ВКД

Справка по ВКД выполненному 13 декабря 1972 года

Дата: 13.12.1972

Выходящий астронавт: CERNAN Eugene, SCHMITT Harrison

Продолжительность: 7 час 15 мин 8 сек - от разгерметизации до наддува по уровню 24 кПа (7 час 9 мин - от открытия до закрытия выходного люка)

Шлюз: LM Challenger (Apollo-17)

Скафандр: A7LB-328, A7LB-329 

Цель: Выход на поверхность луны.

Описание:

В EVA-III им предстояло 7 ч езды по ухабам и сбор образцов на склонах гор. Цель последнего траверза – исследование северо-восточного угла долины Таурус-Литтров. Северный массив надо было сравнить с Южным и с куполами Скульптурных холмов.

Предполагаемые стоянки образовывали дугу длиной 4 км, очерченную радиусом 3.5 км от LM. Ожидалось, что по темпу последняя вылазка будет мягче предыдущей.

В 22:28 UTC открыли выходной люк модуля.

В 163:35 вышли на Луну и включили телекамеру. Полчаса готовили ровер, погрузили в багажник комплекты зарядов ВВ (EP-2,5). Шмитт включил передатчик SEP и установил EP-3, а по пути нашел кусок, показавшийся ему «мелкозернистым базальтом». А Джин осмотрел уже поврежденный пылью фиксатор двери «багажника» ровера. Пыль – их враг: она забивала все и была сильнейшим абразивом.

В 164:24 ровер уже катил по череде плавных невысоких валов и балок, не засоренных камням, через залитый солнцем пейзаж на скорости ~12–13 км/ч.

Всего до первой станции EVA-III – S-6 – надо проехать 2.9 км на север и еще 400 м на восток по основанию склона к большому валуну, проложившему 1500-футовую борозду скатывания, замеченную на орбитальных фотографиях.

На расстоянии 1.6 км от LM взяли сачком образец равнины (LRV-9). В 164:40 подъехали к кратеру Генри. Шмитт отметил, что он напоминал кратер Горацио: ближняя оправа чиста от валунов. За пределами Генри обогнули 100-метровый кратер Locke и дальше – 300 м по прямой к поворотному пункту их маршрута – валуну 6-метровой высоты – «Камню Поворота». Остановились.

Шмитт выкопал сачком образец почвы (LRV-10). Объехали, осматривая камень, и повернули на северо-восток к цели – большому темному камню, казавшемуся издали черной точкой (S-6).

После 28 мин траверза, проехав 3.6 км от LM, ровер достиг огромного камня, расколотого на 5 кусков (самый большой 6х10 м) и лежащего чуть ниже склона горы. Припарковались в 20 м от южного фрагмента. Шмитт, опасаясь опрокинуться вместе с ровером с крутого холма (20°), спрыгнул на грунт и шутя предложил подложить камни под колеса.

164:53. На стоянку S-6 Паркер отвел 1 ч 20 мин.

Шмитт рассмотрел цепочку фрагментов 25 м длиной, поднялся до ее вершины, осмотрел след камня на склоне и подошел к теневой стороне валуна: «Крупнопористый мелкокристаллический… Пузырьки сплющены… Листоватость не проходит через весь камень…» – «Потрясающе», – ответил Паркер. ЦУП ждал сюрпризов.

Закончив с гравиметром, Сернан присоединился к Джеку для взятия сколов. По иронии судьбы Шмитт не мог держать молоток, им же самим созданный для лунных исследований, – ручка оказалась слишком толста. На Земле все пришли к выводу, что переделывать что-либо уже поздно; пусть Сернан с его массивными руками будет «молотком миссии», а Шмитт станет показывать, от какого камня откалывать образцы.

Обходя части валуна, Шмитт мысленно соединял его. У верхнего фрагмента он даже несколько раз подпрыгнул, чтобы лучше разглядеть детали. Коричнево-серый камень сформировался, когда магма прихватила в себя куски сине-серой брекчии. Через 36 мин Джек доложил: «Боб, я думаю, мы сделали все, что могли». Одно было ясно: просто взяв обломок одного из нижних фрагментов и уехав, они упустили бы главное – история этого камня была историей горного массива.

Через годы Шмитт скажет: «На Луне реагируешь на миллионы визуальных данных, а подробнее разбираешься не во многих…» Телекамера поймала момент, когда он поднял позолоченный светофильтр и на мгновение стал не безликим астронавтом, а улыбающимся Гаррисоном Шмиттом – геологом самого отдаленного полевого участка человечества.

Впоследствии Сернан жалел, что не успел написать на покрытом пылью камне имя дочери – Трейси, но нужно было еще взять керн и грабельный сбор. Джин лихо запрыгал со склона и, не рассчитав толчок, начал медленно и театрально падать. На экране падение выглядело страшнее, чем на самом деле: слой пыли был толстым и мягким и из него не торчали камни. Операторы ЦУПа и через 30 лет вспоминал этот инцидент с замиранием сердца, а Сернан не помнил его уже через минуту.

Геологов на Земле вдохновил осмотр валуна, и, когда ЦУП спросил, из какой геологической остановки (S-7, -8 или -9) можно взять время для ALSEP, шеф ученых запальчиво ответил: «Берите из Apollo 18».

165:57. Шмитту пришлось спуститься 100 м по склону в направлении следующей станции, где его догнал Сернан на ровере. Проехав 800 м на восток вдоль подножия массива, припарковались около 2-метрового валуна. Полагая, что тип камней вряд ли резко изменится, на S-7 решили сделать только панораму и краткую представительскую коллекцию.

166:10. Сернан осмотрел большой валун: «Содержит светлый фрагмент...» Шмитт присоединился и подтвердил: «…проходит по всей высоте, около 1.5 м толщиной». Жила показывала, что расплав был горячим и проник в щели под давлением, т.е. минералы слились в недрах, а не на выплеске магмы на поверхность. Легко отбили молотком соседний обломок, но пришлось поработать, чтобы получить кусок самой жилы.

S-7 заняла лишь 20 мин, но работали чрезвычайно эффективно. Сколы с нового камня стали продолжением оперативного анализа валунов на S-6 и развивали изучение процессов, которые создали Таурус-Литтров.

Траверз на S-8 (2.5 км), вопреки опасениям, прошел ровно.

166:33. Отъехали от склона Северного Массива, срезая угол Уэссекской расселины, объехали с юга небольшой кратер SWP (назван в честь Научной рабочей группы (Science Working Panel), разработавшей программу А-17). У кратера Bowen повернули на 90° на северо-восток, поднялись на холм с мелким кратером в центре, усыпанный осколками камня. Геологическая пауза (LRV-11) – и через 150–200 м уткнулись в практически чистый склон Скульптурных холмов.

166:50. Шмитт пробежал вверх по склону 100 м, чтобы посмотреть глубокий кратер с черным валуном на бровке. Камень оказался необыкновенно твердым куском лунной коры, покрытым стеклом и явно откуда-то заброшенным на склон. В ожидании Сернана, который сделает сколы, Шмитт фотографировал самую высотную панораму миссии. Командир был все еще занят, и Шмитт решил попробовать скатить камень вниз, чтобы Сернан над ним поработал.

От толчка болтинком валун вяло кувырнулся несколько раз и остановился.

«Давай! Катись, катись!» – разбрасывая пыль, Джек повторил попытку.

Подоспел Сернан и начал стучать молотком по камню: «Я раньше такого не видел». (На Земле его датируют ~4.34 млрд лет.)

Спуск к роверу представлял собой знаменитый «слалом Шмитта»: большими прыжками кенгуру Джек скакал вниз, изображая лыжный спуск по кочкам. Получилось эффектно, правда, внизу он признался: «Трудновато вертеть бедрами...»

Плановые 30 мин S-8 закончились. Стирая пыль с ровера, Джин обнаружил, что один из зажимов, держащих кустарный буфер, потерялся.

167:36. Поехали на полной скорости к кратеру Ван Серг, похожему на Шорти, оранжевая почва которого питала надежды геологов на его вулканическую природу. Буфер болтался, и двигались «под проливным дождем пыли».

Постоянно маневрируя, приблизились к местности, заваленной камнями с футбольный мяч. Ровер был рассчитан на неровности в 14 дюймов (35 см), но у самого Ван Серга было слишком много больших камней, которые могли повредить днище. Сернан решил не продираться сквозь частые блоки и припарковался в 75 м от юго-восточной оправы кратера.

167:54. Шмитт изумился обилию камней вокруг: «Напоминает молодой ударный кратер, – отклонил он вулканическую версию. – Пойду на оправу и посмотрю, что мы имеем».

Здесь хаотично торчали сильно разрушенные блоки под толстым покровом реголита. Разочарованные геологи ЦУПа были в замешательстве. Ван Серг – «сухая дыра»; хотелось сразу уехать поискать что-нибудь поинтереснее.

Паркер сообщил: осталось 10 мин. Шмитт откликнулся: «Боб, мы должны выяснить, что здесь за камень!» Ван Серг не был вулканическим, но его специфика подталкивала к исследованиям.

Фотографируя следы валуна на Северном массиве, Джин обнаружил фрагмент с толстым стеклянным покрытием. А Шмитт увидел «коровью лепешку»: несколько лужиц вязкого стекла затвердели, не разгладившись.

Заканчивали рыть траншею, и Хьюстон угрюмо не прерывал. Неожиданно Шмитт вскрыл «светлый материал» на глубине 15 см. Джек подумал: если бы они прилунились здесь и это был бы их первый образец, они могли заключить, что темная мантия покрывает равнину. Теперь, уже исследовав долину, он знал, что это не так.

Геологи ЦУПа предложили выполнить двойной керн. Шмитт сомневался: грунт с камнями и Сернану будет трудно вбить трубу. «Давай попробуем», – сказал Джин.

Вначале труба остановилась, но после нескольких мощных ударов поддалась, погрузилась полностью и еще легче вышла. Геологи просили продлить S-9, но директор рейса Джерри Гриффин отказал: «Сернан и Шмитт жаловались на боль в руках: 6 час на поверхности оказались физически трудными. Вчера они много ехали на ровере, сегодня был быстрый рывок и много работы на крутых склонах». (Он был прав: вернувшись в LM, Шмитт только помогал упаковывать боксы с камнями; это все, на что были способны его руки.)

Готовя ровер к возвращению, Сернан пожаловался, что после такой убийственной дороги многие вращающиеся детали уже заело. Пыль разъела перчатки Шмитта и стерла до металла резину на ручке геологического молотка. Астронавты выложили на грунт комплект ВВ (EP-5) и в 168:47 тронулись обратно.

Вернувшись к LM в 169:14, они обнаружили, что защелка геологического багажника сломалась окончательно и инструмент высыпается на поверхность. После Ван Серга не досчитались ручек-удлинителей совков и грабель, но, к счастью, сумки, заполненные образцами, за борт не выпали.

У LM требовалось провести официальную церемонию. Астронавты стояли перед телекамерой, и Сернан, держа в руке камень, объяснял: «Его возраст... миллиарды лет… Он состоит из многих частиц со всей Луны... Фрагменты срослись, чтобы преодолеть космические силы…» Он указал на мемориальную пластину на опоре LM и прочел: «Здесь человек закончил первый этап исследования Луны… Может, дух мира, с которым мы прибыли сюда, найдет свое отражение в жизни всего человечества…» И, сильно волнуясь и запинаясь, закончил: «Кто-нибудь из вас… возвратится… прочитать это и продолжить исследование Apollo…»

После этих слов щемящая тоска всколыхнулась в душе Шмитта, и он понял: «Все кончилось».

170:19. Ровер установлен в 150 м от LM. Когда видишь эти видеокадры, охватывает странное чувство, словно телекамера становится глазами старого верного коня: сперва он неустанно следит за каждым движением хозяина, потом, словно отказываясь прощаться, опускает взгляд «в ноги» и долго глядит на его следы – и вдруг резко поднимается и уже не может оторваться от маленькой белой фигурки, навсегда уходящей от него…

В 05:37 UTC выходной люк модуля был закрыт.

14 декабря в 06:46-06:50 и 20:57 - 20:59 астронавты дважды открывали люк для удаления из модуля ненужного оборудования.

170:50. EVA-III продолжилась 7 ч 15 мин. Проехали 13.5 км, взяв 66 кг лунных пород. Всего на счету А-17 ~11З кг образцов и 2000 снимков.

X