ВКД

Справка по ВКД выполненному 23 апреля 1972 года

Дата: 23.04.1972

Выходящий астронавт: YOUNG John, DUKE Charles

Продолжительность: 5 час 40 мин 3 сек - от разгерметизации до наддува по уровню 3.0 psi = 155 мм рт.ст (5 час 37 мин - от открытия до закрытия выходного люка)

Шлюз: LM Orion (Apollo-16)

Скафандр: A7LB-322, A7LB-327 

Цель: Выход на поверхность луны

Описание:

Лунный модуль разгерметизировали в 15:25 UTC. В 15:27 открыли люк. В 15:33 астронавты вышли на Луну.

Навигационную систему лунохода удалось исправить и астронавты поехали к краю Северного лучевого кратера.

В 100 м к северу от LM был гребень, с вершины которого увидели весь маршрут. Он был усыпан блоками, но по плотности камней уступал Survey Ridge. Янг устремил ровер к более чистому восточному краю огромного старого кратера Palmetto. Помчались на полном ходу. Дьюк доложил: «Ландшафт холмистый, но поверхность более гладкая».

Начало EVA-3

«Огромный кратер!» – воскликнул Чарли на оправе Palmetto (1.2 км от LM). Янг на мгновение оторвал глаза от «дороги» – и тут же камень царапнул днище ровера.

За кратером End (1.7 км от LM) начался спуск в широкую долину, почти до подошвы North Ray. После кратера Dot (2.1 км от LM) Янг по ровной «трассе» установил новый рекорд скорости ровера – 15 км/час. Они опережали график, но скоро появились первые ежектиты (выбросы) North Ray.

«Популяция камней почти нереальная», – Дьюк в шутку предложил повернуть к валунам. Но Джон «не понял юмора»: «Поднимемся на ту оправу и посмотрим, что мы имеем».

В километре от North Ray попали в область белых 3-метровых камней в страшных трещинах и разломах. Объехали их и сразу столкнулись с другой такой же группой.

Джон Янг работает граблями на Станции 11.

Дьюк изучал карту: они поднимались к North Ray, на большей части пути оправа кратера скрывалась бесконечными хребтами. Периодически казалось, что увидят ее сразу за следующим возвышением, но система навигации говорила: рано.

Ровер брал крутой 50-метровый гребень, и Янг предвкушал: «Думаю, мы вблизи оправы». «Вы в 500-х метрах», – остудил его Энгланд, сверяя их доклады с картой.

«Большие камни на оправе, Тони! – сообщил Дьюк с очередного гребня. – Мы снова взбираемся». Это становилось похоже на блуждания Шепарда и Митчелла на «Конусе». Вдруг макушка черного валуна мелькнула меж сопок под «Дымной горой». Взяли склон в 15° – и внезапно гигантская яма распахнулась перед ними.

Они опередили график на 11 мин (28/39), и North Ray нашелся именно там, куда указывала система навигации ровера!

«Эффектное зрелище! Потрясающе!» – восторженные возгласы Янга и Дьюка. Изображение появилось на мониторах ЦУПа, но астронавтов в кадре не было: камере ровера «больше нравился» полумесяц Земли в черном небе. Наконец TV нашло две фигурки в скафандрах на краю большого – не убирающегося в экран – кратера. Всюду сквозь мантию пыли торчали огромные камни. Зрелище было фантастическим.

«Стены крутые, я близко к краю! – взволнованный голос Янга. – Угол наклона оправы 15° и резко переходит в 35°… Я сейчас стою прямо на ней. Если пройти еще сотню ярдов вниз, не думаю, что мне будет лучше».

В ЦУПе перепугались: грунт в любой момент мог оползти по оправе кратера к скалистому дну. Если астронавты упадут в кратер, они не выберутся.

Даже при том, что он был шириной в километр, Янг не видел дна из-за крутизны (60°) внутреннего склона. На Земле он хвалился: «Взять 100-футовую веревку, чтобы пройти часть пути в кратер на страховке». Никакой веревки в списке вещей Apollo никогда не было, и не из экономии веса, а лишь потому, что безумные идеи не вдохновляли менеджеров полета.

Энгланд напомнил план S-11: за час необходимо выполнить стереопанорамы North Ray и Smoky Mountain, геологическую выборку и, если большой черный валун не очень далеко, пробежаться до него.

Геологи надеялись, что на внутреннем склоне North Ray будет виден разрез «фундамента» (ложа) или последовательности потоков лавы, как на стене Хэдли Рилле (А-15).

«Слои белых валунов ориентированны горизонтально, стены покрыты осыпями», – однако Чарли не был уверен, похоже ли это на Хэдли Рилле. «Мы получим и белые, и черные камни на одной стоянке», – оживился Энгланд.

«Белый камень – брекчия! – Дьюк смотрел на дальний черный валун. – Если и это брекчия, то вулканическая теория обречена».

Энгланд спросил, похожи ли их камни на образцы «Конуса» (А-14). Геологи уже смирились с фактом, что плато Cayley не вулканическое, и теперь искали аналогии и различия с участками во Фра Мауро и Дельта Хэдли.

«Мне так не кажется», – сказал Дьюк. Он видел камни А-14, те брекчии – другие.

Янг поправил TV-антенну и пошел осматривать белый блок: «Этот камень имел бурную историю, и это определенно брекчия, – объявил Джон и поднял осколок, не используя клещи. – Очень рыхлый».

Сняв панораму стоянки, Дьюк заметил напоминающий мел камень, «разваливающийся прямо на месте», взял мешок для образцов Джона, захватил образец, сунул его в SCB и пошел к роверу за инструментом. А Янг подобрал «черное стекло» и нашел камень с «прямым углом». «Возьмите образцы больших белых валунов», – попросил Энгланд.

House Rock во всей красе. Слева – капитан Янг с граблями.

Дьюк, отказавшись от предложенной Янгом помощи, направился осматривать группу блоков в 50 м от ровера. На подъеме к белым камням ботинки Чарли на 15 см погружались в каменное «филе» (крошку), образованную от сильно разрушенных валунов. Янг с граблями все-таки пошел за Чарли, который уже идентифицировал камни как светло-матричные брекчии и откалывал образец, а Янг прочесывал «филе».

«Как наше время?» – спросили они Энгланда. «У вас еще 25 мин».

«Пошли к большому камню», – предложил Янг. «О'кей!» – живо отозвался Чарли.

Геологов охватил азарт: успеют? Настоящий «бегемот»! Самый большой камень, который изучат команды Apollo!

Эта глыба заметна даже на фото с орбиты, по цвету она похожа на такие же на дне кратера. Астронавты не видели дна North Ray, но могли взять «их образец», добравшись до черного валуна. Теоретически такой гигант, выброшенный из жерла, не улетит далеко и наверняка представляет «самую глубокую раскопку».

«Может, он дальше, чем мы думаем?» – спросил Джон. «Нет, это недалеко», – сказал Чарли и решительно побежал на север. Пара вприпрыжку отдалялась от ровера. Пока Янг и Дьюк бежали 130 м, оператор TV постепенно увеличивал изображение: астронавты оставались того же размера, а камень рос. Дьюк приговаривал: «Смотри какой!» – отражение глыбы заполнило весь золоченый щиток его шлема.

Пробежав 2 мин, они стали рядом с вздыбленной прямо из грунта стеной темного грубого камня неправильной формы длиной 20 м и высотой 12 м. Меньший, 5-метровый фрагмент лежал рядом, отделенный узкой щелью.

Янг: «О'кей, мы добрались до этого камня». Дьюк, радостно: «Тони, ваш «Дом-камень» тут!» – «House Rock?» – повторил шеф геологов Мюлбергер – и название прижилось.

Эти глыбы отличались от всего, с чем до сих пор приходилось сталкиваться астронавтам, но на изучение оставалось только 17 мин. House Rock был темным, как базальт, но надежда, что он вулканический, исчезла почти сразу: «Это черно-матричная брекчия», – определил Янг.

Исследовав основание, Дьюк заметил, что камень покрыт стеклом; оно глубоко проникло в трещины и частично оплавилось. Астронавты обошли вокруг, оценивая структуру, натолкнулись на белый обломок породы 3-метровой ширины, вкрапленный в матрицу, и отбили образец размером с грейпфрут. Осмотрели трещину, разделяющую камни: слой реголита в ней был так тонок, что с трудом соскребался.

«Пора», – напомнил Тони. Но Дьюк «не услышал» его: «Пенистый камень, Джон». – «После него вы уйдете оттуда?» – занервничал Энгланд. Они опаздывали на 8 мин. Янг быстро поднял образец и спокойно скомандовал: «О'кей, возвращаемся».

Когда они бежали назад, Энгланд спросил: «Вы видели что-нибудь изверженное?» – «Вулканическое, Вы хотели сказать? – отвечал Янг. – Если и был вулканизм в этой области, то он замаскирован брекчиями».

Маршрут EVA-3

«Я полагаю, мы немного припозднились», – извинительным тоном доложил у ровера Дьюк.

«На S-13 идите по колее», – попросил Энгланд. Наверстывая отставание, Янг разогнался до 17 км/час, установив очередной рекорд скорости ровера.

«Большие камни», – объявил Джон через 8 мин, разворачиваясь в 12 м от камня, 3 м в поперечнике. Дьюк: «Напоминает House Rock». «Джон, сними показания магнитометра, – попросил Энгланд. – А ты, Чарли, иди собирать образцы».

Астронавты заработали, как в ускоренном фильме: Янг мгновенно установил LPM, Дьюк снял панораму и шустро чесал граблями грунт в 10 м от ровера. Реголит был менее плотным, чем на оправе North Ray, и полон «щебня».

«Мы хотели бы, чтобы ты ударил молотком по камню, Чарли», – попросил Энгланд. Но Дьюк снова увлекся и пропустил мимо ушей просьбу Тони: обойдя валун, он нашел место под нависающим южным торцом, из-за которого его назвали Shadow Rock («Теневой камень»). Одной из задач EVA-3 было найти камень, отбрасывающий постоянную тень.

«Это совершенное место», – объявил он. Материал во впадине под краем камня был, возможно, заморожен в течение миллионов лет. Дьюк пошутил: «Если залезть под камень в Западном Техасе, можно найти гремучую змею, здесь же – всегда затененную почву». Он еще не знал, что и под лунными камнями есть свои «змеи».

EVA-3, возвращение на Станцию 10. Обратите внимание на отломанное крыло правого заднего колеса.

«Мы хотим, чтобы Чарли взял сколы», – повторил Энгланд. Дьюк спохватился и моментально отколол несколько фрагментов, но, когда нагнулся за ними, потерял равновесие, упал на бок и проскользнул ногами под тот самый выступ камня…

«О, проклятье! – он с изумлением понял, что не поднимется. – Джон, я в ловушке!» Янг убирал LPM и не сразу понял, где Чарли: «В ловушке? Что ты имеешь в виду?» – «Я у этого камня…» – растерянный голос Дьюка. «Ты не можешь встать?» – бросив кабель, Джон поспешил на помощь…

Пристегнувшись к роверу, Дьюк печально посмотрел на выпавшие из их плана кратер «Ущелье», фланг «Дымной горы», кратер «Кота». Проблема с двигателем CSM стоила очень дорого, но он был горд, что, бережно расходуя ресурсы LM, они смогли сохранить в плане эту великую поездку в North Ray.

На обратном пути смеялись над неудобными контейнерами SCB: тяжелая верхняя часть не давала им стоять на грунте. Дьюк выразил сожаление, что не купил перед полетом в хьюстонском супермаркете обычную хозяйственную сумку с широким днищем и двумя ручками.

В 21:04 UTC люк был закрыт, а в 21:05 модуль был наддут до уровня 3.0 psi = 155 мм рт.ст.

Всего за 20 час 14 мин работы на поверхности собрали 97.5 кг образцов. Общее пребывание LM на Луне составило 71 час 2 мин.

Спустя час в 22:13 UTC модуль вновь разгерметизировали, в 22:15 открыли люк и начали выбрасывать ненужное оборудование. В 22:17 люк был закрыт, а в 22:18 модуль вновь наддули до уровня 3.0 psi = 155 мм рт.ст.

X