ВКД

Справка по ВКД-27 выполненному 11 декабря 1972 года

Дата: 11.12.1972

Выходящий астронавт: CERNAN Eugene, SCHMITT Harrison

Продолжительность: 7 часов 11 минут 53 секунды - от разгерметизации до наддува по уровню 3.0 psi = 155 мм рт.ст. (7 часов 7 минут - от открытия до закрытия выходного люка)

Шлюз: LM Challenger (Apollo-17)

Скафандр: A7LB-328, A7LB-329 

Цель: Выход на поверхность луны (установка комплекта ALSEP №6, бурение скважин и установка в них зондов для измерения тепловых потоков и детектора нейтронов. Поездка на ровере к кратеру Стено, сбор образцов грунта.)

Описание:

В 23:55 UTC (116:56 от старта) произведена разгерметизация отсека.

116:58 (23:57 UTC) астронавты открыли люк.

117:11:09. Сернан ступил на Луну: «Хьюстон, делая первый шаг Apollo 17 по поверхности Тавр-Литтров, я посвящаю его тем, кто сделал это возможным. - Через секунду, сраженный лунной красотой: - 0, черт возьми! Невероятно! Грунт сверкает...»

«Аварийный образец» был отменен: совок реголита и несколько камешков не прольют свет на геологию такого сложного участка. Джин просто осмотрел модуль снаружи. Слой пыли на месте посадки был очень тонкий, зато грунт сверху «рыхлый» - ноги увязали иногда на 20-25 см.

Джек Шмитт выбрался из LM в 117:15:17 со словами: «Эй, кто наследил на моей лунной поверхности?»

Первое время астронавты передвигались по поверхности осторожно, много скользили, падали и испачкали скафандры в липкой пыли.

В 117:16 астронавты приступили к развертыванию ровера LRV.

118:14. Начали телесеанс, наведя остронаправленную антенну ровера на Землю.

Еще никто из лунных исследователей не наблюдал Землю так близко к горизонту. Словно до Сотворения мира, Сернан стоял на Луне среди первозданного хаоса с ощущением, будто все это - только в воображении Творца.

Долго мечтать ему не дали: руководство NASA ждало появления на дисплеях «Звездно-полосатого». Шмитт пошутил: не отнести ли флаг США на вершину Северного массива? Сернан направился устанавливать лунное знамя с нескрываемым удовольствием: «Это должен быть самый звездный момент моей жизни, гарантирую», - приговаривал Джин.

118:23. Вбили в грунт трубу, воткнули в нее флагшток, расправили полотнище и забегали вокруг, как дети у елки. Еще 4 мин с нескрываемой радостью фотографировались.

118:50. Переноска ALSEP'a заняла 15 мин, и, так как этот комплект был крупнее предыдущих, Джек попробовал нести его иначе. Он ухватил штангу с объемными блоками на концах не сверху, а снизу, поднял комплект на согнутых в локтях руках выше пояса и бодро пробежал -50-60 м. Новая поза себя не оправдала, и в дальнейшем он нес штангу уже по старинке и часто отдыхая.

В 30 м севернее камня 3-метровой высоты, в 200 м от LM, Шмитт нашел площадку, которая показалась ему единственным ровным местом в округе. «Камни здесь розовато-серые...»

А в это время Сернан повторил ошибку Джона Янга в А-16: обходя вокруг ровера, ручкой молотка в кармане на голени разорвал правый задний буфер. Скрепив прореху трубчатой лентой, Сернан присоединился к Шмитту.

В ALSEP №6, питаемый радиоизотопным генератором SNAP-27, входили: стационарный гравиметр; масс-спектрометр; прибор LEAM (определение характеристик частиц, достигающих поверхности); детектор нейтронов; геофоны (регистрация сейсмических колебаний, вызванных подрывом восьми комплектов гранат массой 0.75-2.73 кг после отлета астронавтов с Луны); прибор для исследования тепловых потоков.

На развертывание LRV и ALSEP отводили 4 часа, оставляя 90 мин на траверз. Но гравиметр потребовал еще 20 мин, а основной трудностью EVA 1 стало бурение грунта.

Сернан не без труда, но просверлил две скважины глубиной по 3 м для установки зондов измерителя тепловых потоков из недр Луны.

Еще труднее вошел бур третьей скважины (3.2 м), а уж выходить и вовсе не хотел, словно вмурованный в грунт. У Сернана был домкрат с длинной ручкой, но его пятка лишь вязла в мягком реголите.

«Надеюсь, это стоит затраченного времени», - ворчливо намекнул Джин на повторение мучений Дейва Скотта с аналогичной задачей в А-15. Земля занервничала: «Он растратит весь кислород...» Надо было звать Шмитта - или траверз EVA 1 ждут неприятности. Но Шмитт уже сам поспешил на помощь. Подпрыгивая всем телом, он опускался на ручку снова и снова, но, поскользнувшись, закрутился волчком... В последний момент Джин успел подхватить падающего Джека за руку.

Наконец мертвая хватка грунта ослабла и труба пошла. Астронавты вытащили керн. Сернан погрузил в скважины датчики прибора тепловых потоков и детектора нейтронов, а Шмитт установил четыре геофона около 3-метрового камня и снял двумя камерами две панорамы станции - «за себя и за того парня», который все еще возился с датчиками.

Извлечение керна заняло 20 мин, еще 8 мин вдвоем разбирали его на секции с помощью тисков ровера. 7 мин перед траверзом астронавты навешивали боковые сумки и готовили инструменты.

121:35. Шмитт поспешил пешком отнести разобранный буркерн к LM. Вытащив из грузовой секции последнего передатчик прибора SEP, направился с ним на место установки: -100 м на восток. Сернан на ровере догнал Джека на площадке SEP. Вместе они отправились в траверз EVA 1. Намечалось впервые провести исследования с помощью коротковолнового радиозонда SEP и траверзного гравиметра TGE. По команде с Земли ALSEP был включен; все приборы (кроме стационарного гравиметра) работали нормально. Но астронавты уже покинули научную площадку.

ЦУП отметил, что и Сернан, и Шмитт были очень уверены в себе; такое редко наблюдалась в EVA I до них.

Отставание от графика (40 мин) и истощение запасов кислорода Сернана вынудили отказаться от юго-восточного траверза к картерам Эмори и Фауст, ограничившись лишь поездкой до Стено.

В 121:50 наконецто тронулись, обнаружив, что дорога будет сложной. Ориентировались с трудом: орбитальные фотокарты не совпадали с рельефом, по которому их вела навигационная система ровера - нельзя было узнать ни одну примету, двигаясь почти на солнце. Примерно в середине и в конце траверза надо было еще разместить на грунте комплекты зарядов (ЕР-6 и ЕР-7).

Лишь наткнувшись на восточную оправу кратера Трезубец, поняли, где находятся. Сернан повернул вправо и направился к Стено, который должен был быть в 750 м впереди.

Шмитт искал признаки цели, но издали кратеры было трудно отличить друг от друга. Когда они поднимались по небольшому хребту, Паркер предупредил: «Будут очень большие валуны, - и сообщил: - Мы думаем, что вы примерно там». - «Совершенно незнакомое место, - ответил Шмитт, - что касается Стено».

Идентификация участка превращалась в трату времени. «Если наша цель - собрать образцы валунов на оправе кратера, мы будем работать здесь», - предложил Джек. Сернан покорно обошел вокруг 20-метрового кратера в центре поля валунов и припарковал ровер сразу за его оправой.

«Если вы беспокоитесь, - предложил Паркер, понимая, что это не те валуны, которые отмечены на карте, - вы можете проехать немного на восток, к оправе». - «Все о'кей, -окончательно решил Шмитт, - Station 1».

122:03. «Возьми молоток, - сказал Джек Сернану, - он нам пригодится». Занимаясь выборкой,Сернан был доволен ролью полевого ассистента доктора геологии Шмитта.

Быстро установив ЕР-7, запустили гравиметр и приступили к сколу образцов с камней у края кратера. Сернан нанес серию сильных ударов по месту, которое казалось слабым, но его старания оказались безрезультатны. Пришлось обойти камень и ударить с другой стороны, отколов большую угловатую пластину.

Закончив измерение TGE, отсняли панорамы стоянки. Фотокассета камеры Шмитта запечатлела столь долгожданный для земных уфологов «артефакт» - ни много, ни мало, а «череп инопланетянина». Слух о найденном на Луне «скелете человека» уже 30 лет гуляет по страницам псевдонаучной прессы мира. Мы с удовольствием представляем любителям «космических загадок» изображение столь причудливого камня (см, фото).

В 122:36 отправились в обратный путь. У кратера Трезубец большая часть крыла правого заднего колеса ровера (поврежденная Сернаном у LM) окончательно отломилась и потерялась - с этого момента струя пыли била вверх и дождем сыпала на ездоков. Они догадались, с чем это было связано, когда возвращаться было уже поздно.

В 122:55 уже вернулись на стоянку SEP, установили передатчик SEP, разложили четыре уса антенны и развернули солнечные батареи для подзарядки прибора.

123:14. Шмитт пошел к «дому» пешком, по пути подняв камень размером с футбольный мяч, и в 123:15 Сернан подогнал ровер к LM. Они были очень грязные и 15 мин чистили друг друга у лестницы, радуясь, что план самого трудного из всех миссий выхода успешно выполнен.

В 124:08 наконец вместе с лунной добычей втиснулись в LM и в  07:04 UTC выходные люки были закрыты а в 07:07 UTC отсек наддули до уровня 3.0 psi = 155 мм рт.ст.

Общая продолжительность первого выхода - 7 ч 10 мин. На поверхности астронавты пробыли 6 ч 55 мин, проехали на луноходе ~3 км, собрали 17 образцов лунного грунта общей массой -13 кг.

Энергозатраты астронавтов во время EVA I были выше расчетных на 15%. Концентрация углекислоты не повысилась, несмотря на перерасход поглотителей углекислого газа. Фляги шлемов функционировали нормально. Очень помогала новинка кусочек ворсистой ткани внутри шлема: теперь наконец можно было почесать нос. Их руки и предплечья болели, пальцы были в синяках, у Сернана под ногтями виднелась кровь. Но радостное возбуждение отводило любой дискомфорт на второй план.

X