ВКД

Справка по ВКД выполненному 9 декабря 1993 года

Дата: 09.12.1993

Выходящий космонавт: HOFFMAN Jeffrey, MUSGRAVE Story

Продолжительность:  7 часов 21 минута

Шлюз: ШК Endeavour (STS-61)

Скафандр: EV-1(EMU-2014,PLSS-1008), EV-2(EMU-2026,PLSS-1013)

Цель: Ремонт телескопа Hubble, замена двигателя солнечных батарей.

Описание:

Чтобы дать инженерам центра управления телескопом в Годдардовском центре больше времени на анализ ситуации, было решено изменить порядок операций,  запланированные на пятый выход. Первой задачей оставалась замена блока электроники привода первой солнечной батареи SADE-1, управляющего ее ориентацией на Солнце. На замену поставленного Европейским космическим агентством блока отводилось 1.5 часа. После этого Масгрейв и Хоффман должны были установить защитные крышки на старые магнитометры. Наконец, астронавтам предстояла установка дополнительного блока переключений и кабеля для годдардовского спектрографа (GHRS Redundancy Kit) (1 час).

Готовясь к пятому выходу, астронавты “Индевора” не были уверены в том, что он будет последним. В худшем случае по результатам анализа отказа связи могло потребоваться отключение сопроцессора или замена компьютера на запасной, и это повлекло бы организацию шестого выхода.

Уже во время выхода выяснилось, что потеря канала телеметрии была вызвана неточной ориентацией антенны Ku-диапазона “Индевора” на спутник-ретранслятор TDRS, которая приводила к периодическим сбоям связи центра управления с телескопом.

В 03:30 UTC (22:30 EST) астронавты перешли на автономное питание скафандров.

Работа по замене SADE-1 включала выполнение многочисленных электрических соединений. За время ее от астронавтов пытались улететь три винта. Два удалось поймать Масгрейву, третий был схвачен в грузовом отсеке благодаря слаженным действиям оператора манипулятора Клода Николлье и Джеффри Хоффмана. В итоге работа заняла три часа — вдвое больше запланированного — и была закончена к 07:00 UTC (02:00 EST). “Ох уж эти чертовы винтики, — пожаловался Масгрейв, объясняя, на что ушло так много времени. — Одна настоящая трудность, которую мы не отработали: все эти соединения лезут вам в лицо.” “С ними множество проблем, — добавил Хоффман, — с которыми мы не никогда сталкивались, хотя и предвидели.”

Пока астронавты возились с SADE-1, наземные специалисты столкнулись с невозможностью выполнить подготовительную операцию по развертыванию новых солнечных батарей. Механизм развертывания батарей телескопа не выполнил команду на поворот штанг крепления из вертикального в горизонтальное положение, после которого можно было бы выполнять процедуру разматывания самих панелей. По-видимому, заели замки. После двух часов безуспешных попыток развернуть штанги автоматически ЦУП поручил разобраться в ситуации Масгрейву и Хоффману. Клод Николлье поднял их к узлам крепления батарей. Масгрейв слегка потянул каждую штангу вниз и “помог” им храповым ключом. После этого механизм поворота штанг был выведен из состояния застревания, и штанги медленно опустились в заданное положение. “Невероятно,” — только и сказал астронавт.

Тем временем специалисты НАСА пришли к окончательному выводу о том, что в замене компьютера “ Хаббла” необходимости нет, и шестого выхода не потребуется.

К 08:30 UTC (03:30 EST) Хоффман и Масгрейв закончили установку дополнительного блока переключений и кабеля для Годдардовского спектрографа высокого разрешения. (Этот блок содержит цепи перекрестной подачи тока от блока питания стороны В на сторону А. Блоки питания сторон А и В дают ток для ультрафиолетовых детекторов №1 и №2 соответственно. Кроме того, блок питания стороны А питает интерфейс научных данных с обоих детекторов и блок формирования данных для передачи на Землю. Проявившиеся в 1991 году периодические отказы блока питания стороны А не только исключили использование детектора №2 (отличающегося от №1 спектральными характеристиками), но и поставили под угрозу передачу данных с первого детектора. Руководители проекта КТХ предпочли готовить “примочку” для Годдардовского спектрографа перспективе изменения конфигурации всей Системы обработки команд и данных научной аппаратуры для использования стороны В в качестве основной.)

После этого астронавты переместились к верхней части телескопа и установили две самодельные майларовые крышки на два старых магнитометра “Хаббла”, чтобы предотвратить отделение от них любых обломков или загрязнений и защитить от деградации под действием ультрафиолета. “Отсюда можно видеть весь австралийский континент. Жуть!” — произнес Масгрейв, бросив взгляд на Землю. Менее часа спустя Хоффман смог различить при ночном проходе над западными районами США города Сан-Франциско, Лас-Вегас, Финикс и Альбукерке.

Находясь на площадке манипулятора “Индевора”, Стори Масгрейв горячо поблагодарил специалистов, которые готовили астронавтов к работам с “Хабблом”. “Вы в наших сердцах, — сказал Масгрейв, — вы в наших мыслях. То, что мы уже сделали, и то, что мы еще собираемся сделать, есть просто отражение того, что вы дали нам.”

Вскоре центр управления телескопом передал экипажу подтверждение того, что дополнительный блок для Годдардовского спектрографа успешно прошел проверку. “Некоторых моих друзей-астрономов это сделает счастливыми, — сказал Хоффман. — Отличная, отличная новость.”

В оставшееся до развертывания солнечных батарей время астронавты начали укладку оборудования и инструментов. Когда в 09:52 UTC (04:52 EST) “Индевор” вышел из тени на 106-м витке, Хоффман в свободном плавании и Масгрейв на якоре манипулятора работали у основания Космического телескопа.

Астронавты остались в грузовом отсеке наблюдать за развертыванием солнечных батарей Космического телескопа. Для этого космический аппарат был повернут стороной, несущей первую батарею, к кабине.

Операции по развертыванию начались над Южной Атлантикой в 10:06 UTC (05:06 EST). Две широкие ленты полотна батареи разматывались с барабана в две противоположные стороны. Четыре полоски боковых опор выдвигались, как лента из рулетки. Первая батарея была развернута за 6 минут и оказалась слегка перекручена; перекручивание было в пределах допустимого и должно было пройти после пары витков. “Кто бы мог поверить?” — недоверчиво произнес Хоффман.

Телескоп был повернут на рабочем столе на 180°. Развертывание второй панели началось в 10:29 UTC (05:29 EST) над Индийским океаном и потребовало около 5 минут. “Все в порядке!” — прокричал Хоффман. Золотистые панели солнечных батарей великолепно смотрелись на фоне серебристого корпуса космического аппарата.

После того, как развертывание батарей было успешно завершено, Масгрейв и Хоффман упаковали инструменты, использованные при работах в грузовом отсеке.

Астронавты вернулись в шлюзовую камеру и в 10:49 UTC перешли на бортовое питание, а 10:51 UTC (05:51 EST) начали наддув. Масгрейв и Хоффман провели в космосе 7 час 21 мин.

За пять выходов астронавты “Индевора” проработали в грузовом отсеке 35 часов 28 минут. Хотя рекорд Эйкерса и остался не побитым, и Масгрейв, и Хоффман тоже перевалили за сернановские сутки: Масгрейв набрал 26 часов 21 минут, а Хоффман — 25 часов 12 минут.

X