ВКД

Справка по ВКД выполненному 9 сентября 1994 года

Дата: 09.09.1994

Выходящий космонавт: МУСАБАЕВ Толгат, МАЛЕНЧЕНКО Юрий

Продолжительность:  5 часов 4 минут

Шлюз: ШСО Квант-2 (Мир, ЭО-16)

Скафандр: Орлан ДМА-25, ДМА-18

Цель: Установка американского датчика РЭМ (регистрации космического излучения), пробитие отверстий для грузовой стрелы на базовом блоке, ремонт экранно-вакуумной изоляции, установка и снятие научной аппаратуры.

Описание:

Около семи утра Юрий и Талгат перешли в шлюзовой специальный отсек (ШСО) модуля "Квант-2". В 8:07 они надели, а точнее — вошли в скафандры. Все это время связь с экипажем поддерживалась через спутник-ретранслятор и в ЦУПе на экране можно было наблюдать Талгата и Юру в тесном объеме ШСО. Маленченко не сразу закрыл свой "Орлан" — мешала шапочка костюма водяного охлаждения. В 8:46 началась проверка герметичности люка между приборно-грузовым и приборно-научным отсеками (люк ПНО-ПГО) в "Кванте-2". Космонавты пропустили одну из операций при давлении в отсеке 550 мм рт. ст. и пришлось опять наддуться и повторить эту операцию. Здесь "Агаты" заметили, что у одного из них раскрыта заслонка перчатки.

К 9:45 давление в ШСО снизилось до 10 мм рт. ст., и руководитель полетом Владимир Соловьев ненавязчиво рекомендовал Талгату начать осторожно крутить штурвал люка и сбросить давление до "нуля". Талгат так и сделал, давление снизилось до 5 мм, но затем замедлилось.

В 9:53:07 давление в ШСО дошло до 4 мм рт.ст. и остановилось совсем. Когда Талгат Мусабаев вновь повернул штурвал — пылинки, висящие в воздухе (если так можно сказать о давлении 4 мм), поплыли к невидимой щели и стали исчезать в космосе.

После этого давление упало до 3.5 мм и остановилось намертво. Как Мусабаев ни шевелил люк, как ни тряс "матрас" (укладка с заплатой экранно-вакуумной теплоизоляции — ЭВТИ) для выбивания пылинок, показывающих ток воздуха — все оказалось бесполезным.

Наконец Соловьев посоветовал "кончать трясти, а крутить штурвал", но придерживать его. Видно в памяти руководителя полетом всплыла история 4 июля 1990 года. Тогда во время выхода Анатолия Соловьева и Александра Баландина из-за избыточного давления в ШСО сломалась петля у люка.

В 10:00:04 на обрезе люка показалась тонкая щель, куда мгновенно улетели все пылинки с остатками воздуха. С этого момента — с опозданием на 21 мин — фактически начался отсчет времени работы Мусабаева и Маленченко в открытом космосе. На табло главного зала ЦУПа отсчет времени выхода начался спустя еще две минуты. Несмотря на явно открытый люк; стрелка вакуумманометра так и осталась на делении в 3.5 мм рт. ст., и всем стало ясно, что прибор неисправен.

Космонавты запустили сублиматоры своих скафандров и, после того, как Талгат установил крышку на упоры и надел защитное кольцо на обрез люка, начали выбираться из него. Первым, как положено по программе, ШСО покинул бортинженер.

— Хорошо наблюдаю землю, — доложил он Земле, — Я чувствую себя довольно уютно.

В 10:11 Юрий подал Талгату укладку с матом ЭВТИ, комплект научной аппаратуры и телевизионную камеру. Все это бортинженер закрепил снаружи и в 10:19 установил телекамеру, чтобы на Земле могли наблюдать переход космонавтов на базовый блок по грузовой стреле.

Работая, Талгат успевал посмотреть и на Землю.

— Пролетаем прямо над Алма-Атой. А вот и Балхаш... — заметил Мусабаев.

Космонавты достали из ШСО укладку с инструментом, набор образцов по эксперименту "Платан-4" и монитор радиационной обстановки REM. По ходу дел "Агаты" сообщили, что ранее выставленные в районе люка образцы фала имели только незначительное повреждение: слегка обтрепаны.

В 10:44-11:18 комплекс находился в тени и вне зоны радиовидимости, поэтому первую "ночь" вне станции Маленченко и Мусабаев провели, по настоятельной рекомендации Владимира Соловьева закрепившись на месте и отдыхая.

После выхода из тени и восстановления радиосвязи в 11:18 Талгат Мусабаев начал переход на базовый блок по грузовой стреле (опоздание 18 минут). По просьбе Соловьева Мусабаев осмотрел состояние леера, натянутого вдоль грузовой стрелы и оценил его как хорошее: нитки не порваны, швы целы, внешний вид хотя и выгоревший, но вполне приличный. А на экранно-вакуумной теплоизоляции модуля "Квант-2" по его второй плоскости космонавты обнаружен прорыв. Возможно во время будущих работ за бортом станции его придется "заштопывать".

Вслед за Мусабаевым на базовый блок перебрался и Маленченко. На кольцевом поручне рабочего отсека базового блока космонавты в 11:50 установили монитор радиационной обстановки REM, разработанный консорциумом ученых многих стран и изготовленный в ФРГ. Затем они подстыковали его электрические разъемы. Здесь же космонавты нашли радиолюбительскую антенну.

— Это наверное та, что потерял при выходе Полещук. Ура! — сообщили "Агаты".

После этого "Агаты" приступили к выполнению одной из самых важных операций, запланированных на этот выход — подготовки места крепления грузовой стрелы.

Дело в том, что 23 января 1991 года на отсеке большого диаметра базового блока Виктор Афанасьев и Муса Манаров установили грузовую стрелу, которая значительно облегчила перемещение космонавтов и грузов снаружи станции.

Для большего удобства во время запланированного на весну следующего года переноса солнечных батарей с "Кристалла" на "Квант" понадобится грузовая стрела, расположенная на этом же отсеке, но с диаметрально противоположной стороны. Сначала рассматривался вариант перестановки старой грузовой стрелы на новое место, но последнее время конструкторы склоняются к тому, что не помешает вторая, новая стрела, которую можно привезти на очередном шаттле.

Крепится основание такой стрелы к кожухам кронштейнов головного обтекателя базового блока с помощью болтов. К подготовке отверстий для таких болтов и приступили Талгат Мусабаев и Юрий Маленченко.

С помощью зубила и специального космического молотка (в нем отсутствует отдача) Талгат пробил необходимые отверстия, а Юрий в это время фиксировал его за ноги и подавал инструмент.

Валерий Поляков устроил ретрансляцию на Землю ударов молотка и в ЦУПе все услышали работу космического слесаря — Талгата Мусабаева.

— Вам то что, — прокомментировал Поляков, — а мне как по мозгам лупит...

Вскоре отверстия были пробиты, а Талгат умудрился один из выбитых обрезков засунуть в карман, чтобы на земле можно было выяснить — как повлияли условия космического полета на материал.

После этого космонавты переместились на переходный отсек и осмотрели место экранно-вакуумной теплоизоляции (ЭВТИ), поврежденное кораблем "Союз ТМ-17" в январе.

Юрий Маленченко рассказал, что здесь вырван кусок ЭВТИ, а края слегка закопчены. Никаких повреждений металла корпуса ПхО не заметны.

После осмотра (в 13:08) настало время поработать физически Юре Маленченко. Ему пришлось с помощью огромной иглы пришивать заплату на ЭВТИ. В это время Талгат Мусабаев фиксировал (по-русски говоря, держал) командира за ноги. В 13:32, с опозданием на 1 час, заплата была установлена.

После очередного отдыха в тени экипаж перешел на "Квант-2". Маленченко снял с продольного поручня приборно-грузового отсека образцы секций грузовой стрелы, затем Юрий перебрался к ШСО "Кванта-2" и установил образцы "Платан-4" и "Платан-5" на кольцевые поручни. После этого командир вошел в ШСО и затащил туда снятые им образцы грузовой стрелы.

У бортинженера в это время была другая задача. Мусабаев, переместившись по поручням аппаратуры "Трек", снял кассеты "Пленка-5" и установил съемную кассету-приемник СКК "Дэменж". Однако эта кассета раскрылась только на 165 вместо 180. После этого Талгат перебрался на выходное устройство (типа своеобразного балкона перед выходным люком), передал командиру, находящемуся уже внутри отсека, научную аппаратуру. А вот за укладкой с инструментом экипаж не уследил. Она уплыла в космос и стала своеобразным спутником, который был зафиксирован системой NORAD и в воскресенье включен в каталог космических объектов.

Затем Талгат снял телекамеру и передал ее командиру, после чего сам залез в отсек. Последняя работа — снятие защитного кольца с обреза люка и его закрытие прошли по циклограмме. Закрытие люка состоялось в 15:06 (по плану в 13:41).

На этом работа экипажа не закончилась. Операции шлюзования и проверки герметичности ШСО заняли почти час, затем они выбрались из скафандров, сняли вымокшую одежду и организовали ее сушку.

Полчаса занял медицинский контроль, который провел Валерий Поляков. Только после этого Юрий и Талгат смогли поесть и обсудить с Валерием Поляковым впечатления о выполненной работе.

После ужина "Агаты" организовали сушку скафандров с помощью специальных приспособлений, напоминающих пылесос. По специальным шлангам они нагнетают теплый воздух вовнутрь скафандра. А после 20 часов космонавтов отправили спать.

Так прошел первый для Талгата и Юрия выход в открытый космос, продолжавшийся 5 час 06 мин (данные ЦУПа — 5 час 04 мин — неточны).

X