ВКД

Справка по ВКД выполненному 22 октября 1993 года

Дата: 22.10.1993

Выходящий космонавт: СЕРЕБРОВ Александр (не полностью), ЦИБЛИЕВ Василий

Продолжительность:  38 минут

Шлюз: ШСО Квант-2 (Мир, ЭО-14)

Скафандр: Орлан ДМА-14, ДМА-25

Цель: Монтаж аппаратуры СММК. Отсутствие подачи кислорода из основного баллона у бортинженера, задачи на выполнены.

Описание:

Космонавты вошли в скафандры (Василий Циблиев в 13:30 UTC в “Орлан ДМА” №25, Александр Серебров в 13:33 UTC в №14). В 13:51 UTC космонавты начали проводить шлюзование.

Однако, при переходе на автономное питание Земля зафиксировала отсутствие подачи кислорода из основного баллона в скафандре бортинженера. За минуту до расчетного времени открытия выходного люка (18:14) “Мир” вышел из зоны радиовидимости. По первоначальным планам к началу следующего сеанса связи через спутник-ретранслятор (СР) “Альтаир” космонавты должны были уже выйти из ШСО, установить телекамеру, вынести наружу необходимые инструменты и блоки. А в 19 часов на связь с работающим в открытом космосе экипажем должен был выйти премьер-министр России Виктор Черномырдин. Он в этот день посещал НПО “Энергия” и ЦУП.

Но когда связь с орбитальным комплексом восстановилась (15:40 UTC) оказалось, что экипаж все еще находится в ШСО, так как поступление кислорода из основного баллона в скафандре Александра Серебрена так и не восстановилось. В принципе, в “Орлане” был и резервный баллон, который мог позволить бортинженеру на автономном питании нормально работать в открытом космосе. Но по существующим инструкциям выход за борт станции только с одним подающим кислород баллоном запрещен. Поэтому люк и остался закрыт, а космонавты не переходили на автономное питание скафандров.

После анализа сложившейся ситуации Земля посоветовала космонавтам поменяться местами и открыть люк Василию Циблиеву. “Да я его и сам открою, оставаясь на колодке,” — успокоил бортинженер ЦУП. (“Колодка” — разъем, соединяющий скафандр с БСС.) “Хорошо, — согласился с “Сириусом-2” руководитель полета Владимир Соловьев. — Тогда открываешь люк, тоже отстыковываешь колодку и вместе с Васей запускаешь сублиматор.”

Экипаж приступил к заключительным операциям перед выходом. “Давление начало падать,” — в 18:46 (ДМВ) сообщил Василий Циблиев.

Наконец в 15:47:28 UTC (18:47:28 ДМВ) выходной люк ШСО был открыт.

Командир выбрался из отсека наружу. Бортинженер тем временем включил подачу кислорода из резервного баллона, тоже отстыковался от БСС, подключил телекамеру и, высунувшись из ШСО, навел ее на “Сириуса-1”. В 19:00 на балконе главного зала управления (ГЗУ) ЦУПа появился Виктор Черномырдин в окружении командующего ВКС Владимира Иванова, генерального директора РКА Юрия Коптева и генерального директора НПО “Энергия” Юрия Семенова. “Ребята, тут пришел Виктор Степанович. Можно говорить,” — передал экипажу Владимир Соловьев.

После взаимных приветствий премьер-министр России рассказал космонавтам о прошедшем в этот день заседании с руководителями космической промышленности о положении дел в российской космонавтике. Премьер-министр подбодрил космонавтов в свете продления их полета еще на два месяца, пожелал им хорошего полета и благополучного возвращения на Землю. В ответ космонавты поблагодарили Виктора Черномырдина за теплые слова и в свою очередь пожелали ему “космического” здоровья.

После завершения разговора на связь с “Сириусами” опять вышел Владимир Соловьев: “Так, ребята, этот эксперимент у нас прошел. Вась, ты там можешь СММК установить?” (СММК — система микрометеоритного контроля.) Командир ответил положительно. Он установил на внешней поверхности ШСО датчик микрометеоритного контроля, который Александр Серебров не смог установить во время выхода 28 сентября, и отодвинул, как и планировалось, кассету СКК.

“Так, Вась, закругляйся. Давай назад,” — передал на орбиту руководитель полета. В 16:15 UTC Василий Циблиев передал Александру Сереброву телекамеру и сам вернулся в ШСО.

Люк космонавты закрыли в 16:25. Выход длился 38 минут (расчетное время работ в открытом космосе — 5 часов 4 минуты).

Как выяснилось, после снятия космонавтами скафандров, кислород из основного баллона в “Орлане ДМА” №14 не подавался из-за замерзания клапана колодки в кислородной магистрали, в которую из-за негерметичности прокладки попала вода.

В этот раз, хотя программа работ за бортом оказалась не выполненной, бортинженером станции Александром Серебровым был установлен своеобразный рекорд. Выход 22 октября стал для него девятым. Пять раз он работал за бортом станции во время предыдущего полета в 1989-90 годах и четыре раза в этой экспедиции. Тем самым “Сириус-2” стал мировым рекордсменом по количеству выходов в открытый космос. Прежний рекорд принадлежал Леониду Кизиму и Владимиру Соловьеву (по восемь выходов).

X