ВКД

Справка по ВКД выполненному 1 августа 1971 года

Дата: 01.08.1971

Выходящий астронавт: SCOTT David, IRWIN James 

Продолжительность: 7 час 12 мин 14 сек - от разгерметизации до наддува по уровню 3.0 psi = 155 мм рт.ст. (7 час 6 мин - от открытия до закрытия выходного люка)

Шлюз: LM Falcon (Apollo-15)

Скафандр: A7LB-315, A7LB-320

Цель: Выход на поверхность луны

Описание:

В 11:49 UTC астронавты разгерметизировали модуль, в 11:52 открыли люк.

Маршрут поездки к горе Хэдли-Дельта был сокращен, чтобы у космонавтов осталось время на бурение двух скважин для приборов и третьей - для получения керна. Первые две скважины удалось пробурить только на 1,5 м (вместо 3 м), а колонка с керном застряла, и ее извлечение отложили на третий выход.

Эксперимент по изучению тепловых потоков с помощью датчиков, заглубленных в пробуренные скважины, должен был вчера уже закончиться (две скважины, два датчика), расчетное общее время бурения ~30 минут. Но в EVA-1 Скотт за 35 минут пробурил всего одну 1.5-метровую скважину. После полета выяснится, что почти все оборудование для бурения было «дефектным» (неравномерное сечение шнеков сверлящих труб-сверл, некачественное их соединение, неподходящая оснастка и инструмент).

Эксперимент явно не задался, превысил лимит отведенного на него времени и должен был быть прекращен, но руководство полетом «хладнокровно» включило его продолжение в план EVA-2. Скотт чувствовал, что «добром это не кончится», но он был «лунным солдатом» (приказ есть приказ), хотя и не скрывал своего недовольства. «Мы шли к Луне, прежде всего, чтобы воспользоваться преимуществами ровера, и чем больше он простаивает у LM или у ALSEP, тем меньше мне это нравится». Земля, учитывая недовольство командира, поставила бурение на конец EVA-2, приплюсовав к своим бессонным часам еще несколько – для анализа проблем с оборудованием, но она тоже не знала о браке канавок шнека.

Вышли к «скучающему» «Скитальцу». Главное достоинство парковки на Луне – экономия средств на охранную сигнализацию: в ближайшие парочку миллионов лет никто ничего не стащит ни из «салона», ни из «бардачка».

Укомплектовали ровер, тронулись – и эврика! – заработало не работавшее вчера управление переднего моста! Скотт тут же восхищенно связался с Землей: «Ребята, я знаю, чем вы вчера занимались! Вы сказали парням из Маршалла, чтобы они ночью сгоняли сюда и починили ровер!» Земля была не меньше астронавтов рада и шутке, и «волшебному» восстановлению полного управления кара.

Первые 5 минут траверза Скотт испытывал управление только «первой пары», зад кара сильно заносило влево-вправо. Управление «всеми четырьмя» намного отличалось в лучшую сторону и от вчерашнего – только задними. «Хорошая машина!» – резюмировал Дейв и направил кар на «Южную группу» кратеров. С орбиты они смотрелись весьма рельефными, а в жизни это была невыразительная «каша» сглаженных оврагов, балок, ям и холмов.

Итак, ровер исполнял свой пьяный галоп через лунное море; как обычно, Скотт двигался на полной тяге, и они делали хорошее время.

Время, потраченное на дорогу, потеряно для исследования горы. Аккуратно преодолев по внутренней восточной «стене» неглубокий 250-метровый кратер, Скотт выехал на ровное поле и понесся с бодрящей скоростью 9 км/час.

– Стоп, бэби! – воскликнул Ирвин, когда они на чем-то подпрыгнули.

– Все в порядке (не боись), – заверил Дейв.

– Ве-ели-ика-ая машина, – заключил подпрыгивающий Джим, вцепившись в скачущий кар.

При огибании «Южной группы» кратеров Скотту пришлось замедлить ход, маневрируя между множеством камней. На 26-й минуте остановились на маленький привал, перекусили съедобными палочками, закрепленными в шлемах, попили, сняли панораму.

Гора Хэдли Дельта надвигалась всей своей массой, и вид ее становился все внушительней и эффектней. Заметив в ее основании небольшую пологую расселину вроде «пандуса», они направили к ней ровер. Поднялись на фланг горы: вокруг простирался однообразный склон, двигаться вдоль него было бессмысленно. На 42-й минуте траверза Скотт принял решение работать в районе между кратерами Window и Spur – Station 6. Они находились примерно на 100-метровой высоте над уровнем долины Хэдли, на 15-градусном склоне горы (в 5.7 км от LM).

Station 6 и 6а

Цель траверза: найти молодой ударный кратер – естественную, прорубленную метеоритом в насыпях «скважину», на оправе которой возможно наличие обломков «материкового ложа». Но ничего похожего не наблюдалось – все было намного более сглаженно, чем казалось по орбитальным фотографиям.

Склон оказался очень неудобным для исследования из-за крутизны и толстого слоя реголита. Астронавты скользили и испытывали трудности при передвижении из-за жесткости и высокого центра тяжести скафандров. Ничего геологически «революционного» на «Станции-6» не нашли. Взяли грабельный сбор, колонки грунта… Шел терпеливый поиск, выборка, анализ и «документирование» образцов, астронавты перебирались с холма на холм, от одного небольшого кратера к другому, увязая в пыли и тяжело дыша. Скотт слегка нервничал: время исследования потихоньку таяло.

«Ненавижу этот подъем, – сказал командир, в очередной раз вернувшись с собранными образцами к кару. – Если бы не ровер, мы никогда сюда не добрались бы». Геологический «портрет» участка был собран. Перемещение на «Станцию-6а» – ~350–400 м на запад – не обошлось без небольшого приключения.

Сначала на Земле услышали недовольное ворчание Ирвина: «Надо быть медведем, чтобы продержаться здесь», а далее слова Скотта, которые переполошили Хьюстон: «Заднее колесо оторвалось от земли…». В ЦУПе подумали, что ровер сполз по склону и с ним что-то случилось. Чуть не грянула «пожарная тревога», но все оказалось гораздо «смешнее»… Ровер действительно «поплыл» вниз, но астронавтов это не волновало: они просто держали его по очереди, пока подбирались очередные образцы.

И на «Станции-6а» – все то же «документирование» уже знакомого материала, лишь напоследок сюрприз – камень с «зеленоватым оттенком». Похоже, они покинут склон почти с «пустыми руками»? Все надежды обратились на последнюю стоянку траверза – кратер Спур (Station 7).

Station 7

Спур – 100-метровый неглубокий (20 м) кратер – аккуратная чаша величиной с футбольное поле. Широкая, горизонтальная оправа, удобная для парковки и работы, выглядела многообещающе: куда ни глянь, везде россыпи минералогических фрагментов. И буквально через 15 минут, на истечении 3-го часа поиска (общего «геологического» времени двух лунных дней) они нашли то, что искали.

Первый «анортозит» (образец №15415) не найти на стоянке у бровки Спура было невозможно. Он лежал, как подарочная брошь, на «пьедестале» четырехдюймовой брекчии, в центре чистого от других камней участка внутреннего склона кратера. Еще три маленьких зачерпнули позже граблями из слоя реголита.

Три «уже потерянных» часа в геологическом штабе ЦУПа мгновенно превратились во «всего за три часа!». «Образец Дня творения» – такое имя получил этот самый древний из найденных на Луне (А-15) камней – ждал жителей Земли 4.1 (±0.1) миллиарда лет.

Внутренний склон Спура имел еще две достопримечательности – участки почвы с зеленым оттенком и отдельно лежащий в 15 м от стоянки ровера трехметровый валун. Но после взятия «исчерпывающего образца» Земля «засуетилась», явно не желая больше отпускать астронавтов далеко от ровера. Услышав, что Дейв собирается направиться к валуну (пройти ~15 м по внутреннему склону кратера), Маленький Джо начал «исхитряться»: то берите грабли, то ищите «что поближе». Дейв саркастически ухмыльнулся; он не собирался забывать о большом камне, а Джим откровенно «срезал» уловки Алиена: «Позор!» (И это наш капком…)

Dune (Station 4)

Со Спура спускались по ровному склону в раскрывшуюся в необъятной шири долину Хэдли. Обратный путь к LM до кратера Дюна (Station 4) был желанным отдыхом после тяжелой работы на склоне.

На исследование Дюны ЦУП давал 7 минут, но Скотт растянул их на 17. Приходилось «обманывать» Землю словесными посылами: «Ну, мы идем к роверу…» (направляясь в другую сторону), «Сейчас придем…» (уворачиваясь от заторможенного ока Земли – TV ровера).

Кратер был великолепен. В какой-то мере «взгляд в него» компенсировал неудачу А-14 (не заглянули в чашу Коуна), но при общей длине оправы – больше километра – исследование ограничилось двумя небольшими участками.

Земля упрямо торопила (надеясь завершить бурение), что раздражало командира. Он не понимал, почему в первой «роверной» миссии приоритет эксперимента по геофизике был поставлен впереди геологии? Перемахнув большое дюнное поле, они увидели LM. «Дом, милый дом», – радостно воскликнул Ирвин.

Скотт настроился пробурить вторую 1.5-метровую скважину, установить датчик и этим закончить, но вдруг Земля приказала грузить из LM и трубы для 3-метровой скважины (взятие глубокой колонки грунта), которая в плане стояла «под вопросом». Бурение шло тяжело явно по вине оборудования, но Земля «уперлась» – бурить 3-метровую (когда 1.5-метровые «еле идут»!).

Расчетное время исполнения «3-метровки» – 30 минут; вот зачем их так настойчиво гнали с горы! Они отставали от общего графика на 30 минут, как раз из-за эксперимента по бурению. Дейв предполагал, что их поторапливают, чтобы отыграть эти полчаса. Но что это отставание будет еще и «умышленно» удвоено – выглядело непродуманным шагом. Скотт не стал спорить, надеясь, что повезет. Не повезло...

Обычно, если бур «тянет» в материал, то это или шнек «ухватился» внутри за что-то, или шлам уплотнился в шнеке и образовал «внутреннюю гайку». И бур просто ввинчивается в нее, как болт. Чтобы продолжить, нужно «дергать» перфоратор туда-сюда. Но это на Земле (с хорошей опорой, в удобной позе, в свободной спецодежде), а на Луне? Заставлять астронавта «рвать руки», догадываясь, что со «сверлилкой» что-то не в порядке?

Разбив пальцы в кровь, Скотт смог лишь закончить вторую 1.5-метровую скважину для теплового датчика и полностью заглубить 3.0-метровую трубу-колонку. Вынуть ее сил не было. Ирвин видел, как мучается Дейв, через каждую минуту трясет руками от боли, но планировщики так загрузили его параллельными заданиями по исследованию механики грунтов, что он ничем не мог помочь командиру.

За два лунных дня в жертву бурению уже было отдано в сумме больше часа – время, равное половине стандартного «роверного» траверза. Астронавты были предельно раздосадованы: бурение «влезет» и в EVA-3. Отставание от графика уже удвоилось, а завтра еще и возрастет… Установив флаг США, они взобрались в модуль. Люк был закрыт в 18:58. В 19:01 наддули отсек до уровня 3.0 psi = 155 мм рт.ст.

Дейв снял перчатки, и Джим увидел пальцы его рук, сплошь покрытые синяками и с кровоподтеками под ногтями…

X