ВКД

Справка по ВКД выполненному 8 декабря 1993 года

Дата: 08.12.1993

Выходящий космонавт: THORNTON Kathryn, AKERS Thomas

Продолжительность:  6 часов 50 минут

Шлюз: ШК Endeavour (STS-61)

Скафандр: EV-3(EMU-2030,PLSS-1014), EV-4(EMU-2029,PLSS-1009)

Цель: Ремонт телескопа Hubble, установка COSTAR.

Описание: Задача четвертого выхода была наиболее серьезна. Кэтрин Торнтон и Томас Эйкерс должны были в течение 3 час 10 мин извлечь один из четырех осевых научных инструментов “Хаббла” — Высокоскоростной фотометр — и заменить его блоком оптической коррекции COSTAR.

Комплект корректирующей оптики COSTAR

Схема оптической коррекции: 1 — корректирующие зеркала (в развернутом положении)

Дополнительным заданием на четвертый выход была установка сопроцессора с дополнительными блоками памяти для бортового компьютера КТХ DF-224. DF-224 представляет собой цифровую ЭВМ общего назначения и изготовлен фирмой “Рокуэлл Аутонетикс”. Компьютер работает с 24-битными словами, имеет основной и два запасных процессора, шесть блоков памяти по 48К и три устройства ввода/вывода (два резервных). DF-224 отвечает за выполнение загруженных командных последовательностей, форматирование данных для передачи по линиям телеметрии, и управление ориентацией солнечных батарей на Солнце и остронаправленных антенн — на спутники TDRS. За время полета “Хаббла” отказали два из шести блоков памяти (для работы необходимы три). Сопроцессор фактически является дополнительным процессором класса 80386, оснащенным блоками памяти. Помимо восстановления емкости памяти, установка сопроцессора должна существенно увеличить скорость обработки информации на борту. В том случае, если установка сопроцессора окажется неудачной, астронавты должны заменить весь DF-224 на запасной экземпляр с исправными блоками памяти. На эту работу отводилось 1 час 40 мин.

Выход планировалось начать в 03:52 UTC (22:52 EST), но, как и в предыдущих выходах, астронавты подготовились к нему досрочно. Торнтон и Эйкерс разгерметизировали ШК в 03:05 UTC (22:13 EST) и перешли на автономное питание скафандров и начали выход.

Торнтон прибыла к месту работы на якоре манипулятора, Эйкерс, как и во втором выходе, самостоятельно.

Перед началом работ центр управления КТХ отключил электропитание высокоскоростного фотометра. Кэтрин Торнтон открыла задвижки отсека научных приборов при помощи ручного храпового механизма. Эйкерс пролез внутрь и выполнил необходимые отключения. После этого Торнтон и Эйкерс извлекли из телескопа блок Высокоскоростного фотометра — ящик размером с телефонную будку и массой 221 кг. Фотометр был принесен в жертву, поскольку на нем выполнялось только 2% научной программы проекта. Пока Кэтрин держала фотометр за рукоятки, Николлье отвел манипулятор с нею, а Эйкерс наблюдал за процедурой извлечения и подстраховывал операцию. После того, как фотометр был извлечен, Николлье перенес астронавтку к месту временного крепления прибора на стене грузового отсека.

Оставив фотометр, Торнтон при помощи Николлье переехала к контейнеру с COSTAR'oM у правого борта “Индевора”, и вытянула из него блок корректирующей оптики. Швейцарский астронавт перенес ее к отсеку аппаратуры.

Кэтрин Торнтон держала блок COSTAR в вертикальном положении за две ручки на задней стенке перед телескопом. Конечно, такое обращение с двухметровым ящиком мас-сой 290 кг было возможно только в невесомости: ведь сама Торнтон весила лишь 52 кг. Блок закрывал Кэтрин все поле зрения, и Торнтон могла работать только по команде своего напарника. По словам агентства АП, астронавты выглядели и воспринимались на слух как команда грузчиков мебели (американских, конечно), но не как люди, ремонтирующие тонкий оптический прибор.

Том Эйкерс установил переднюю часть блока на направляющие. “Теперь начинается веселая работа, — пошутил он. — Задвинь примерно на три дюйма, пальцами... — Николлье начал медленно перемещать манипулятор вперед. — Двигай, двигай... Легко скользит... Кажется, хорошо.” Постепенно COSTAR входил по направляющим на освобожденное для него место, и наконец Торнтон сказала: “Он там”.

Эйкерс выполнил необходимые операции по закреплению COSTAR в гнезде и подключению его электрических соединений. К 00:35 EST 8 декабря установка комплекта корректирующей оптики COSTAR была закончена. Наземный центр управления выполнил проверки линий связи, телеметрии и электроцепей. В 05:57 хьюстонский ЦУП сообщил экипажу, что первый тест COSTAR'a прошел благополучно.

На всю операцию ушло 35 минут.

За установкой комплекта корректирующей оптики последовала подача на него питания и электрический тест. Функциональное тестирование было запланировано провести примерно через 6 часов.

А в общем-то, астронавты вели себя во время нелегкой работы очень спокойно. Эйкерс мурлыкал себе под нос “бум-бум-бум-бум, ди-ди-ди-ди”, а Торнтон охотно откликалась на шутки товарищей в Хьюстоне.

Закрепив Высокоскоростной фотометр в гнезде транспортного контейнера, где до этого находился COSTAR, астронавты в 07:25 UTC приступили ко второй задаче выхода — установке сопроцессора для бортового компьютера “Хаббла”. Во время этой работы Торнтон и Эйкерс примерно на час поменялись местами: Кэтрин уступила Тому место на манипуляторе. Для работ с сопроцессором Торнтон и Эйкерс временно отключили основной компьютер DP-224.

Эйкерс открыл защитный корпус компьютера. Торнтон доставила сопроцессор из транспортного контейнера к месту установки. Эйкерс снял ручки для переноски и крепления бортового компьютера, Торнтон переставила их на блок сопроцессора, прикрепила блок сопроцессора к компьютеру при помощи четырех винтов и выполнила необходимые электрические соединения.

В 09:41 UTC (04:41 EST) центр управления телескопом сообщил, что на сопроцессор успешно подано питание. Примерно через 5 часов, после тщательной проверки сопроцессора, специалисты STOCC должны изменить конфигурацию бортового компьютера в соответствии с новым набором блоков.

В оставшееся время астронавты вырезали кусочки многослойной изоляции из кантона и дакрона для изготовления крышек на старые магнетометры.

Возвращение Эйкерса в шлюзовую камеру на 91-м витке пришлось на время прямой телепередачи.

В 09:55:30 UTC Том начал вход в ШК (ногами вперед), и в 09:56:30 UTC люк ШК был уже плотно закрыт. Торнтон вернулась в корабль раньше.

В 10:01 UTC астронавты перешли на бортовое питание, спустя две минуты начался наддув. Выход продолжался 6 час 50 мин.

За четыре своих выхода Томас Эйкерс набрал 29 часов 40 минут работы вне корабля и побил один из самых старых американских рекордов — 24 часа 14 минут — суммарную продолжительность выходов Юджина Сернана на “Джемини-9” и “Аполлоне-17”. Кэтрин Торнтон с ее тремя выходами (в общей сложности на 21 час 11 минут) стала абсолютным лидером среди женщин.

X