ВКД

Справка по ВКД выполненному 16 января 1969 года

Дата: 21.04.1972

Выходящий астронавт:  YOUNG John, DUKE Charles

Продолжительность: 7 час 11 мин 2 сек - от разгерметизации до наддува по уровню 3.0 psi = 155 мм рт.ст. (7 час 8 мин - от открытия до закрытия выходного люка)

Шлюз: LM Orion (Apollo-16)

Скафандр: A7LB-322, A7LB-327 

Цель: Выход на поверхность луны

Описание:

После подготовки к выходу кабина была разгерметизирована в 16:48 UTC (19 ч 49 мин) и в 16:49 они открыли люк. В 17:00 Янг и Дьюк вышли на поверхность Луны.

Ступив на Луну, Янг поднял оба кулака в триумфальном жесте: «Это ты, таинственная равнина Декарта, А-16 собирается изменить твой имидж». А следующие его слова были: «Я рад, что они опять отправили Братца Кролика в его колючий куст...» И через годы Джон отказывался объяснять эту цитату, но кажется ясно, что Братец Кролик -это он сам, а колючий куст - это смысл всей его жизни - космический полет.

Янг ступил на поверхность е 119:02, Дьюк - 5 минут спустя. Осмотрелись: слой пыли неглубокий, 2-3 см, 40% поверхности - россыпи камней. Обошли LM, проверяя его состояние.

Осмотрев поверхность, они обнаружили, что LM прилунился с наклоном 3° за 25-метровым кратером 5-метровой глубины, чуть не встав одной «лапой» на приличный камень.

«Смотри, яма, мы чуть не попались!» -вымолвил Дьюк. Последние секунды Янг парил прямо над этим кратером и едва избежал посадки в него. Если бы сели на 10 м ближе, на склон 30°, пришлось бы аварийно прервать посадку, иначе «Орион» заваливался назад и вправо.

Раскупорили MESA и извлекли инструменты. Дьюк снял панораму места посадки и внешний вид LМ фотокамерой с цветной пленкой, начатой еще на орбите Луны. LM прилунился на равнине, горизонт которой украшали лишь вытянутые горные холмы Stone Mountain на юге и вершины кратеров массива Smoky Mountain на севере. Янг установил УФ-спектрограф и детекторы солнечного ветра - один на стойку LM, второй - на воткнутый в грунт шток.

В геологических поездках «в поле» на Земле голос Чарли Дьюка можно было слышать издалека, а Джон Янг лишь бормотал себе под нос. На Луне настроение отдохнувших астронавтов было великолепным, и обычная неразговорчивость Янга прошла. Приготовились развернуть ровер LRV. Кар извлекли за 8 мин и за 20 мин смонтировали. У MESA он стоял уже в 119:38, но при детальной проверке обнаружилось, что одна батарея не дает питание задним колесам. Выявленный неконтакт усгранили.

В тени лунного корабля астронавты установили на Луне ультрафиолетовый спектрограф , направив его вначале на туманность в созвездии Лебедя, а, примерно, через час навели его на Землю для съемки водородной геокороны в ультрафиолетовых лучах.

 Затем они спустили с лунного корабля луноход и смонтировали его в рабочее положение. При проверке лунохода была обнаружена неисправность в одном из аккумуляторов и в системе рулевого управления задних колес.

В 119:48 началась TV-передача с Луны с использованием камеры ровера.

В 120:13 установили флаг США, Дьюк составлял композицию: «Эй, Джон, это прекрасно: LM, ровер,ты. Каменная гора (Stone Mountain} и старый флаг. Пройдись здесь и отдай мне честь по-морскому».

Джон с удовольствием дважды подпрыгнул на полметра и Чарли заснял прыжки. TV-камера показала их землянам. После этого поменялись местами - Джон фотографирует Чарли.

Station 10 - ALSEP

Далее извлекли из LM комплект ALSEP № 5 и «переместились» с ним за 8 мин (120:35-120:43) на 180 м на запад от LM на площадку Station 10.

Собственно, основной комплект нес один Дьюк: на ровере стояли уже не просто «лавки», а удобные облегающие кресла-сидения, и места для приборов не было. Последние пришлось тащить по старинке - на штанге, как е миссиях А-12 и А-К. По дороге одна «упаковка» падала со штока в лыль. «Мелочевку» (бур, батарею, сверла, ручной магнитометр и пр.) Янг подвез на «железном коне».

Дьюк бурил скважины. В две из них, до 1.5 м, должны заглубляться зонды для измерения внутреннего теплового потока Луны. Третья глубиной 2.7 м - для получения колонки грунта. Бурение шло быстро (с учетом мучений А-15 бур был усовершенсгвован).

Джон расставил ALSEP (пассивный сейсмометр, стационарный магнитометр, геофоны, установку для гранат) и, используя колею LRV, отметил прямую линию от следов шин для развертывания кабелей. Астронавгу сложно идти прямо ю пересеченной местности.

TV-камера была направлена на Янга, когда он шел от центральной станции ALSEP. Геологи в ЦУПе увидели, как он зацепил ногой один из кабелей, но, прежде чем успели предупредить капкома, кабель оторвался...

Жалобный голос Янга: «Чарли...» -«Что?» - «Здесь что-то случилось,..» -«Что случилось?» - «Не знаю. Вот свободный конец кабеля...»

Дьюк остановил сверление и посмотрел в сторону Янга: «Ох.,.»

Янг перепугался: «Что это? Что за кабель?»

- Это кабель для измерения температуры. Ты его оторвал, - сказал Дьюк категорически. - Я трачу время зря.

- Как жалко. Я даже не знал...

Надо сказать, что Дьюк не был столь же «почтителен» к своему командиру, как Ирвин к Скотту. Их отношения напоминали скорее общение двух равноправных напарников, как в командах Армстронг-Олдрин или Конрад-Бин.

«Гадство!.. Пойду делать глубинный образец», - проворчал Дьюк.

Астронавт в лунном скафандре, как в коконе - он не видит собственных ног из-за блока управления СЖО и фотокамеры на груди и вынужден наклоняться вперед из-за массы PLSS. А кабели ALSEP извивались, как змеи. В каждом предыдущем прилунении команды жаловались, что кабели путаются в ногах. И вот случилось то, что было лишь вопросом времени: кабель обломился в области присоединения к пакету электроники.

Неприятная потеря (прибор стало невозможно использовать) искренне расстроила пилотов, но ЦУП постарался их успокоить: не следует забывать, что еще вчера одно мнение МакДивитта или Флетчера могло вообще отправить все оборудование LM на лунную «свалку».

Панорама Station 10 уже отличается от панорамы стоянки LM - Landing Site. Понятно, что модуль расположился в низине (виден лишь «до пояса»), а с приподнятого места долина между северными и южными горами выглядит выпуклой и слегка наклонной с севера на юг.

Кроме установки приборов, астронавты выполнили эксперимент с подрывом пиротехнических зарядов. Извлекать керн длиной 2.7 м было трудно несмотря на наличие домкрата-педали. В 3 час 50 мин общего времени EVA-1 (122:53) Янг и Дьюк были готовы к первому геологическому траверзу.

Закончив с установкой научных приборов, астронавты на луноходе направились на Запад через плато Cayley к кратерам Flag (диаметром 300 м), который был на расстоянии 1,6 км от места посадки, и Plum (30-35 м) в 1370 м от Landing Site (Station 1). На поездку по плану отводилось 2 часа.

Что представляет собой плато Cayley, место действия миссии? На мониторах ЦУПа оно не слишком отличалось от Долины Хэдли (А-15), такая же холмистая серая пустыня с кратерами, на горизонте - горы, похоже на горизонт Апеннин. Только Cayley выглядит «раскидистей» Хэдли: ее горы ниже.

Однако с первых минут Traverse 1 плато Cayley показало свой характер. Проехав 200-300 м, Янг с сарказмом высказался о рельефе: «Это не равнина».

Солнце висело низко позади них, и Янг не мог видеть никаких теней впереди - они были закрыты объектами, их же и отбрасывающими. Казалось, астронавты направлялись в местность без всякого рельефа, в сверкающую «снежную даль». Янг должен был вести кар медленно, чтобы избежать встреч с камнями и скрытыми кратерами. Но тонкий слой пыли, обилие мелких камней и неровностей делали езду неприятной тряской.

«Это движение от солнца - убийство», - слышал ЦУП слова Джона.

Кроме солнца за спиной, основной проблемой лунной навигации по-прежнему была трудность оценки размеров и расстояний и неопределенность при опознании кратеров по маршруту. Нельзя было распознать откосы и обрывы высотой даже в 10-16 футов. Однако, зная точно, где произошло прилунение, они надеялись достичь оправы кратера Flag благодаря навигационной системе ровера.

На маршруте Дьюк описывал для геологов некоторые проезжаемые валуны: они, похоже, были брекчиями. Вопрос ЦУПа: «Вы видели камни, которые точно не брекчии?» - «Нет», - ответ Дьюка. Пока астронавты не нашли того, что ждали геологи.

Брекчии -Смесь фрагментов камня и частиц почвы, спаянных вместе энергией ударного воздействия метеорита. Некоторые брекчии - «вселенные в миниатюре». Они содержат куски матричной породы («хозяина»), отдельных камней, иногда даже фрагменты предыдущей (существовавшей ранее) брекчии. Информацию, заключенную в одном таком образце, геохимик с электронным микроскопом может разгадывать 10 лет.

Station 1: Plum-Flag

Traverse 1 занял 20 мин вместо планируемых 14. По прибытию на Station 1 сняли черно-белую панораму Plum-Flag и приступили к документированному сбору образцов. Поднимали один камень за другим -все брекчии. Команда геологов ЦУПа была обескуражена: есть ли вообще шанс найти вулканические минералы?

Тем временем Янг приблизился к валуну с молотком в руке и отбил кусок. Камень был рыхлый; каждый селенолог знал, что такая структура типична для лунных камней, произошедших от ударов крупных метеоритов.

- Думаете, и это брекчия? - спросил ЦУП.

- Да, брекчия, - подтвердил Янг.

У присутствующих в комнате поддержки «заболели головы»: где вулканические камни? Геологи все глаза проглядели в мониторы, пытаясь найти хоть что-то вулканическое. Камень, сидевший на оправе Plum, заинтересовал их руководителя Билла Мюлбергера. Ему казалось, что он видел кристаллический блеск вулканического происхождения сквозь пыль.

«Вы уверены, что вам нужен камень такой величины, Хьюстон? - спросил Янг. -Он больше футбольного мяча и на четверть вкопан в грунт».

«Если я упаду в кратер, подбирая этот булыжник, Мюлбергер пропал», - с мнимым раздражением говорит Дьюк. Для того чтобы достать камень, он почти опустился на коле-, но, вкатил образец на ногу, прижал к скафандру и еле встал, чуть не потеряв равновесие.

Этот булыжник окажется самым большим камнем с Луны. Его окрестят «Большой Мюли» в честь Б.Мюлбергера. Он был так покрыт пылью, что астронавты не могли определить его породу, но Дьюк предположил, что и это брекчия. Еще астронавты обнаружили, что на отдельных участках поверхности тончайший слой пыли серого цвета подстилали белые слои грунта. В 124:03 сняли цветную панораму. На S-1 работали 41 мин (вместо 30), покинули стоянку в 124:10.

Station 2: Spook-Buster

Траверз на Station 2 к кратерам Spook (диаметром 370 м) и Buster (100 м) занял 6-9 минут. Перемещаться на восток было легче: хоть и ослепляло солнце, двигаться можно было небольшим зигзагом, ориентируясь по своей колее.

Прибыли - и Дьюк сразу подобрал несколько образцов (все брекчии). Янг работал с портативным магнитометром и снял черно-белую панораму стоянки. Дьюк, упаковав образцы, выполнил детальную съемку фотокамерой Hasselblad (объектив с фокусным расстоянием 500 мм) горного массива Stone Mountain. Джон тщательно снял внутреннюю осыпь в кратере Buster (124:34:26). В обратную дорогу на S-10 тронулись в 124:48.

Возвращение было уже спокойным. Остался последний пункт плана: киносъемка LRV в движении - гонки Gran Prix, то, что не удалось сделать А-15.

Отмечали легкость управления луноходом, несмотря на то, что задние колеса буксовали, как на снегу, а ориентироваться было по-прежнему трудно как при движении на солнце, так и от него. Иногда реально теряли ориентировку. Сейчас ехали по колее -иначе можно было просто заблудиться.

Вскоре наступившее молчание в эфире говорило о том, что астронавты угнетены срывом эксперимента с тепловыми потоками. ЦУП хотел приободрить их. Капком Тони Энгланд: «Вчера казалось, что мы не будем прилуняться, а сейчас мы сделали выборку в первой горной местности». Янг и Дьюк переживали из-за геологов: камни, поднимаемые астронавтами с поверхности, сильно отличались от того, что геологи ожидали увидеть. Но волноваться не стоило: Мюлбергер и его команда были удивлены сообщениями с Луны, но не сомневались в их правдивости.

Преодолев в течение EVA-1 в общей сложности 4.2 км, Янг и Дьюк вернулись на S-10. Здесь провели «гран при» ровера - 14 мин Янг гонял его со скоростью 12 км/час по замкнутому треугольному маршруту, делая крутые развороты, а Дьюк снимал и комментировал.

125:24 - на мониторе уже виден Янг, подающий контейнер с минералами Дьюку. Они вернулись в лунный корабль и в 23:57 UTC закрыли выходной люк. В 23:59 модуль был наддут до уровня 3.0 psi = 155 мм рт.ст.

Всего за EVA-1 (7 час 11 мин) было собрано 18.6 кг образцов. Температура во время выхода астронавтов на освещенной солнцем стороне была +46°С, а в тени -65°С. Янг жаловался, что мерзнет даже на солнце и активно работая.

Астронавты выразили удовлетворение подвижностью скафандров. По словам Дьюка, вскоре после начала работы на поверхности Луны он почти забыл о том, что одет в скафандр. Во время тренировок каждый из астронавтов провел 350 час в скафандре, чтобы привыкнуть к нему. При первом надевании в полете скафандр показался Дьюку мал, но наддутый кислородом - сидел идеально.

X