ВКД

Справка по ВКД выполненному 16 сентября 1993 года

Дата: 16.09.1993

Выходящий космонавт: СЕРЕБРОВ Александр, ЦИБЛИЕВ Василий

Продолжительность:  4 часа 18 мин

Шлюз: ШСО Квант-2 (Мир, ЭО-14)

Скафандр: Орлан ДМА-25, ДМА-14

Цель: Установка фермы "Рапана" (раскрывающаяся по сигналу космонавта КГК), снятие и установка научной аппаратуры.

Описание:

Космонавты закрыли люки между приборно-грузовым (ПГО) и приборно-научным (ПНО) отсеками, ПНО и шлюзовым специальным отсеком (ШСО), в 4:35 UTC вошли в скафандры “Орлан ДМА”, закрыли ранцы и приступили к шлюзованию. В 05:50 UTC экипаж перешел на автономное питание скафандров и стравил остатки атмосферы из ШСО.

В 05:57:30 UTC Александр Серебров открыл выходной люк (по плану — 6:04).

После установки защитного кольца на обрез люка и подтверждения нормальной работы системы охлаждения скафандров, (в 06:11) космонавты вывели из ШСО укладку с фермой “Рапана”. Василий Циблиев с трудом передал “Рапану” Александру Сереброву, вылезшему из станции. Последний перенес ее к грузовой стреле и закрепил на ней. Затем бортинженер по стреле отправился на базовый блок (06:32). “Иду, наверно, на Кавказ, — пошутил Серебров. — Потому что солнце светит в правый глаз”.

Когда Василий Циблиев закрепился на конце стрелы, бортинженер аккуратно начал перевозить его вместе с “Рапаной” к ферме “Софора”. Во время “полета” командир координировал действия Сереброва. “Ну вот — приехали”, — прокомментировал “Сириус-1” завершение “путешествия” на стреле и зафиксировал ее на шарнирном звене “Coфоры”.

1 — ферма "Рапана" в транспортном положении;2 —  пульт управления фермы.

Пока Василий Циблиев занимался стрелой, получивший маленький перерыв Александр Серебров мечтательно вздохнул: “Сейчас бы пончик с кофе...” — “Да, — подхватила идею Земля. — И чтоб с лимоном.” — “Можно с лимоном, а можно и с коньяком,” — уточнил “Сириус-2”. “Тогда уж просто коньяк.” — “Уговорил,” — мигом согласился Сан Саныч. “Так, мужики, я вынужден вмешаться — только не в рабочее время,” — остановил мечтания на орбите и на Земле руководитель полета Владимир Соловьев.

Тем временем Василий Циблиев сообщил, что перешел на “Софору”: “Сейчас буду фиксироваться. Здесь все о'кей.” — “Вась, там с высоты не видно антенны?” — поинтересовалась Земля местоположением новой антенны радиолюбительской связи, которую не смог найти во время предыдущего выхода Александр Полещук. “Нет, “Рапана” все закрывает,” — ответил командир. В это время Александр Серебров направился по грузовой стреле к “Софоре”. Затем космонавты спустились по ферме на модуль “Квант” и в 06:56 UTC приступили к демонтажу рабочей площадки. Эта площадка использовалась при сборке фермы “Софора” и стала сейчас не нужна. Перед концом сеанса связи (07:01) ЦУП предупредил космонавтов: “Сириусы”, если до тени не успеете демонтировать площадку, то не выбрасывайте ее, а то можете попасть в модуль.” — “Нет, — успокоил Александр Серебров, — в тени мы это делать не будем. Это надо заснять на пленку.” Дело в том, что во время этого и предстоящего выходов не планировалось использовать телекамеру. Необходимая информация записывалась на автономный видеомагнитофон, закрепленный на скафандрах космонавта, и уж после возвращения экипажа в станцию передавалась на Землю.

Демонтаж площадки немного затянулся и только после выхода “Мира” из тени (07:40) Василий Циблиев отправил ее в свободный полет. Как это происходило снял на магнитофон Александр Серебров. После этого командир занялся закреплением на монтажной платформе ЦМ-Э “Рапаны”, а бортинженер перешел к ферме “Софора” закрепил на ней аппаратуру “Индикатор”, предназначенную для измерения параметров собственной внешней атмосферы станции. Большие проблемы Сереброву доставляли карабины, которые, по его словам, были слишком маленькие и неудобные. “Ими очень тяжело фиксироваться и неудобно держать, — сообщил он. — Чем люди думали, когда их проектировали.” (Как сказал позже начальник отдела НПО “Энергия” по внекорабельной деятельности Олег Цыганков, конструкция карабинов осталась прежней еще со времен предыдущего полета Сереброва. Однако, тогда он не выражал по их поводу неудовольствия.)

К 08:05 UTC Серебров закончил монтаж “Индикатора” и пошел на помощь командиру, который продолжал стыковку кабелей “Рапаны”. “Тут все так перепутало, просто мрак какой то, — поделился своими сложностями бортинженер. — Уже который раз хочу кабель в зубы взять."

Наконец, экипаж закончил все намеченные работы с установкой фермы и провел ее видеосъемку. “Какие будут указания? Домой идем?” — поинтересовался Александр Серебров. — “Сейчас надо будет посмотреть антенну радиолюбительской связи, — уточнил ЦУП. — И сделайте Цыганкову и его сотрудникам приятное — прихватите старый инструмент, который обнаружили. И фалы, какие есть.” — “Возьмем, это — нетрудно,” — согласились космонавты.

Космонавты начали перебираться на “Софору”. В конце сеанса связи Земля в очередной раз напомнила экипажу, что он работает “с приличным опережением” и может не торопиться.

После восстановления связи с космонавтами (09:07) и восхода Солнца (09:12), “Сириусы” продолжили работы. Серебров вновь перебрался по грузовой стреле на базовый блок. “Ощутил под ногами твердь очень большого диаметра,” — своеобразно сообщил он об окончании перехода.

“Саш, посмотри там антенну,” — напомнил ЦУП. “Я тут уже по-китайски говорю: антенн, антенн,” — пошутил Сан Саныч. “Так. Что то я новой антенны даже не наблюдаю. Только старая. На ней даже флаг остался,” — прокомментировал свои поиски “Сириус-2”. “Саш, она осталась там на кольцевых поручнях возле стрелы,” — уточнила Земля. — “А я смотрю здесь — около старой антенны. Сейчас подойду поближе.” Но и новые поиски Александра Сереброва не увенчались успехом: “На этих поручнях есть ключ, есть какая то крестовина вроде накидной гайки, а антенны нет.” — “Тогда давайте не терять время, — приняла решение Земля. — Давайте продолжать."

В 09:24 UTC Василий Циблиев зафиксировался на стреле, и бортинженер начал его перенос обратно к ЦМ-Д. “Там по левому борту книжка есть раскрытая, — сообщил командир. — Это и есть “Данко”?” Но Землю в тот момент беспокоили другие проблемы: “Ребята, как у вас с запотеванием?” — “А что это такое?” — поинтересовался “Сириус-2”.

— “Вас понял,” — успокоились на Земле. В 09:29 UTC Василий Циблиев оказался на ШСО. “Я зафиксировал стрелу,” — сообщил он. “Василий, там на коротком поручне по второй плоскости стоит кассета “Данко”, — уточнил ЦУП. — “Все это слова “кассета”. Я третий раз спрашиваю: как это выглядит, какого цвета, в форме это книжки или нет? Или это все — секрет?” — “Сейчас дадим информацию “ — взял минутный тайм-аут ЦУП. После небольшого совещания, в 09:33 Земля уточнила: “Василий, это кассета примерно 300x200, посредине — большая ручка.” Но и эти наставления не дали положительного результата. “Вот “Электро” я вижу, — сообщил Циблиев. “Нет, “Электро” нам не нужно,” — разочаровано передали с Земли.

Тем временем к поискам “Данко-М” присоединился Александр Серебров, перебравшийся по стреле на ЦМ-Д. “Так, давайте разбираться, — принялся помогать он. — Тут какие то две штуки стоят, написано — “Данко”. — “Ручка большая есть?” — поинтересовался ЦУП. — “Есть.” — “Вот их и бери.” — “Только ручка не посредине, а около кольцевого поручня — уточняет вид “находки” бортинженер. — Тут и провода какие то.” — “Она что — на проводах?” — ЦУП явно был озадачен. — “Да. “Данко” написано, “Образцы”, кнопка есть.” — “Минуточку, - вмешивается в разговор Владимир Соловьев. — Саш, давай сделаем так: не будем сейчас этим заниматься наобум, а после мы в этом вопросе разберемся. Ты можешь снять это на камеру?” — “Я это сейчас и делаю,” — сообщил Серебров. (Как оказалось потом, после просмотра видеозаписи, это были другие образцы для того же эксперимента “Данко-М”. После уточнения документации выяснилось, что нужные образцы находятся на ПГО ЦМ-Д. — КЛ.)

Затем Александр Серебров установил за звездным датчиком на 4 плоскости ЦМ-Д на магнитный держатель кассету с образцами “ Пленка-5 “(09:52). Эта операция тоже была достаточно трудоемка. “Тут космонавту уже ходить негде, — пожаловался “Сириус-2”. — Все заставлено оборудованием, по некоторым поручням провода идут, цепляться негде. Надо над этим всем хозяйством сделать поручень и спокойно ходить. И что-то надо делать с карабинами. С такими невозможно работать. Чтоб вы всю жизнь нажимали этот карабин, предатели."

В 10:00 “Сириус-1” вошел в ШСО и передал бортинженеру раму с экзотическим названием “Страховка”. Это небольшая рамка с образцами фалов и других крепежных элементов для оценки длительного влияния на них открытого космоса. Александр Серебров закрепил ее с помощью магнитного замка на штанге выходного устройства ЦМ-Д которое раньше использовалось для “швартовки” средства перемещения космонавта СПК.

Люк космонавты закрыли уже вне зоны радиовидимости в 10:16 UTC (13:16 ДМВ), а через три минуты они подключили скафандры к бортовому питанию.

Длительность работ в открытом космосе составила 4 часа 18,5 минут (расчетная — 4:09).

Когда в 10:45 “Мир” вошел в зону видимости спутника “Альтаир”, Василий Циблиев сообщил: “Мы уже дома. Только что вышли из скафандров.".

Этот выход стал юбилейным (пятидесятым) для скафандров “Орлан”, а для “Орланов ДМА” — 29-й.

Кстати, через три часа после начала выхода, из ШК корабля «Discovery» (STS-51) вышли Уолз и Ньюман, впервые в открытом космосе - правда, разделенные тысячами километров, - работали четыре космонавта.

X