ВКД

Справка по первому выходу на поверхность Луны 21 июля 1969 года

Дата: 21.07.1969

Выходящий астронавт: ARMSTRONG Neil, ALDRIN Edwin

Продолжительность: 2 час 31 мин 40 сек - от открытия до закрытия выходного люка (2 час 47 мин - от разгерметизации до наддува по уровню 3.0 psi = 155 мм рт.ст.)

Шлюз: LM Eagle (Apollo-11)

Скафандр: A7L-056, A7L-077

Цель: Выход на поверхность луны

Описание: Спустя несколько часов после посадки космонавты должны выйти из ЛО на поверхность Луны и пробыть там ~2 часа. За это время Астронавты должны выполнить следующие задания: установить на штативе камеру телевидения (до этого она используется для съемки выхода космонавтов на Луну), американский флаг и приборы комплекта EASEP (сейсмометр, отражатель лазерного излучения и ловушку ядер инертных газов, содержащихся в солнечном ветре); собрать три партии образцов лунного грунта: аварийную (собирается в первые минуты пребывания на Луне на тот случай, если возникнет необходимость немедленного старта с Луны), основную и выборочную (перед тем как взять выборочный образец, около него устанавливают гномон с цветной и масштабной шкалами и делают снимок); сфотографировать поверхность Луны с близкого расстояния, панораму Луны, расставленные приборы, а также снять на кинопленку посадку и выход космонавтов на поверхность Луны. В задачи космонавтов входили также фотографирование, киносъемка и проведение цветных телевизионных сеансов во время пребывания в ОЭ. На Луну должны быть доставлены памятные медали в честь погибших американских космонавтов Гриссома, Уайта и Гаффи, советских космонавтов Гагарина и Комарова и капсула с микрофильмированными посланиями глав 74 государств.

Т+108:54:08 (02:34 UTC). Олдрин открыл клапан и сбросил давление до 0.24 атм. Скафандры были в порядке. В Т+108:56:02 (02:36 UTC) Базз вновь открыл клапан. Индикатор давления пополз вниз. Через две минуты - 20 мм рт.ст., минутой позже - 10.

Т+109:02:45 (02:40 UTC). Олдрин потянул люк за ручку: «Посмотрим, откроется?» Дверца оставалась закрытой. Давление все еще было 5 мм. Дергать тонкую створку не хотели, боялись повредить. Наконец Базз решился и отогнул на себя один угол, нарушив уплотнение, - сработало.

Т+109:07:33 (02:45 UTC). «Люк пошел», - радировал Армстронг с явным волнением в голосе. Люк открылся, но пришлось ждать еще несколько минут, пока пойдет охлаждение скафандров.

Т+109:16:49 (02:54 UTC). Нейл опустился на колени спиной к люку и начал осторожно выдвигать наружу ноги, а потом всю свою массу в скафандре в отверстие 81x81 см. Остановился, попробовал двинуться обратно... Вроде получается!

Т+109:19:16 (02:57 UTC). Нейл на пороге - на наружной площадке у люка.

Т+109:21:18 (02:59 UTC). Он дернул за кольцо, освобождая замок забортного модульного отсека хранения оборудования MESA слева от выходного люка. «MESA пошел вниз, все в порядке». Это значит - отсек откинулся и раскрылся. Через минуту включилась черно-белая телекамера, началась трансляция выхода на Луну (первые 30 сек - почему-то вверх ногами). На большом экране ЦУПа - странное черно-белое изображение: поперек картины черного неба и яркого грунта сверху спускалась фигура Нейла и, дойдя до нижней ступени, остановилась.

MESO представлял собой откидывающийся на нижнем подвесе ящик без крышки, прижатый открытой частью к стенке посадочной ступени (ПС, угловая секция IV). Во время полета отсек был закрыт. Выйдя на поверхность, астронавт освобождал замок - и отсек MESO раскрывался.

С момента подключения скафандров к автономной СЖО и до первого шага по Луне прошел почти час. Жена Армстронга впоследствии шутила: «Он тянул время, так как еще не придумал, что же он скажет, ступив на Луну».

Первый выход землян на Луну транслировала цветная телекамера, закрепленная в кабине взлетной ступени (ВС) на кронштейне над правым иллюминатором. (позже выходящий вторым Олдрин развернул ее на точку предполагаемой установки флага). Было видно, как астронавт выбирается из люка и начинает спускаться по лестнице. Вторая черно-белая телекамера находилась в «отсеке хранения модульного оборудования» (MESO). Телекамера, выдвигаясь вместе с MESO, снимала астронавта «снизу».

Четыре стойки LM были телескопические - при жестком прилунении они стали бы короче, приближая трап к лунной поверхности. Но «Орел» приземлился мягко - и стойки не сократились; от нижней ступеньки трапа до тарельчатой опоры стойки оставалось 90 см. Поэтому Армстронг, а позже и Олдрин, спустившись по лестнице, просто спрыгивали с нее (держась руками за вертикальные планки лестницы) на тарельчатую опору передней стойки, а уж потом «шагали»...

Держась руками за поручни трапа, Нейл осторожно спустился вниз, в тень лунного модуля, и в T+109:22:48 встал обеими ногами на тарельчатую опору. Постоял несколько секунд... и прыгнул вверх: «Я только что проверил возвращение на первую ступеньку, Базз». Он говорил это, а ноги болтались перед камерой - толчок оказался слабоват.

Подтягиваясь руками, астронавт вернулся на нижнюю ступеньку. Перевел дыхание, затем уже смело прыгнул и через полторы секунды плавного соскока уверенно «прилунился» все на той же опоре. Заметил удовлетворенно: «Нужен хороший небольшой прыжок...» Поглядел вниз: «Опоры вошли в грунт всего на один-два дюйма, хотя поверхность кажется очень, очень мелкозернистой... Почти как порох». На тренировках голос Нейла был решительным и деловым, теперь же добавились нотки возбужденного любопытства.

T+109:24:13: «Я собираюсь сойти с LM». Попробовал левой ногой грунт -раз, другой... встал на Луну!

T+109:24:25: «Этот один маленький шаг для человека - гигантский прыжок для человечества».

В это время в Москве было ранее утро 21 июля. Отечественные постперестроечные «демократические» публикации об «Аполлоне-11» бездумно повторяют однажды запущенную ложь: «Только СССР и Китай не показали по телевидению выход американского астронавта на Луну». Так вот это неправда. Показали, только, разумеется, не в 05:56 утра, когда простые советские люди, направляясь в автобусах и электричках на работу, все равно не смогли бы это увидеть, а в новостях, почти каждый час и весь день...

А Нейл, держась за поручень правой рукой, повернулся лицом к камере: «Поверхность мелкозернистая, покрыта пылью... Я могу свободно подбросить ее носком... Я вижу следы моих ботинок... Передвигаться нетрудно... Двигатель никакого кратера не сделал, до грунта около 30 см...»

Лишь в T+109:25:43 он наконец «оторвался» от «маминой ручки» и начал двигаться по Луне на своих ногах.

Армстронг поднял голову насколько мог - и увидел Олдрина в окне LM. Да, в тени - но увидел! Рассеянного лунной поврехностью света было достаточно. Тот спокойно ждал, пока командир займется наконец чем-либо серьезным. «О'кей, Базз, мы готовы спустить камеру?»

Все инструменты для работы на Луне должны вообще-то находиться в отсеке MESA в наружной секции ПС. Но в первом выходе на Луну 70-мм фотокамеру и тефлоновые пакеты для первых образцов грунта везли в кабине (вдруг MESA не откроется!). Армстронг натянул «конвейер» LEC, и Базз отпустил сумку с фотоаппаратом. Нейл принял ее, вынул камеру, закрепил на груди и отошел на полтора-два метра, чтобы снять панораму (№1) места посадки.

Конвейер LEC (Lunar Equipment Conveyor) - это кольцевой капроновый ремень, закрепленный за скобу внутри LM. Верхняя лента служит направляющей; по ней скользит на карабинах сумка, подтягиваемая за нижнюю ленту. Альпинисты на Земле с помощью подобного устройства переправляют себя и грузы через преграды.

Далее по плану шел сбор небольшого количества лунного грунта - «аварийного образца» на случай срочного старта с Луны. Нейл вытащил из кармана и собрал «черпак» (сачок с ручкой) и стал неуклюже «царапать» лунную поверхность. Зачерпнув горсть пыли и несколько мелких камешков, он снял сачок, переложил его в тефлоновый пакет и убрал в правый карман. Потыкал ручкой грунт (экий он неподатливый!) и бросил вперед и вверх кольцо сачка. Ох и долго же оно летело...

Пришла пора появиться на Луне и пилоту «Орла»; Нейл следил, как Базз протискивается в люк. С полдороги пилот вдруг двинулся назад: «Я прикрою люк немного... Главное, чтобы он не захлопнулся». Люк можно было открыть и снаружи, но шутка Нейлу понравилась.

В Т+109:42:50 Базз спрыгнул на опору стойки. Способность описывать увиденное на мгновение покинула его. Он видел беспорядок, и все же бросалась в глаза некая «точность», как он скажет позже, «точность камня и пыли». Олдрин только и смог произнести: «Красивый вид!» Армстронг согласился: «Не слабо, правда! Великолепный вид». Услышав это, Олдрин вдруг нашел точные слова. С тихим удивлением в голосе он сказал: «Великолепное запустение!»

Командир и пилот наконец-то стояли друг напротив друга. Никаких «киношных» объятий - ведь у Нейла на груди фотоаппарат. Вместо этого была невероятно милая сцена: две сутулые большие белые «гориллы» несколько секунд «приветственно» подпрыгивали, стоя друг напротив друга. Затем Олдрин внимательно осмотрел равнину Моря Спокойствия. Поверхность мягко изгибалась - Базз видел, что «Орел» и они с Армстронгом действительно стоят на сфере.

Они осмотрели модуль, распаковали MESA, сняли крышку со знаменитой таблички («Мы пришли с миром от имени всего человечества»), сфотографировались. Нейл установил в 17 м на северо-запад телекамеру, а Базз вытащил и в Т+110:03 поставил ловушку солнечного ветра SWC (полотнище 140x30 см из алюминиевой фольги, подвешенное на вбитую в грунт штангу).

Т+110:04. Нейл подошел к Баззу, они «пошептались» о чем-то, по-медвежьи потрусили «к дому» и три минуты там копались. Бодро отошли от «Орла» с длинным предметом в руках, и через несколько минут звездно-полосатый флаг стоял возле лунного модуля. Олдрин смотрел на знамя и чувствовал, что его «распирает от гордости за Отечество», думал о тысячах людей, которые сделали все, чтобы доставить их на Луну, и миллионах тех, кто наблюдает за ними в этот момент.

Кто-то на Земле однажды спросил сына Коллинза, Майкла-младшего: «Ты знаешь, что твой папа войдет в историю?» Мальчишка, не задумываясь,  ответил: «Да». Затем, смутившись, спросил: «А что такое "история"?» 20 июля, когда Нейл и Базз ставили флаг, Майкл-старший, следя в «Колумбии» за их переговорами, восторженно произнес: «Это - история!» Вот такое получилось наглядное объяснение сыну - прямо с лунной орбиты.

В Штатах был жаркий июльский вечер, но в универмагах и кафе стояла непривычная тишина - все смотрели на телеэкраны. Все застыли на своем месте, кроме двух фигур, которые прыгали и скакали, как ожившие снеговики, на фоне «Орла». Картина казалась призрачной, как будто была потеряна часть ее естества. Изображение с Луны было окном в казавшуюся несбыточной мечту...

Следующие три минуты Армстронг занимался подготовкой оборудования и инструмента, а Олдрин не без удовольствия исполнял «танцы на Луне» - носился между «Орлом» и камерой, перепробовав, наверное, все возможные способы передвижения - от широкого шага до скачков кенгуру.

Т+110:16. ЦУП: «Нейл и Базз, президент Соединенных Штатов сейчас в своем офисе и хотел бы сказать вам несколько слов». Армстронг ответил формально: «Посчитаем за честь». Олдрин внезапно почувствовал мощные удары сердца - он этого не ожидал.

Астронавты встали перед TV-камерой и услышали голос Ричарда Никсона: «Хеллоу, Нейл, Базз, я говорю с вами по телефону из Овального кабинета в Белом доме, и это самый исторический телефонный звонок... В этот бесценный момент в истории человечества все люди на Земле едины в своей гордости за то, что вы сделали, и едины в молитвах за ваше благополучное возвращение на Землю».

Голос Армстронга показался некоторым растроганным, как будто он чуть не плакал: «Спасибо, мистер президент. Это большая честь и привилегия для нас быть здесь, представляя не только Соединенные Штаты, но и людей всех национальностей...»

«До встречи на "Хорнете"», - попрощался Никсон. «Жду этого с большим нетерпением, сэр», - единственное, что сказал Олдрин. Астронавты по-военному отдали честь президенту.

И если бы Армстронг и Олдрин в этот момент поднялись назад в «Орел» и взлетели на встречу с Коллинзом, их миссия была бы выполнена. Флаг установлен, образцы грунта взяты, выход из LM доказал, что будущие команды смогут работать на Луне. С этого момента все, что они делали, для скептиков было «кремом на торте». Люди уходили от телевизоров, возвращаясь к повседневным делам.

Т+110:23. Нейл вытащил из MESA специальный грунтозаборный ковш, чтобы собрать «весовой» комплект образцов грунта. Мешок для него был на столике у MESA, в тени, и поэтому Армстронг долго ходил взад-вперед: на свет - зачерпнуть грунт, обратно - чтобы свалить его в мешок.

Олдрин оставил командира одного, а сам взял фотокамеру и снял отпечатки своих лунных ботинок. Затем он отошел шагов на 20 в сторону и снял панораму №2. На один из ее кадров попал работающий возле модуля Армстронг - увы, со спины. Лучшего изображения первый человек на Луне не удостоился...

Т+110:36. Олдрин возвратился к LM. Нейл работал у MESA, герметизируя «весовой» образец. Базз сфотографировал детали конструкции LM, описал их состояние и отдал камеру Армстронгу -и тот сделал снимок Олдрина, обошедший все газеты мира. Затем камера вновь перешла к Баззу, и он снял панораму (№3) из точки к северу от LM. Нейл последовал за ним, фотографируя грунт стереокамерой.

Т+110:48. Астронавты начали совместный обход LM, сфотографировали элементы посадочного устройства, сопло ЖРД, «затылок» ВС в профиль. Подняв объектив камеры почти вертикально, они «поймали» в кадр маленькую голубую полусферу в бескрайнем черном небе Луны - родную планету Земля.

Т+110:53. Олдрин открыл грузовую секцию LM и извлек оттуда два ящика с приборами - сейсмометром и лазерным отражателем. Не мешкая, он ухватил в каждую руку по прибору и понес их на юг от LM в поиске более или менее ровного места; Нейл следовал за ним с камерой. В 23 м от LM Базз оставил отражатель Нейлу, а сам прошел еще 4 м и начал раскладывать сейсмометр.

Установленный уголковый отражатель

Т+111:11. Олдрин возвратился к LM забивать молотком два керна-грунтозаборника, а Армстронг в одиночку сделал марш-бросок на восток к 33-метровому кратеру - тому самому, над которым прошел перед самой посадкой. Это была импровизация: Нейл вдруг взял и, ничего не говоря ЦУПу, неуклюже попрыгал в сторону. И прежде чем в Хьюстоне открыли рты, чтобы спросить, а куда это наш Нейл? - Армстронг был уже у кратера и снимал панораму №4. На все ушло три минуты: добежать, снять, вернуться.

Олдрин на Луне выполнял работу «более черновую»: такелажную, шлямбурную; Армстронг - скорее «наблюдательно-поисковую»: фотопанорамы, отбор образцов. Об этом свидетельствовал показатель «средней степени теплообмена в скафандрах»: 279 - у Базза и 194 - у Нила.

Т+111:25. Сбор образцов завершен; не все успели сделать, но времени больше нет. Базз поднялся по трапу в LM и принял у Нейла два контейнера с образцами (всего 21.55 кг), отснятые на поверхности фотокассеты и свернутую ловушку солнечного ветра.

Олдрин совсем забыл, что они должны были оставить на поверхности памятные вещи: эмблему «Аполлона-1», советские медали памяти Комарова и Гагарина, диск с посланиями земных президентов и премьеров и оливковую ветвь. Пришлось просто кинуть пакетик из люка...

Т+111:38. Пора было возвращаться и Армстронгу. Около минуты Нейл задумчиво стоял у трапа, прощаясь с Луной. Потом тщательно, по-земному вытер ноги о тарельчатую опору, словно о коврик, и, резко оттолкнувшись, взлетел на первую ступеньку трапа. Забраться обратно оказалось большей проблемой, чем выбраться...

T+111:39:13. Люк закрыт! Олдрин ходил по поверхности Луны 1 час 46 минуты, а Армстронг - 2 часа 13 минут.

Через 2,5 часа после возвращения в ЛМ (07:40 UTC) астронавты опять разгерметизировали модуль в 07:40 UTC они открыли люк и выбросили ненужные более предметы, в  07:47 люк вновь закрыт  а в 07:50 модуль наддут до уровня 3.0 psi = 155 мм рт.ст. Эта операция была запланирована заранее и не считается выходом.

X