ВКД

Справка по ВКД-70 выполненному 11 апреля 1987 года

Дата: 11.04.1987

Выходящий космонавт: ЛАВЕЙКИН Александр, РОМАНЕНКО Юрий

Продолжительность:  3 часа 40 мин (от открытия до закрытия выходных люков)

Шлюз: ПхО ББ Мир (люк -Y) (ЭО-2)

Скафандр: Орлан ДМ-7, ДМ-9

Цель: Инспекция стыковочного узла, извлечение постороннего предмета из стыковочного устройства.

Описание:

Модуль Квант прибыл на станцию 9 апреля 1987 года. После стыковки выяснилось что модуль не может состыковатся со станцией герметично. В стыковочный узел попал посторонний предмет. Космонавты в иллюминатор видело что в стыковочный узел попал какой то торсик. Для устранения предмета и понадобился этот незапланированный выход.

На земле наблюдать за действиями космонавтов не могли. Установка телекамер отвлекла бы экипаж от выполнения главной задачи, отняла бы у них дорогое время. Однако Центр управления следил за работой космонавтов не только по их докладам. Ситуация на орбите тут же имитировалась в гидролаборатории Звездного городка. Происходящее в бассейне все видели на телеэкранах. Если бы не летящие вверх воздушные пузыри от скафандров, эту картину невозможно было бы отличить от совершающегося в космосе.

Выходной люк космонавты открыли в 23 часа 40 минут дескретного московского времени, когда Земля закрывала от них Солнце и станция находилась в тени. Бортинженер пошел наружу - и вдруг:

«Падает давление... У меня давление падает!» - закричал Лавейкин. «Где, в скафандре? - испугались и на Земле. -Какая сейчас цифра?» - «Ноль тридцать два, и продолжает падать...» В этой ситуации быстрее всех среагировал Романенко. Он понял, что, выходя из люка, Лавейкин задел за его край пультом переключения режимов. Обычно во время «силовых» работ с его помощью снижают давление, скафандр становится мягче, и двигаться - удобнее. Теперь же ручка переключилась как бы сама собой. «Ну, ребята, устроили вы здесь панику, - выдохнул облегченно руководитель полета Валерий Рюмин. - Передохните малость, придите в себя, а потом продолжим работу».

Космонавты поставили поручни, прошли вдоль всей станции до агрегатного отсека. На все это им потребовался всего час.

Обратите внимание: на преодоление считанных метров космонавтам понадобился целый час. Казалось бы, даже на руках такое расстояние можно было пройти быстрее. Но в космосе спешка не только вредна, но и опасна. На пути Романенко и Лавейкина встретилось немало препятствий. Дорогу им преграждали солнечные батареи, антенны, другие выступающие элементы конструкции. И о каждую из них можно было зацепиться, порвать скафандр.

После перехода экипажа на АО ББ космонавты начали осмотр стыковочного узла. Достаточно было беглого взгляда, чтобы отвергнуть версию о том, что в стыковочный узел попал тросик. космонавты сообщили об этом в ЦУП. В ответ В. Рюмин (руководитель подета) передал, что в зоне наземной приемной станции под Евпаторией будет выдана команда на выдвижение штанги. Он попросил космонавтов быть внимательными.

Юрий Романенко переместился на срез базового блока Мир, а Александр Лавейко держась за поручни в плотную подошел в стыковочному узлу. В целях безопасности космонавтам предписывалось постоянно на ходится в пределах визуальной видимости друг друга.

Штанга, находилась в передней части модуля «Квант». Она вошла в приемный конус стыковочного узла «Мира» и соединила вместе два аппарата. Вращая гайку штанги, вывинчивая или ввинчивая ее, можно было раздвинуть или подтянуть их друг к другу. Отход станции от модуля  начался по команде Центра управления, когда орбитальный комплекс находился в тени Земли.

Штанга выдвинулась на 150 миллиметров. При свете фонарика Александр Лавейкин заметил какой-то посторонний предмет, похожий на мешок.

«Там предмет какой-то! - доложил Лавейкин. - Похож на мешок белый. Сорок на сорок примерно размерами. Я даже его рукой потрогал. Если раздвинете «Мир» и «Квант» до конца, можно попробовать его вытащить».

После выдвижения штанги Александр просунул руку в конус стыковочного узла станции и попробовал вынуть этот предмет, но не тут-то было. Он так «прилип», что без подручного инструмента не обойтись. Пришлось рвать его и по кускам выбрасывать подальше от стыковочного узла. «Руками поосторожней, перчатки не порвите»  — предупреждала Земля.

— Ну, слава богу, — вырвалось у руководителя полета в ответ на сообщение космонавтов об окончании операции.

«Эта штука целиком не выходила, - рассказывал Романенко, - мы ее отверткой расколупали на куски. Перчаткой их не ухватишь, они улетели. А стык был в прекрасном состоянии - ничто не погнуто, не повреждено».

«Из мешка, значит, все улетело, -допрашивал Рюмин. - Вы можете подбросить версию, что это было?» - «Подбрасывать - ваше дело, а наше было выбрасывать». - «Так он жгутом был?» -«Свернут». - «А ничего на нем не написано?» - «Как же, написано: «С праздником!» Хе-хе» (выход завершился уже 12 апреля, в День космонавтики).

А через виток началось стягивание станции и модуля. На экране Центра управления по очереди загорались зеленые глазки. Наконец, вспыхнул последний — «Герметизация».

Это был первый выход с борта станции «Мир». Его длительность составила 3 часа 40 минут от открытия до закрытия выходного люка.

Как оказалось, в стыковочный узел попал мешок со средствами личной гигиены, оказавшийся между люками «Прогресса-28» и станции.

X