такой же «Орлан-М», но только №4.

Этот скафандр тоже уже неоднократно побывал в работе. Его использовал Анатолий Соловьев, а еще раньше - Василий Циблиев.

Смена скафандра требовала его более тщательной проверки, которая всегда проводится после длительного хранения перед началом работы. Кроме того, скафандр необходимо было подогнать под конкретного человека, который будет в нем работать. В данном случае - под Талгата Мусабаева. А затем Мусабаев должен провести тренировку в проверенном и подогнанном скафандре. В связи с этим перерыв между третьим и четвертым выходами составил не четыре, а пять дней.

Последние проверки, шлюзование - все прошло без каких-либо замечаний. А когда уже были открыты дополнительные замки выходного люка, у Бударина неожиданно пропала радиосвязь. Конечно, в такой ситуации о работе в открытом космосе не могло быть и речи. Надо было восстановить связь.

Время шло, ЦУП давал различные рекомендации, но бортинженер молчал.

- Я по губам вижу, он говорит, -сообщил Мусабаев. - Он считает... Он нас слышит.

И вдруг раздался голос Бударина

- Раз-раз-раз... Раз, два,три...

- Коля, помимо «раз-два-три» скажи что-нибудь, - попросил ЦУП. - Скажи, что ты сделал все-таки?

- Я еще раз попереключал передатчики с основного на резервный.

- Сейчас у тебя какой включен?

- Сейчас включен резервный. Перехожу на основной. Раз, два, три... Как слышно меня на основном?

- Хорошо слышно.

И ЦУП дал разрешение на продолжение работ. В 07:40 UTC (10:40 ДМВ), на 15 минут позже расчетного времени, космонавты открыли выходной люк и стали выбираться наружу.

- Если вы почувствуете какие-то безобразия со связью, - напутствовал их руководитель полета Владимир Соловьев, - надо возвращаться. С этим делом не шутят. Талгат, это я тебе как командиру говорю.

- Я понял, - ответил Мусабаев. - Так же, как возврат на аэродром без связи.

Однако радиосвязь больше не капризничала.

Космонавты вывели из шлюзового отсека укладку с оборудованием и инструментами. Прикрепили ее к такелажному узлу грузовой стрелы. В общем действовали по уже привычной схеме.

- Коля подходит к основанию грузовой стрелы, - доложил Мусабаев.

Там, у основания стрелы находятся рукоятки управления. И Бударин скаламбурил: «Это называется: дошел до ручки».

Мусабаев отвязывает стрелу от поручней и сам устраивается на ней рядом с укладкой.

- Ну, что, ребята, - говорит ЦУП, - поехали...

- Давай, Коля, потихонечку трогай, -скомандовал Талгат, добавляя слова популярной в прошлом песни, - «...и песню в пути не забудь...»

Первая остановка была у шарнирного звена фермы «Софора». Здесь космонавты оставили часть оборудования (механические приводы для складывания этой фермы) и дальше пошли уже «пешком». Следующая остановка у «Фермы-3».

На модуле «Квант» установлены три балки ферменной конструкции. И все они имеют как имена собственные, так и порядковые номера. «Софора» - это ферма-1, «Рапана» - ферма-2, «Стромбус» - ферма-3. Но почему-то к последней из них собственное имя не прижилось, и ее чаще называют не «Стромбусом», а «Фермой-3». Все фермы имеют свои конструктивные особенности, изготовлены из разных материалов, их монтаж осуществлялся по разным технологиям. Их всех трех только «Ферма-3» могла складываться гармошкой. Остальные были жесткими. Но «Софора» имела одно шарнирное звено, и ее верхняя часть могла наклоняться таким образом, что вершина доставала до корабля, пристыкованного к модулю «Квант». Сейчас на пути этого наклона стояла «Ферма-3», на верхнем конце которой находилась «Рапана». Таким образом, путь «Софоре» к новой выносной двигательной установке (ВДУ) был закрыт. И это препятствие нужно было убрать.

Космонавты начали откручивать винты крепления звеньев «Фермы-3» и поочередно складывать каждое звено, фиксируя их в сложенном положении.

В 12:42 ДМВ Земля должна выдавать команду на выдвижение ВДУ из грузового корабля. Программа заложена на одну из станций слежения, поэтому время необходимо выдержать. Но предварительно надо открыть замок фиксации ВДУ в грузовике. Эта операция возлагалась на бортинженера.

- Коля, - говорит ЦУП, - давай чуть-чуть передохни и потихонечку перемещайся на грузовик. Талгат, а у нас к тебе предложение. Ты сейчас, пока Коля ходит, устанавливаешь направляющий механизм на следующую секцию.

- Хорошо, - ответили оба.

Теперь ЦУП должен держать под контролем два рабочих места.

- Талгат, ты там на Колину сторону что ли перебрался?

-Да.

В этом момент Бударин доложил:

- Дошел до механизма.

- Ручку видишь? - поинтересовался ЦУП.

- Вижу ручку.

- Там нужно сделать сперва поворот, -напомнил ЦУП, - потом на себя и потом до-ворот. Как будешь готов, скажи.

ЦУП обратился к Мусабаеву:

- Талгат, ты винт-то вывернешь, но больше ничего не делай. Перебирайся к себе. Складывать в одиночку не будем.

- Плохо слышно. Не понял.

- Талгат, ты второй винт вывернул что ли?

- Я уже два винта вывернул. Вас плохо слышу, сплошной шум.

К сожалению, и в космической связи шумы - явление нередкое. А ЦУПу пора переключаться на Бударина:

- Коля, ты нас слышишь?

- Слушаю внимательно.

- Ты уже открыл замок?

- Я его повернул, но он пока туго идет. У меня такое ощущение, он как нагруженный... Но он идет.

В динамиках слышно кряхтение бортинженера.

- Есть! - восклицает он. - Расфиксирован.

- Спасибо, Коля. Молодец!.. Но ты уходи оттуда, потому что в 12:42 (09:42 UTC) выдаем команду.

А Мусабаев тем временем самостоятельно сложил и зафиксировал очередное звено «Фермы-3». За это его тоже назвали молодцом и предупредили, чтобы больше так не делал. Складывать надо только вдвоем во избежание всяких неприятностей.

До наступления тени космонавты успели полностью справиться с «Фермой-3» и сняли с нее «Рапану». Привязывать «Рапану» к продольным поручням модуля «Квант» стали уже на свету, а то в темноте можно было невзначай за что-нибудь задеть. Кроме того, по рекомендации ЦУПа вязать надо было за металлические диагонали, а не за углепластиковые стержни.

В 11:50 UTC (14:50 ДМВ) с «Рапаной» закончили. Прикрутили ее в трех местах проволокой и дополнительно закрепили фалом. После этого космонавты пошли на грузовой корабль «Прогресс М-38», чтобы подготовить ВДУ к стыковке с «Софорой». Эта стыковка должна быть по плану в следующем выходе. А сегодня им предстояло закрыть клапаны теплоизоляции, поставить поручни и направляющие штыри, повернуть ВДУ на угол, необходимый для обеспечения стыковки.

Когда Мусабаев и Бударин занимались теплоизоляцией, ЦУП сообщил:

- У нас питание привода выдвижения ВДУ не выключилось. Немножечко ВДУ не дошла до конца. Мы сейчас по КРЛ (по командной радиолинии) отключим питание привода и попросим вас довести ВДУ до ума.

- Так, - несколько удивленно произнес Мусабаев. - А до какого ума?

- Она у нас уже уперлась в упор! - подтвердил Бударин.

- А перекос есть? - интересуется ЦУП. -Если посмотреть сбоку на нее... Нужно понять, дошла ВДУ до конца или нет.

Спустя пару минут...

- Вижу перекос! - воскликнул Мусабаев.

- Надо сейчас встать, - объяснил ЦУП. - Ноги под поручни. Взяться за боковые грани и чуть-чуть ее приподнять.

А масса ВДУ вместе с топливом - 732,1 кг. Размеры этого «сундука» тоже внушительные - 2130 х 916 х 860 мм. Некоторое время по переговорам космонавтов между собой было слышно, как они поудобнее устраиваются по обеим сторонам ВДУ. И вот Мусабаев скомандовал:

- Три-четыре. Оп-па!.. Все, встала... Нет, надо еще двинуть.

Тяжелое дыхание Мусабаева и Бударина доносится и через шумы космической связи. Вот они снова заняли исходное положение.

- Три-четыре. Оп-па! - еще раз двинули эту махину космонавты.

- Теперь до самого верха дошла. Куда там еще!

- К сожалению, телеметрия не показывает конечного положения, - сообщил ЦУП. - Посмотрите внимательнее.

- Коля, есть какой-то маленький перекос, - после некоторой паузы сказал Мусабаев, - Давай еще раз... Три-четыре. И-и-и, оп-па!.. Еще... Оп-па!

- Все, ребята, есть конечная! - констатировал ЦУП. - Мы получили телеметрию конечного положения... Переходим дальше. Заворачиваем штыри - и к поручням.

После поручней космонавты, чтобы обеспечить более удобный контакт ее с переходным стыковочным устройством на ферме «Софора», с помощью специального привода наклонили ВДУ на 35.5 от вертикали, а затем на внешней поверхности грузового корабля установили опору, на которой будет фиксироваться вершина «Софо-ры» при стыковке с ВДУ. На этом ЦУП сказал работы завершить и побыстрее возвращаться, поскольку они уже почта пять с половиной часов в открытом космосе.

Сеанс связи закончился, когда Мусабаев и Бударин были еще на грузовом корабле. А когда спустя 40 минут начался очередной сеанс, космонавты доложили:

- Мы уже находимся в ШСО. Готовимся закрывать люк.

ЦУП удивился такой скорости, на что Мусабаев ответил:

- Вы нам сказали «быстро», вот мы и помчались галопом.

Общую оценку деятельности космонавтов в этом выходе выразил сменный руководитель полета Виктор Данковцев: «Мы очень восхищены вашей работой!» Далее последовали рекомендации по закрытию замков и как бы итоговая фраза Талгата Мусабаева: «Все, закрываем калитку». Усталые космонавты даже забыли сообщить время закрытия люка и продолжали закручивать резервные замки. Но так как станция находилась в зоне радиосвязи через спутник-ретранслятор, к ним не стали приставать с этим вопросом, а время закрытия определили по телеметрии - 14:13 UTC (17:13 ДМВ).

X