ВКД

Справка по ВКД выполненному 22 апреля 1972 года

Дата: 22.04.1972

Выходящий астронавт: YOUNG John, DUKE Charles

Продолжительность: 7 час 23 мин 9 сек - от разгерметизации до наддува по уровню 3.0 psi = 155 мм рт.ст. (7 час 20 мин - от открытия до закрытия выходного люка)

Шлюз: LM Orion (Apollo-16)

Скафандр: A7LB-322, A7LB-327 

Цель: Выход на поверхность луны

Описание:

Начало EVA-2.

В план EVA-2 входило исследование склона купольной горы Stone Mountain высотой 530 м на участке кратера Cincos высотой 180 м и выбросов из кратера South Ray (Южный луч).

Второй выход на поверхность Луны начался в 19 ч 34 мин (16:34 UTC) с разгерметизации лунного модуля. В 16:35 UTC открыли выходной люк. В 142:47 астронавты вышли на Луну. Джон занимался спектрографом, а Дьюк готовил ровер и поднял «белый камень». Первым образцом EVA-2 вновь стала брекчия.

Плато Cayley склоняется к юго-западу на 5°, и траверз (4 км) астронавты надеялись пройти «за хорошее время», при косых солнечных лучах.

Погрузив на луноход необходимые предметы в 20 ч 20 мин астронавты поехали поперек плато Cayley к Stone Mountain. Они ехали со скоростью 12 км/час, но затем, камни, загромождавшие путь, заставили снизить скорость до 6 км/час.

В 300 м от LM Джон доложил: «На оправах кратеров камни величиной с кирпич».

Первая часть траверза (1.1 км, до хребта Survey Ridge) была испещрена кратерами размером до нескольких метров. Янг, маневрируя между ними, вел ровер со скоростью 6 км/час. Дьюк изучал приближающийся хребет. Они должны подняться и проследовать по нему 1.3 км, до спуска в южную долину, 0.7 км – через нее, до подошвы горы, и – еще 1.0 км подъема по склону.

Двигаться было тяжелее, чем к «Флагу», – камни были еще крупнее. Астронавты въехали в луч выбросов кратера South Ray.

Дьюк: «Не выберемся мы из этого месива». Они шли через плотное ядро луча, состоявшее из метровых блоков (каменных глыб).

«Вершина Survey Ridge; глыбы на оправах кратеров, – сообщал Чарли, когда ровер взобрался на склон. – Большие валуны. Виден весь луч South Ray – светлая полоса на холмистом ландшафте. Я прослеживаю ее даже по ту сторону хребта».

Янг злился: «Надо вырваться отсюда…» Только после 10 минут отчаянного маневрирования они нашли спуск. Однако и в южной долине размер камней и число кратеров только увеличивались.

«Никогда в жизни не видел столько блоков», – ворчал Джон, повидавший и метеоритные воронки, и кратеры от ядерных взрывов. Приноровившись к рельефу, он разогнал ровер до 12 км/час и, наезжая на мелкие кратеры, совершал сумасшедшие скачки. У горы камней стало меньшее. Склон уходил вверх тремя террасами. Наклон первой – 10°, это не круто для ровера.

Дьюк: «Мы действительно поднимаемся». Ровер карабкался вверх по плоскости уже в 20°, к дальней стороне второго уступа.

«Мы в Cincos, Тони?» – спросили они с достигнутого возвышения. Энгланд: «Вы, наверное, метрах в 200-х, опережаете график на 14 минут (32/46)».

Кен Маттингли с окололунной орбиты заметил в бинокль солнечный зайчик, отражающийся от чего-то на северо-западном фланге Stone Mountain, и передал наблюдение через Энгланда. Дьюк засмеялся: «Да это же от нас солнце отражается!»

Дальнейший путь роверу преградило плотное каменное поле, ехать через которое было просто невозможно.

Янг: «Здесь мы кусаем больше, чем можем прожевать».

Фрагмент панорамы Станции 4. На горизонте кратеры Smoky Mountain.

Прибытие на Станцию 4.

Дьюк: «Из-за этих камней я не уверен, что мы доберемся до Декарта».

Астронавты боялись, что на «надолбах» размером с чемодан у ровера «колеса оторвутся».

Они не видели кратера. По иронии судьбы (как и в А-14), когда Cincos был лишь в 40 ярдах за хребтом, ЦУП предложил остановиться (S-4).

«О'кей», – принял Янг. Сошли на грунт, обернулись на раскинувшееся внизу плато Cayley.

Station S-4 была сделана в 4,1 км от лунного корабля. Это расстояние они проехали за 30 мин.

Они были на высоте 175 м, выше подъема Скотта и Ирвина (А-15) на Hadley Delta и всех других подъемов Apollo (включая А-17).

Дьюк снял панораму стоянки и белую оправу кратера South Ray. Затем поднялся на 10 м по склону собирать граблями «гальку».

Фланг горы был завален выбросами South Ray, смешанными с реголитом. Янг рыл траншею, выкапывая камни, похожие на образцы Cayley: «Мне жаль, Хьюстон, но они такие же».

Закончив работу граблями, Чарли исследовал механику грунта и взял керн. Янг, преодолевая крутой подъем, в течение 2 мин шел 75 м к усыпанной блоками впадине. Затем он стоял на сыпучем склоне и работал утомленными, ноющими руками с упорством золотоискателя.

Через годы Джон Янг будет вспоминать: «Когда вы на Луне в скафандре 6–7 часов и не больше часа на одном месте, вы не можете тратить время на попытки увидеть всю картину. Вы берете образцы и документируете их. Если вы попытаетесь быть чем-то большим, чем техник, то сделаете плохую услугу ученым, которые вас послали».

После взятия второго керна Дьюк присоединился к командиру. «Мне крайне неприятно сообщать Вам, – иронично доложил Дьюк ЦУПу, – что это отвердевший реголит». – «Комья грязи», – подтвердил Янг.

S-5 сделали в 650 м от S-4, возвращаясь по колее. Не тратя время на «идеальную» парковку, ровер просто перенесли, как носилки, на ровное место. Пока миссия не давала того, что от нее ждали, а обратилась цепью неожиданностей.

В поисках образцов Янг пошел на южную оправу кратера диаметром 25 м и чуть не скатился в него, поднимая угловатый белый образец. Дьюк расчистил старый разбитый камень, и, сдвигая по склону, они перевернули его.

Затем Янг снова рыл траншею в склоне; ботинки тонули в реголите, и он «месил» его, как воду, чтобы не скатиться вниз. А Чарли рискнул побежать прямо через яму. «Это забавно!» – воскликнул он, когда выскочил около ровера.

Поднимаясь на оправу, Джон увидел искрящийся камень, в матрице (основном материале) которого вспыхивали крошечные кристаллы, как крупинки сахара.

«Этот камень, я уверен, кристаллический, Хьюстон», – обрадовался он.

«Это наш лучший образец, – поддержал его Дьюк, – настоящий кристаллический».

«Первый сегодня», – вздохнул с надеждой Джон.

«Назовите его Большой Янг», – острил Энгланд, намекая на камень Большой Скотт (А-15).

«Да ну!» – застеснялся Джон. Как чувствовал: очищенный на Земле камень оказался брекчией – кристаллы содержались лишь в темных включениях.

На S-5 работали на 10 мин дольше плана (55/45). Были маленькие «аварии»: Янг потратил время, чтобы закрепить отстегнувшуюся боковую сумку SCB на ранце СЖО; расцеплялись держатели мешочков индивидуальных образцов на груди, и их пришлось носить в руках. Рейка-отвес гномона (устройство, обозначающее масштаб и вертикаль на фотографиях) отлетела; в качестве замены использовали совок с ручкой.

Спускаясь к подножью горы, 300 м ехали по колее. Янг сосредоточился на рельефе. «Налево!» – скомандовал Чарли, когда нашел нужный участок. Повернули на 45° на запад и двигались еще 350 м.

«Едем по уступу, – докладывал Дьюк. – Паркуйся».

Сошли с ровера уже на твердый грунт – ботинки едва оставляли следы. Дьюк сразу ударил молотком по первому валуну.

«Что ты делаешь, Чарли?» – «Получаю свежую поверхность».

Скол удивил чистой белой матрицей с черными пластинами кристаллов. Янг снова исследовал слоистость реголита, копая траншею, но не нашел ничего интересного и ушел на западную оправу.

«Что это?» – спросил он Чарли, обнаружив участок светлого грунта. «Это уникальное белое нечто», – пошутил Дьюк. Взяли образец «нечто», выглядевший тонким слоем белого камня на твердом реголите.

Когда Янг работал у ровера, ручка молотка, торчащая из кармана на голени, попала под крыло правого заднего колеса. Он аккуратно освободил ногу, но «фартук» колеса был уже поврежден.

«Пора», – торопил Энгланд. На S-6 работали 32 мин, отстав от графика уже на 20 мин; и дело, как обычно, шло к спешке.

S-7 отменили, образцы S-8 у кратеров Stubby и Wreck («Коренастый» и «Авария») сочли ценнее. Как тут не поверить в мистику, когда после «коренастого» хребта, в конце 850 м пути на S-8, у кратера «Авария», чуть не материализовался странный сон Чарли: ровер замедлился и пополз назад...

«Ты заглушил?» – удивился Дьюк.

Янг проверил приборы: «Не работает двигатель заднего колеса…»

Джон переключил батареи – движение возобновилось, но «Земля» занервничала…

Астронавты находились в 3 км от LM на очень сложном ландшафте. Поломка ровера – худший сценарий; «тигровая команда» немедленно начала просчитывать, как Янгу и Дьюку возвращаться пешком, если потребуется. Энгланд сообщил, что диагностика будет доложена астронавтам разработчиками ровера на S-8.

Первый порыв руководства: «Бросить все, и к LM!», пока не сломался оставшийся двигатель заднего моста. Янг успокоил, сообщив, что ровер движется стабильно, скорость 7 км/час.

«Как насчет остановки посреди этих валунов, Джон?» – предложил Дьюк и, как обычно, Янг принял его рекомендацию к действию.

«Я собираюсь перевернуть его, Чарли», – объявил Джон, паркуясь. Он хотел опрокинуть ровер на бок, но сначала занялся батареями. «Проверь», – сказал он Чарли, поставив его у пульта. «Работает», – заявил Дьюк.

«Еще работает…» – размышлял Янг. Меняя систему распределения мощности, он обнаружил неправильно переключенный тумблер, но при отключении питания стерлись данные счетчика системы навигации… «Сожалею», – спокойно сказал Джон и пошел к Чарли, который осматривал черный камень.

«Земле» новая проблема «подлила керосина в костер паники»: по колее, с которой свернули за хребтом, следовать было нельзя. Придется возвращаться через гребни трех-четырех кратеров. Есть ли у них ориентиры, чтобы не заблудиться без навигации ровера?

Маршрут EVA-1,2

Казалось, астронавтов, занятых делом, это не волновало. Янг работал граблями, Дьюк брал керн. Труба шла с трудом, а затем и вовсе застряла. Он бил молотком, но она стала. Пальцы онемели – и молоток вырвался.

«Предатель!» – воскликнул он, пытаясь поднять его вручную: молоток ускользал. Пришлось идти к роверу за клещами. Второй керн тоже застрял после 65 ударов молотком. «Ах ты, собака!» – уже ругался Чарли, а при вытаскивании чуть не свалился, когда труба неожиданно вышла.

«В этом районе не много материала», – задумчиво объявил Янг, получив пятью грабельными прокосами только дюжину камешков.

Возвращаясь к роверу, они подняли искрящийся радугой кусок «стекла». «Какой белый камень, – снова остановился Дьюк. – Надо взять почву под ним».

«Этот? Ты хочешь, чтобы я перевернул его, Чарли? – изумленно спросил астронавт ниже ростом. – Он длиной 1.5 метра». Дьюк качнул камень, но тут Тони поторопил их: «Пора».

Отъехав 400 м от S-8 по пути к LM, сделали S-9 между двумя лучами South Ray.

Янг уходил от камней в поисках менее «замусоренной» области и одинокого валуна для эксперимента «чистого реголита». Джон должен был подкрасться с «грязной» стороны камня, дотянуться через нее до «чистой» и специальной «бархоткой» взять тончайший (0.5 мм) слой пыли. При слабой гравитации пыль от ботинок астронавта летит далеко вперед, поэтому он приближался «на цыпочках». Дьюк дразнил его: «Мы крадемся?»

Однако Джон дотянулся: «Взял!» Далее рядом сокрушительных ударов он сколол вершину камня и опрокинул его для пробы грунта. «Чарли, я взял и это!» – объявил он торжествующе.

«Можем не только незаметно подкрадываться», – язвил Дьюк, нанося 13-й удар молотком и отделяя фрагмент другого камня.

Энгланд сообщил, что S-9 уже заняла 40 минут вместо 25. Отставали от графика уже на 30 мин, но умеренный расход хладагента скафандров позволил продлить EVA-2 на 20 мин.

К LM возвращались не только через три больших кратера, но и множество мелких. «Не могу понять, насколько холмисто это место, – говорил, преодолевая очередной холм Янг. – Назвавшие его равниной не знали, о чем говорят».

На обратном пути стало совершенно очевидно: если бы ровер «выключился», они бы не вернулись. Бесконечные овраги и гребни дезориентировали их даже больше, чем Шепарда и Митчелла область Фра Мауро.

Без навигации ровера двигались по приметам «Дымной горы», но это было не единственной проблемой лунного бездорожья. Когда ландшафт позволил развить хорошую скорость, обнаружилось, что крыло правого заднего колеса (поврежденное молотком Янга) перестало выполнять свою функцию и пыль летела поверх их голов вперед. «Дождь» можно было терпеть, если бы он не вызывал перегрев батарей ровера.

Конец EVA-2 посвятили проверкам механики почвы и добору образцов у S-10. Дьюк мерил пенетрометром сжимаемость реголита, Янг брал керн.

Вернувшись в LM, упаковали образцы и так долго чистились, что стало ясно: специально топтались, чтобы побить рекорд времени EVA Apollo 15 – 7.2 час. Тони не удавалось направить их внутрь, а когда рекорд пал, они заспешили по лестнице так, что стали заодно и чемпионами по подъему в LM. В 23:55 UTC выходной люк закрылся, а в 23:57 модуль наддули до уровня 3.0 psi = 155 мм рт.ст.

«Если бы здесь был воздух, – мечтательно оглянулся Янг на трапе. – Это было бы прекрасно».

Астронавты возвратились в лунный корабль 23 апреля в 2 ч 57 мин. Выход продолжался 7 ч 23 мин. Астронавты проехали на луноходе 11,5 км и собрали 40,5 кг образцов лунных пород.

X