ВКД

Справка по ВКД выполненному 13 сентября 1994 года

Дата: 13.09.1994

Выходящий космонавт: МУСАБАЕВ Толгат, МАЛЕНЧЕНКО Юрий

Продолжительность:  6 часов 1 минут

Шлюз: ШСО Квант-2 (Мир, ЭО-16)

Скафандр: Орлан ДМА-18, ДМА-25

Цель:

— устранение зазоров между фланцами ферм модуля "Квант" и фланцами контейнеров с приводами многоразовых солнечных батарей;

— регламентные работы с фермой "Софора";

— снятие образцов с фермы "Рапана".

Описание:

Второй раз за полет Юрий Маленченко и Талгат Мусабаев покинули пределы станции. Среди попутных заданий выхода планировалось подстыковать кабели от приводов солнечных батарей к электроразъемам на модуле "Квант", осмотреть солнечно-звездный датчик на базовом блоке, поправить там же антенну радиолюбительской связи, взять образцы фалов, укрепленных около выходного люка "Кванта-2".

Расчетное время работ за пределами станции было 5 часов 13 минут.

Как и при первом выходе, возникли некоторые трудности. Шлюзование тем не менее прошло штатно. Вновь на последнем его этапе датчик давления в ШСО (шлюзовой специальный отсек модуля "Квант-2") завышал давление в отсеке на 4 мм рт.ст. В 09:21:29 (06:21 UTC) в зоне ретранслятора ЦУП разрешил "Агатам" перейти на автономное питание, а две минуты спустя с Земли дали добро на отстыковку бортовых колодок скафандров.

На экране в ЦУПе было видно, как на стенках шлюзового отсека появились яркие блики. Это внутрь "Кванта-2" через открытый люк заглянуло Солнце. Выход начался в 09:30:38 ДМВ (06:30:38 UTC).

После обычных в начале каждого выхода операций по фиксации открытого люка, установке на его обрезе защитного кольца и включения теплообменников скафандров "Агаты" вышли наружу и занялись установкой на внешней поверхности "Кванта-2" телекамеры. Она была направлена в сторону агрегатного отсека базового блока и модуля "Квант", где планировались основные работы. Туда в течение всего выхода она и "смотрела" сквозь щель между двумя панелями солнечной батареи. Иногда в поле зрения были видны фигуры космонавтов, но в основном о происходящем на орбите персоналу ЦУПа приходилось судить по докладам самих "Агатов".

Основные места работы космонавтов ЭО-16 во время второго выхода в открытый космос (13 сентября 1994 года): 1 — выходной люк шлюзового специального отсека модуля "Квант-2"; 2 — грузовая стрела; 3 — агрегатный отсек базового блока (здесь расположены солнечно-звездный датчик и антенна радиолюбительской связи); 4 — монтажная платформа на модуле "Квант"; 5 — ферма "Софора"; 6 — ферма "Рапана"; 7 — ферма с приводом для установки многоразовой солнечной батареи с модуля "Кристалл" (II плоскость модуля "Квант", не видна); 8 — ферма с приводом для установки многоразовой солнечной батареи с модуля "Кристалл" (IV плоскость модуля "Квант")

— Я вам напоминаю: при повторных выходах космонавты теряют бдительность. Так вот, вы поаккуратнее, — напутствовал космонавтов Виктор Благов.

Не спеша, сначала Талгат, а за ним Юрий перебрались по грузовой стреле на базовый блок и направились к модулю "Квант".

— Валер, а тебе не слышно, как они там ходят? — поинтересовался оператор связи у оставшегося внутри "Мира" Валерия Полякова.

— Я их хорошо слышу. Я даже слышу, когда они ходят по стреле.

А в ЦУПе за передвижениями Юры и Талгата следили Роберт Гибсон, Чарльз Прекурт, Грегори Харбо и Элен Бейкер — астронавты из экипажа "Атлантиса" по программе STS-71, которым предстоит в конце мая следующего года стыковаться с "Миром". В этот день они были на экскурсии в ЦУПе. Их гидом был Сергей Крикалев.

Тем временем (06:59:08 UTC) на орбите произошла маленькая неожиданность.

— Тут — интересно. У основания стрелы фал, он ничего не держит, а на конце его — ключ, — сообщил Талгат Мусабаев. — Коротенький фал. Ключ такой крест-накрест, большой по диаметру.

— Возьмите с собой, может быть, понадобится, — порекомендовал предусмотрительный Благов. — Судя по всему, этот ключ использовался для установки стрелы.

Через 10 минут "Агат-2" уже перебрался на модуль "Квант":

— Ну так, я уже на 37-ом. Юра подошел к трапу. Сейчас тоже будет переходить.

Все делалось не торопясь, все — размеренно.

— Приступаем к осмотру зазоров (между приводами солнечных батарей и фермами) по всему периметру, — сообщил Талгат.

— Хорошо. Посмотрите, а потом подойдите к регулируемой ноге. Убирайте крепления, а потом выпускайте регулируемую ногу. Зазор должен сам устраниться, будем надеяться.

А тем временем Талгат продолжал делать интересные находки:

— Так, я резак нашел.

— Какой?

— Хороший, с ручкой.

— Ну, тогда бери, — посоветовал ЦУП.

На этом кончился первый "выходной" сеанс связи на 48980-м витке. Пока комплекс летел над Тихим океаном, "Агаты" занялись основной работой: устранением зазоров между фланцами ферм и приводов для многоразовых солнечных батарей (МСБ) на модуле "Квант".

Дело в том, что еще при запуске "Кванта" в 1987 году планировалось на нем установить раздвижные солнечные батареи. Они прибыли на комплекс на модуле "Кристалл", где и остаются до сих пор. Подготовка к их переносу ведется уже давно. 26 января 1991 года во время выхода в открытый космос Виктора Афанасьева и Мусы Манарова на второй и четвертой плоскостях модуля "Квант" были установлены ферменные опоры МСБ. Затем во время выходов 19 апреля и 18 июня прошлого года Геннадий Манаков и Александр Полещук перенесли с модуля "Кристалл" на "Квант" и закрепили на фермах приводы солнечных батарей. Эти приводы — после установки на них МСБ — будут обеспечивать ориентацию батарей на солнце.

Однако при их установке выяснилось, что фланцы ферм не полностью прилегают к фланцам приводов, между ними оставались зазоры величиной до 10 мм. Монтировать тяжелые МСБ на такие приводы было недопустимо. Потому и потребовались нынешние работы в открытом космосе. Было решено, что Маленченко и Мусабаев ослабят винтовые стяжки регулировочных ног каждой фермы (они крепятся к "Кванту" четырьмя ногами, одна из которых — регулировочная), ослабят замки крепления приводов к фермам и потрясут эти конструкции, чтобы зазоры между фланцами уменьшились. Затем "Агаты" должны были обратно затянуть замки креплений и регулировочные ноги ферм, а для надежности установить на каждый из фланцев по 4 струбцины. Каждая струбцина обеспечивает усилие сжатия порядка четверти тонны.

Сначала "Агаты" занялись фермой и приводом, установленными на IV плоскости модуля "Квант" (Рис., поз. 7). Когда в 10:45:10 начался очередной сеанс связи, Юрий Маленченко доложил:

— Мы обнаружили зазор с двух сторон. Максимальная ширина где-то миллиметров по 6. Мы расслабили два прилегающих замка, и зазор немножко уменьшился после шевеления до 4 миллиметров с той стороны, где мы расслабили. И все на этом. Дальше не идет.

— Конструктора рекомендуют еще немного потрясти, — передали с Земли.

— Хорошо, сейчас попробуем, — доложил "Агат-1". — Вот сейчас немного потрясли. Зазор уменьшился миллиметра на полтора.

— Регулировочный винт полностью расслабили?

— Винты затянуты очень сильно. Мы только с помощью молотка их сможем раскрутить, — посетовал Талгат Мусабаев. — Вот сейчас винт буду колотить... Рукой не получилось, очень сильная затяжка. И ногой тоже пробовали.

— Молотком не стучите, это — крайний случай.

— Сами замки открываются только молотком, — комментировал свои действия Талгат.

— Это замки, которые крепят стяжку и регулируемую балку... Так, немного ослабились. Зазор с противоположной стороны тоже уменьшился.

— Покачайте "бочку" (электропривод), — продолжал руководить ЦУП. — Если зазор не уменьшится, тогда надо расстыковать горизонтальные связи, идущие вдоль корпуса 37КЭ от этой регулировочной точки в обе стороны: в сторону первой точки и в сторону четвертой, если следовать маркировке.

После долгих разговоров, рекомендаций и попыток, наконец Талгат сообщил:

— Юра, посмотри, я бочку покачал, у меня совсем зазор ушел.

— У меня сохранился, — ответил Маленченко.

— Там, где зазор исчез, срочно надо подтянуть замок, — подсказал ЦУП.

— Это закрутить надо, а это — открутить, — рассуждал сам с собой Талгат. И наконец в 10:56:55 он бодро сообщил: — У меня зазор полностью ушел.

— Очень хорошо, — довольно откликнулись с Земли. — Убирайте со второй стороны с помощью струбцины...

В 08:28:25 UTC Маленченко передал:

— Все четыре струбцины установлены. Затягиваем. Мы сейчас на стадии завершения работ.

После этого экипаж перебрался на противоположную сторону "Кванта" к другой ферме. Там работа прошла быстрее. Уже в начале следующего сеанса связи через спутник-ретранслятор (09:21:37 UTC) Мусабаев сообщил:

— Закончили здесь — на второй ферме. Зазоры устранили. Четыре струбцины стоят. Работали только регулировочным подкосом.

Затем космонавты приступили ко второй важной операции, запланированной на этот выход. Им необходимо было проверить надежность крепления фермы "Софора" к модулю "Квант". Она была установлена во время четырех выходов в открытый космос Анатолия Арцебарского и Сергея Крикалева с 15 по 27 июля 1991 года. А с 3 по 11 сентября 1992 года в ходе трех выходов в открытый космос Анатолий Соловьев и Сергей Авдеев установили на ней выносную двигательную установку (ВДУ). Теперь решено ввести ее в контур управления станцией, но предварительно необходимо убедиться в надежном креплении фермы на "Кванте". Этим "Агаты" и занялись.

— Здесь балка идет. Она болтается, — сообщил Юра.

— Есть зазор между трубой и контргайкой?

— Да.

— Тогда подкосами пока не занимайся, — порекомендовал ЦУП. — Ребята, прежде чем заниматься контргайками и подкосами, давайте подтянем крепеж. Иначе "Софора" будет стоять жестко, а потом опять начнет качаться.

Космонавты работали размеренно, слажено, однако отставание от графика, составлявшее при начале выхода около 20 минут, выросло к его середине до часа. Тогда в ход работ вмешался заместитель руководителя полетом Виктор Благов:

— Мужики, у нас идет задержка от графика где-то на один час. Резервное время по скафандрам у вас есть. Здесь без проблем. Дальше надо работать как обычно, спокойно. Но вот у нас есть предложение: разъемы приводов солнечных батарей мы предлагаем не трогать в этот выход. Пусть их Викторенко потом соединит. Это шло сверх плана. Вы должны были забежать далеко вперед. Теперь мы где-то в марте будем переносить солнечные батареи. Время еще будет повозиться. А вы займитесь лучше оставшейся частью работ: по осмотру датчика, по "Рапане". И еще мы просим вас посмотреть антенну для радиолюбительской связи. Если она действительно не на месте стоит, то поставить ее на разъем. А то станция осталась без радиолюбительской связи. Нет возражений, что мы одну часть работ опустим — по разъемам, а остальное пока все оставляем? И у вас есть за спиной еще один час резервного времени, кроме расчетных 5:17.

— Да, понятно, — согласились космонавты.

— "Агаты", а вы не посмотрели: в каком состоянии там эти кабели?

— Свернуты, подвязаны.

— А Валерий Владимирович слышит меня?

— А как же, — вступил в разговор Валерий Поляков.

— Вот сейчас мы тут насчет антенны говорили. Тогда мы тебя попросим приемник включить, чтобы ты понял: как она — нормально установлена или нет.

— Нечто мы не понимаем? — удивился врач.

Тем временем Юра и Талгат проверяли крепление "Софоры". С орбиты шли доклады:

— Со стороны ОНА гайки затянуты очень хорошо.

— По подкосам я прошел пару раз туда-сюда. С ними все в порядке.

— Мы затянули на "Софоре" эти подкосы, контргайки укрепили.

— Тут Крикалев к нам подходил перед началом выхода, — рассказывал тем временем "Агатам" Виктор Благов. — Спрашивал: "Вы что, ребята, мне не доверяете? Мы их с Толей хорошо затянули!" "Нет, — говорим мы, — просто на всякий случай, а то ВДУ скоро в штатную эксплуатацию пойдет".

— Да, Серега постарался, — прокряхтел с орбиты Талгат. — Так, еще одна гаечка.

Пока он занимался с "Софорой", Юра Маленченко стал консультироваться, как снимать панели научной аппаратуры (ПНА) с фермы "Рапана". Они были установлены еще при развертывании фермы 20 сентября 1993 года Василием Циблиевым и Александром Серебровым. Срок их экспозиции в открытом космосе закончился. Настала пора возвращать их в станцию. К 10:08 UTC панели были сняты, и Юра пришел на помощь Талгату. В конце очередного сеанса Виктор Благов дал "Агатам" следующие наставления:

— Переходите к солнечно-звездному датчику. С ним позанимайтесь. Если ориентироваться по базовому блоку, то он между первой и второй плоскостью. Там по второй плоскости стоит антенна "игловская" с приличной головкой. Она на кронштейне. Так вот головка кронштейна как раз будет указывать на этот солнечно-звездный датчик. Что мы хотели, чтобы вы там сделали? Сам датчик имеет конусообразную форму и на нем вращающаяся головка. Вот там на вращающейся части есть проволочный бандаж, и, возможно, он зацепился. Тогда его надо просто-напросто откусить. А потом продолжаете движение домой, смотрите РЛС-овскую антенну, ставите ее на место, контактируя с Валерием. И дальше прямой дорогой — домой. Запас времени у вас есть.

Новый сеанс через "Альтаир" начался в 10:57:55. Выяснилось, что с "Софорой" космонавты закончить работы не успели. И пока Юрий Маленченко занимался видеосъемками ферм под МСБ, Талгат Мусабаев дотягивал гайки, расположенные между "Софорой" и "Рапаной". Гайки были расположены крайне неудобно, и бортинженеру пришлось изрядно с ними повозиться.

Наконец в 11:24:36 UTC Талгат сообщил:

— Гайки на "Софоре" подтягивать мы закончили.

Быстро уйти с "Кванта" космонавты так и не смогли. Опять возникли заминки. На этот раз пришлось разбираться с оборудованием и инструментами, которые надо было вернуть внутрь "Мира". Наверное, помня о потерянной в первом выходе укладке с инструментами, "Агаты" были предельно аккуратны.

Заключительные работы пошли чуть побыстрее, В 11:33:20 Маленченко подошел к солнечно-звездному датчику (СЗД) на базовом блоке:

— Я сейчас смотрю на этот датчик. Он весь белый?

— Да, белый.

— Сейчас я туда смещусь поближе.

Юра снял укрепленной на скафандре видеокамерой солнечно-звездный датчик.

— Я его толкнул. Все в порядке, видимо, повреждений нет, — сообщил он.

— Видим антенну (радиолюбительской связи), — сообщил Талгат, приступив к выполнению следующей операции. — Лежит. Сейчас снимем. С ней все в порядке. Она лежит хорошо.

Валерий Поляков работал в это время внутри "Мира" на радиолюбительском передатчике в режиме приема. Он сообщал об улучшении или ухудшении качества связи:

— Тут речь какая-то слышна. Сейчас ничего не отыщу. А вот опять. Арабы какие-то.

И Валерий Поляков сказал некую фразу по-арабски. Как потом выяснилось, это было "Добро пожаловать" по-казахски, а обращался он прежде всего к Талгату Мусабаеву.

— Так, контакт с арабами состоялся, — резюмировал Поляков.

— Тут еще один такой же араб лазает, — весело добавил Myсабаев.

— Талгат, ты вернешься — поговори с врачом, — засмеялись и в ЦУПе.

Время бежало очень быстро. В конце сеанса (14:47:40) Земля напутствовала "Агатов":

— Так, ребята. Возвращайтесь к люку. Когда подойдете к люку, срежьте какой-нибудь фал. Там такое напряженное место, срезайте любой. И сушите сублиматоры. После этого заходите в отсек и прикрывайте люк. От момента включения сублиматора полные 15 минут сушитесь и только после этого закрывайте люк.

— Мужики, до конца сеанса 30 секунд. Вы где находитесь? — поинтересовался напоследок Виктор Благов.

— Подходим.

— Подходите куда?

— К основанию.

— К основанию стрелы?

— Да.

А в следующем сеансе все уже закончилось. Правда, вместо 12:36:30 сеанс начался в 12:54:55 UTC — опять "закапризничал" спутник-ретранслятор "Альтаир". Космонавты бодро доложили, что идет наддув шлюзового отсека, а люк они закрыли в 15:32 ДМВ (12:32 UTC).

Таким образом, длительность выхода составила 6 час 01 мин.

X